30 ноября вторник

Год заключения и миллион рублей за сбитого пешехода – справедливо или нет?

ВАЗ-2110 бодро ехал по левому ряду, когда двигавшаяся по параллельной полосе Toyota затормозила перед пешеходным переходом. Возможно, молодого водителя «десятки» (назовем его Леонид) сбило с толку, что Toyota ехала вдоль правого края трехполосной дороги и

Поделиться

Редакционный материал
Имена, фамилии и марки автомобилей изменены

" src=

" src=

Поделиться

ВАЗ–2110 бодро ехал по левому ряду, когда двигавшаяся по параллельной полосе Toyota затормозила перед пешеходным переходом. Возможно, молодого водителя «десятки» (назовем его Леонид) сбило с толку, что Toyota ехала вдоль правого края трехполосной дороги и, казалось, просто паркуется.

Однако Toyota остановилась, чтобы пропустить пешехода Николая Мирошниченко. Не спешите уничтожать Леонида критикой – вспомните, сколько раз вы сами «зевали» подобные моменты, просто в вашем случае пешеходы были осторожнее.

Удар на скорости 10 км/час способен нанести человеку травмы, из-за которых он окажется в стационаре на три месяца. Представьте, насколько опасна для пешехода законная, в общем-то, скорость  60 км/час, с которой, по словам очевидцев, двигалась «десятка».

Все произошло нереально быстро: машина налетела на пешехода правой частью, он разбил головой лобовое стекло и отлетел в сторону, «десятка» остановилась, прижимаясь к правому краю дороги. Список травм Мирошниченко довольно обширен: ушиб мозга тяжелой степени тяжести, закрытый перелом обеих костей левой голени, открытый – обеих костей правой голени (из приговора)... Это произошло около года назад на одной из челябинских улиц на глазах у нескольких очевидцев, так что вину Леонида доказать было несложно.

Мирошниченко выжил, проведя несколько месяцев в больнице, а его травмы квалифицированы как тяжкий вред здоровью.

Суд состоялся через 9 месяцев после происшествия. «Конечно, мы очень переживали за здоровье Николая Мирошниченко, – сообщает Иван Федорович, родственник Леонида. – Мы помогали ему с лекарствами, четыре раза предлагали мировое соглашение и 100 тысяч в счет компенсации морального ущерба. Однако бывшая жена Мирошниченко, госпожа Кислицина, которая представляла его интересы, сказала, что все равно доведет дело до суда и потребует самого сурового наказания».

Мирошниченко был выписан из больницы с заключением «Состояние удовлетворительное». Леонид и его родственники надеялись, что дело закончится условным приговором.

На суд Мирошниченко не явился, и его интересы представляла госпожа Кислицина. Суд выслушал свидетелей, в числе которых были водитель и пассажиры автомобиля Toyota, продавщица магазина, расположенного неподалеку от места ДТП, водитель, привлеченный сотрудниками ГИБДД для осмотра места происшествия, а также различные эксперты. Их показания и оценки ситуации совпадали, так что оснований сомневаться в виновности Леонида не было.

Сторона подсудимого, правда, указывает на многие принципиальные несоответствия в деле. Не берем на себя ответственность судить об их истинности, однако приведем самое важное возражение: по словам обвиняемой стороны, ДТП произошло не на пешеходном переходе, а между двумя переходами. Почему суд не принял этого во внимание? «Схема ДТП была исключена из материалов дела, и против сотрудника ГИБДД, который ее якобы потерял, возбуждено уголовное дело», – говорит Иван Федорович. Собственно говоря, и в приговоре суда содержится показание свидетеля, осматривавшего место ДТП, следующего содержания: «Инспектор ГИБДД сказал, что данным автомобилем был произведен наезд на пешехода и попросил подписать чистые бланки протокола осмотра места происшествия и схемы, пообещав, что впоследствии сам их заполнит». А как же свидетели? «Сразу после происшествия они указывали одно место столкновения, но на суде говорили, что все произошло на пешеходном переходе», – говорит Иван Федорович.

Мы не стараемся оправдать Леонида: в конце концов, факт наезда имел место, а сведений о том, что потерпевший вел себя неадекватно и кинулся под колеса автомобиля, нет. Важно другое: какое наказание было бы справедливым?

Госпожа Кислицына представила суду справку из больницы, находящейся в соседней области, о том, что ее муж проходил курс лечения в связи с переломами ног и нуждается в усиленном питании. Устно она сообщила, что потерпевший потерял память, не встает на ноги и не может себя обслуживать. Удивительно, что это достаточно важное обстоятельство не было подтверждено документально или мнениями экспертов.

Госпожа Кислицина потребовала следующего наказания: два года лишения свободы (максимальный срок по статье 264, ч.1), возмещения материального ущерба в размере 30 915 рублей и морального ущерба в 1 миллион рублей, а также взыскания с подсудимого остатка по кредитному договору Мирошниченко – три тысячи рублей ежемесячно. Последнее требование суд не удовлетворил, и снизил срок заключения до 1 года. По остальным пунктам он согласился с гражданкой Кислициной.

Отметим, что моральная компенсация в данном случае причитается не потерпевшему, а самой госпоже Кислициной.

Сколько стоят переживания?

" src=

" src=

Поделиться

Можно понять состояние человека после наезда на него автомобиля и чувства его родственников. Желание поквитаться с обидчиком вполне естественно, оно заложено в нас самой природой. Если нас раздражает водитель, неудачно вставший на пешеходном переходе, сколько гнева мы выплеснем на виновника ДТП?

Не будем строить домыслов о юридической чистоте судебного процесса – мы не знаем всех подробностей этого разбирательства. Насколько можно судить, Леонид был виновен и должен понести наказание.

Однако наказание не должно определяться исключительно эмоциональными аспектами дела. Зависимость между строгостью наказания и его воспитательным действием вряд ли линейна, и, назначив в 10 раз больший штраф, мы не заставим человека в 10 раз больше уважать закон. И тем более наказание не должно лишать виновного шанса на дальнейшую жизнь: в конце концов, годичное заключение – это очень серьезный урок.

Более всего в этом деле озадачивает размер компенсации морального ущерба. Миллион рублей – это сумма, которую служащий с зарплатой в 15 тысяч рублей насобирает только через пять с лишним лет, отдавая потерпевшему все доходы. В нашем случае речь идет о студенте, которому к тому же предписано провести год в местах лишения свободы. Мы не пытаемся свести дело к меркантильным вычислениям, но чтобы расплатиться по счетам, Леонид и его родственники много лет проведут на грани нищеты.

Определение морального ущерба – тонкая материя. Равны ли три метра ситца одному килограмму яблок? Стоят ли переживания за травмированного супруга миллион рублей? А может быть, три миллиона? Рублей? Или долларов? Как сравнить несравнимое?

Размер материального ущерба вычислен с точностью до рубля на основании предоставленных истцом чеков. Сумма морального ущерба определена субъективно, поэтому она круглая. Заметим, что компенсацию морального ущерба не стоит путать с возмещением расходов на лечение, восстановление внешности или поврежденного имущества. Компенсация морального ущерба призвана облегчить душевные страдания потерпевшего, но не его материальные лишения.

«В существующей судебной практике размер моральной компенсации определяется самим истцом, который оценивает, какие моральные страдания он понес и какого рода сумма его удовлетворит, – объясняет директор юридической фирмы «Лекс» Евгений Коротовский. – Истцу необходимо убедить суд, что сумма адекватна. Никакой четкой схемы или формулы для расчета морального ущерба нет. В принципе, истец может попросить хоть миллиард, другое дело, что суд сочтет такие требования неадекватными».

В данном случае суд согласился с запрошенной суммой, «...в связи с перенесенными ею (Кислициной) нравственными переживаниями по поводу тяжкого вреда здоровью ее мужа и безнадежного состояния его здоровья в настоящее время...»

«Единственным более-менее системным способом определения суммы морального вреда является судебная практика. Насколько мне известно, на настоящий момент суммы морального ущерба, измеряемые миллионами рублей, в судебной практике России встречались лишь несколько раз, в основном в связи с тяжкими преступлениями, – говорит Евгений Коротовский. – В другом случае четыре миллиона государство заплатило человеку, который отсидел четыре года в тюрьме, будучи невиновным. В случае с ДТП, где причинен вред здоровью, столь большие суммы мне не встречались. Обычно они составляют 30–50 тысяч рублей. Если есть погибшие – до 100 тысяч рублей».

«Мы ознакомились с судебной практикой, – говорит Иван Федорович. – Поэтому предлагали сумму в сто тысяч рублей, как гарантированно большую той, что обычно присуждают в таких случаях».

Фактически определяющим фактором в решение о размере моральной компенсации является степень сочувствия судьи положению истца. Как сказал нам один анонимный комментатор, «... в практике судов бывают разные ляпсусы на эту тему. К примеру, престарелым родителям, потерявшим единственного сына в результате преступления, была присуждена компенсация (на двоих!), которая выражалась суммой, в два с половиной раза меньше компенсации для летчика, фотографии которого разместили на полосе газеты против его желания».

Разумеется, подобная практика оставляет простор для злоупотреблений. Поскольку точного денежного эквивалента человеческим страданиям нет, как нет возможности убедиться в их искренности, обвиняющая сторона всегда может запросить необоснованную сумму, пустив ее часть на благодарность тем, кто способствовал нужному решению. Мы ни в коей мере не утверждаем, что подобное имело место в данном случае, однако схема вполне жизнеспособна. Чтобы не было подозрений, истец должен предоставить убедительные доказательства своих страданий (хотя это звучит пошло), например, привлекая к анализу ситуации профессиональных психологов и других специалистов или очевидцев состояния.

«Сейчас задача ответчика – с пеной у рта обращать внимание суда на очень немаловажный факт: значительность и несопоставимость (до абсурдности) суммы для ответчика, – говорит наш анонимный комментатор. – Ведь интересы сторон должны одинаково учитываться судом.... Никто не спорит о беде, ставшей поводом для разбирательства, но ведь объем наказаний, выраженный в денежной форме, обрекает жертву обстоятельств к нищенскому существованию на всю жизнь, тем самым зло, как теннисный мячик, скачет от одной стороны к другой, а задача суда – его ликвидировать, а не инициировать «подскоки». В данном случае истцом выступает лицо, как бы там ни было, но все же косвенно затронутое бедой. Следовательно, просто необходимо учитывать интересы и других зависящих от решения суда лиц. Чем, например, провинились дети ответчика, которые будут лишены части денежных средств?»

Для чего мы рассказали вам эту печальную историю? Во-первых, чтобы узнать ваше мнение: будь вы судьей, какое наказание вы бы сочли справедливым? А во-вторых...

Песочные слова «уважайте друг друга на дороге» редко воспринимаются осмысленно. Разве это большой грех, проехать по двору быстрее разрешенного? Или посигналить медленному пешеходу? Или объехать пробку по встречной, когда сильно опаздываешь? Все это детские шалости.

Только грань между мелкими проказами и большой трагедией едва заметна. В ситуацию, подобную описанной, легко попасть по пустяковой неосторожности, куда сложнее – выпутаться из нее. Не лучше ли оставлять запас на ошибку как для себя, так и других участников движения?

Благодарим участников Forum.advocat-ac.ru за помощь в подготовке материала

Фото: Фото с сайта Petronews.ru

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Челябинске? Подпишись на нашу почтовую рассылку