Авто

Глава автопрома ответил на неудобные вопросы форумистов

Алексей Рахманов – глава Департамента автомобильной промышленности Минпромторга, а если проще – чиновник, который отвечает за развитие отечественного автопрома. С его ведома вводятся пошлины, запрещается правый руль и разрабатываются...

" width=

Алексей Рахманов – глава Департамента автомобильной промышленности Минпромторга, а если проще – чиновник, который отвечает за развитие отечественного автопрома. С его ведома вводятся пошлины, запрещается правый руль и разрабатываются схемы льготного кредитования. Он не принимает решения единолично, но он – крайний.

Активисты объединения «Свобода выбора» организовали онлайн-конференцию с Алексеем Рахмановым на сайте 19may.ru. Конференция получилась весьма острой, и глава департамента не только ответил на многие вопросы, но и сделал это, как нам показалось, в достаточно фривольной манере. А часть ответов и вовсе вызвало недоумение – да неужели?

Например, на вопрос о подорожании отечественных машин «под шумок» с иностранными Алексей Львович заявил: «Обратите внимание, по каким ставкам предлагаются российские автомобили в кредит. Зачастую 0%. Что это значит? Это значит, что автопроизводитель платит за клиента 40-50 тысяч рублей процентов по кредиту. Иными словами, дает скидку. В этом смысле повышения цен для конечного потребителя не было».

Но, на наш взгляд, не совсем справедливо уравновешивать повышение розничной цены сниженной процентной ставкой: в этом случае выгоду получает скорее банк, чем потребитель. Тем более иномарочники предлагают «нулевые» кредиты давно, так что аргументация, прямо скажем, слабая.

А еще такой перл: «Спорткары запрещены во всем мире для эксплуатации по дорогам общего пользования». Интересно, можно ли считать Porsche 911 GT3 спорткаром? Можно – с минимальными переделками он участвует в серьезных гонках. Но при этом ни в одной из цивилизованных стран не запрещен, и даже в России получил одобрение типа.

«Свобода выбора» – межрегиональное общественное объединение автомобилистов, ставящее целью помощь водителям в решении спорных вопросов – как частных (общение с ГИБДД), так и более глобальных. В частности, активисты движения неоднократно выступали против попыток запретить «правый руль», организуя митинги и пробеги. «Раньше основной формой общения с властями для нас были акции протеста, но последнее время чиновники стали соглашаться на диалог, и появилось больше конструктива», – говорит председатель Координационного совета Челябинского областного отделения МООА «Свобода Выбора» Алексей Бруй.

Алексею Рахманову по статусу положено любить нашемарки, поэтому не удивляет следующая событийная цепочка: «Не скажу, что сильно надежным был мой предсерийный «Патриот», на котором я ездил два года (60 000 км) по Москве. Но любой ремонт – за один день и в пределах 100 долларов. Не забуду, как «догнал» однажды на льду «Рено» на светофоре. Удар не почувствовал – все приняла на себя рама. А дальше еще забавнее – посчитали стоимость моего ремонта: замена фары (3200 руб) и решетки радиатора (400 руб). Бампер поцарапался, но форму не потерял. Решил не красить. Итого ремонт – меньше 200 долларов. За ремонт «Рено» заплатила страховая – сумму немаленькую». Развивая тему, можно предположить, что БТР переиграл бы «Рено» с еще большим счетом.

Импортные машины пока не завоевали расположения Алексея Рахманова: «На «Фокусе» у жены через три года сразу после окончания гарантии упал мотор – срезало шпильки опоры. Потом развалились контакты обогрева лобового стекла и дворники. До этого тоже ломалась: сигнал, амортизатор, генератор, блок управления двигателем глючил.... Все быстро устраняли. Жалоб нет».

Равно как не вызывают восторга Алексея Львовича и подержанные авто, даже из-за границы. На вопрос, доводилось ли ему ездить на японском автомобиле, господин Рахманов ответил: «В Тойоте Краун Марк 2 я сидел и ездил еще в 1992 году – в посольстве Японии в Москве других машин не было. Да и в Японии поездил. Все оценил. Все понимаю и не говорю, что японцы хуже нашемарок. Я ведь только об одном. Кто сказал, что сосуд с газом сохраняет свою работоспособность в течение 7 лет? Или пиропатрон одинаково эффективен за пределами нормативных сроков эксплуатации? Это я про подушки и преднатяжители. Я не знаю. Никто не тестировал, и производитель заверений не дает. А дальше – рулетка с вероятность не более 50%».

Разумеется, один из самых болезненных вопросов касался нового технического регламента, который в будущем году запретит ввоз в Россию праворуких машин. «На самом деле [...] «правые» фары давным давно персона нон-грата. [...] Слепить встречный транспорт как минимум невежливо, а не заметить знак или пешехода на обочине – преступно. Особенно ночью на наших темных дорогах. Особенно осенью, особенно в дождь. Особенно если пешеход при этом одет в темную одежду. В этой связи необходимость коррекции головного света для соответствия «правостороннему движению» в России предлагаю просто далее не обсуждать».

Далее идут аргументы против правого руля как такового: «Давайте зададим себе два вопроса. Почему в ПДД запрещен обгон справа? И если те, кто ездит с левым рулем, нарушая правила, обгоняют справа, то как часто они просят своих попутчиков: «А чего там справа, чисто?» И если для левого руля это наглость или исключение, то для правого руля – проблема каждой секунды. Ну, просто по физике. И не вижу здесь предмета спора. Не дай бог на какой-нибудь «Кальдине» оказаться в повороте на «двуколейке» за здоровой фурой, когда вы торопитесь. Даже по физике обзорность заточена под другие условия эксплуатации».

Свою позицию глава департамента подкрепляет статистическими данными, отсутствие которых возмущало защитников правого руля: «2006 год – 9,8% ДТП с участием праворульных машин, 2008 год – 10,7%. Задумайтесь, на 10 000 праворуких машин аварийность с жертвами выше в два (!) раза по сравнению с леворукими: 101,5 и 57 ДТП соответственно. О чем еще спорить? Цена вопроса: 3200 погибших и 30 545 раненых в год. То есть за каждое рабочее место импортеров праворучек за 10 лет мы заплатили одной человеческой жизнью. Многовато».

«Если Россия начнет жить по правилам, то эксплуатировать подержанные машины будет невыгодно... А если жить «как всегда», то это другой экономический расчет, по которому конкурировать с любыми новыми автомобилями нереально [...] Новая Тата Нано за 2600 долларов, в которой из защиты только крыша над головой и двери. Что можно купить за эти деньги в Японии? Много неновой машины. Лучше? Лучше и больше. Если следовать этой логике, то нового ничего не нужно производить – это всегда будет неконкурентно!!! Мне все-таки ближе другая концепция. Конкуренция между новыми машинами не должна смешиваться с конкуренцией с подержанными в существующей системе налогообложения и страхования», – говорит господин Рахманов.

В целом тезисы главы Департамента сводятся к следующему: новый автомобиль лучше подержанного, отечественный авто обязан быть выгоднее импортируемого. А если в реальности это не так, нужно создать условия, чтобы уравнять желаемое и действительное.

Оговоримся, что сам Алексей Львович назвал свои ответы лишь «первым приближением» – видимо, скоро последуют более выдержанные комментарии, поэтому не будем чересчур критичными. С полным текстом онлайн-конференции вы можете познакомиться здесь.

Более взвешенное, но все равно интересное интервью с Алексеем Рахмановым вы найдете в издании «Авторевю».

Фото: Фото Павел СМЕРТИН, газета «Коммерсантъ»
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления