Бизнес Алевтина Юдаева, директор группы компаний «Азия»: «Бизнес − это такая игра, в которой нет мужчин или женщин»

Алевтина Юдаева, директор группы компаний «Азия»: «Бизнес − это такая игра, в которой нет мужчин или женщин»

" src=

Cчитать директора группы компаний «Азия» Алевтину Юдаеву человеком незаурядным можно, по меньшей мере, по двум основаниям. Начнем с того, что она сама говорит о себе, как о нестандартной личности. Так, к примеру, выглядит заполненная Алевтиной Юдаевой анкета на форуме «Поколение 74» сайта 74.ru: «В жизни и в бизнесе я очень энергичный, гиперактивный человек. Привыкла всегда ставить конкретные цели и добиваться их. Не признаю рутину, так как считаю, что в любом начинании должно быть место творческой мысли. Поэтому всегда так нравится давать жизнь нестандартным, инновационным проектам, которые удивляют и меняют привычные представления окружающих об обыденных вещах».

В свою очередь, рискнем предположить, что женщина в образе успешного предпринимателя до сих пор остается для нашего общества явлением, выходящим за рамки общепринятых традиций.

Наш разговор с Алевтиной Юдаевой состоялся в ее рабочем кабинете. Его обстановка показалась журналисту Chel.ru явным и недвусмысленным опровержением офисных традиций: темная мебель натуральных тонов, много цветов и отдельно − плодоносящее карликовое мандариновое дерево на столике для посетителей, панно с Буддой на стене и этажерка за креслом хозяйки кабинета, заполненная семейными фотографиями и множеством странных предметов с явным восточным колоритом.

«На чужое не претендую, но и своего не уступлю!»

− Мне рассказывали о вас, как о жестком руководителе. Но ваш кабинет позволяет предположить, что работающий в нем человек − натура достаточно эмоциональная. Уж точно не из тех, что в бизнесе идут напролом.

− Я жесткий руководитель. Целеустремленный человек. Ну а то, что кабинет производит на вас такое впечатление − это хорошо. Я уже взрослая. Могу позволить себе обустраивать жизнь вокруг себя так, как мне нравится, а не так, как это принято большинством.

− Судя по всему, некоторые из предметов обстановки есть проявление вашего увлечения Востоком?

− Это подарки. И думаю, это тот как раз случай, когда люди, выбирая подарок для другого, рисуют в своем сознании его образ. Так уж получается, что у многих я ассоциируюсь именно с Востоком.

− Во многих сферах мы предпочитаем ориентироваться на Запад. Западные традиции ведения бизнеса, западные стандарты бизнес-образования. А вы почему-то назвали свою компанию «Азия».

− А нас сложно однозначно отнести к Европе или Азии. Тут все очень тесно переплетено. Почему у нас многие западные технологии не работают? Менталитет другой. Мы − и Азия, и Европа. Поэтому-то здесь эффективно работают только индивидуальные технологии, учитывающие эту особенность.

− В одном из интервью вы сказали, что большой бизнес Алевтины Юдаевой родился из маленькой мечты об открытии собственного салона красоты.

− Да, именно так. Мысль о собственном салоне всегда была в подсознании. Но когда просчитала все экономически, поняла, что изначально надо иметь немалые средства. Решила создать фирму, которая бы позволила заработать деньги, а потом уже осуществить мечту. Так и возник торговый дом «Азия». А «Грация-поиск» появилась намного позже.

− Вот так взять и на пустом месте создать торговый дом?

− Почему на пустом месте? Я тогда уже очень успешно занималась бизнесом. У меня были свои магазины в северном Казахстане. Было сотрудничество с корейской компанией по производству одежды «Grapra», которая открыла собственный филиал в Кустанае, где я родилась и выросла. Корейцы поставляли лекала, всю фурнитуру, пуговицы. А у нас были магазины этой сети. Крутились, как могли. И когда я в середине 90-х переехала из Кустаная в Челябинск, встал вопрос о том, чем заняться на новом месте? Одной из версий стало создание салона красоты.

− Но денег на косметический бизнес не хватало?

− Не в этом дело. Салон красоты − не настолько «большой» бизнес, который мог бы меня удовлетворить. С другой стороны, уже появилось понимание того, что именно на сахаре можно заработать деньги.

В то время все в бизнесе делалось на чистой интуиции. Это сейчас можно говорить о стратегировании, позиционировании, брендинге, нейминге, произносить другие красивые слова и даже понимать их смысл. Тогда все было проще. Люди занимались всем, что могло приносить деньги и не противоречило закону.

− Можете вспомнить самый кризисный период своей предпринимательский биографии?

− Это был 2000 год. Только что закончились губернаторские выборы в Челябинской области. И власть начала нас очень сильно прессинговать в вопросах бизнеса. Впрочем, это не было для меня неожиданностью.

− Это была своего рода расплата за ваше участие в избирательной компании на стороне Михаила Гришанкова, который составил конкуренцию Петру Сумину?

− Мы, члены команды Гришанкова, сами по себе не были столь значимыми персонами, чтобы власть снизошла до того, чтобы сводить с нами счеты. Мы были участниками большой политической игры. И когда наша команда потерпела поражение, последовали наезды, попытки отобрать собственность. Внешне все выглядело вполне благопристойно, власть делала вид, будто ничего не происходит.

− Пришлось поделиться бизнесом?

− Нет. Я никогда не претендую на чужое, но и своего не уступлю никому.

− Помните, когда вы заработали свой первый миллион долларов?

− Мне кажется, это некорректный вопрос. Один вариант, когда столь крупная сумма находится в постоянном обороте. И совсем другая история, когда человек в любой момент может потратить такие деньги на себя или другого. Такой человек в моем понимании и есть миллионер. Но, наверное, я пока не отношусь к людям, которые могут, не задумываясь, выбросить такие деньги. Даже на колготки.

− Недавно было объявлено о предстоящем открытии группой компаний «Азия» четырехзвездного отеля «Holiday Inn − Челябинск» на берегу Миасса в северо-западном районе города. «Грация-поиск» вольется в новый гостиничный комплекс?

− Нет. Ничего переносить с места на место мы не собираемся. Во-первых, потому что «Грацию-поиск» на улице Цвиллинга мы планируем продать как бизнес. Во-вторых, потому что отельный проект − это уже иной уровень обслуживания. Здесь надо создавать новый уровень сервиса, а не приспосабливать существующий к высоким стандартам гостепреимства.

Да, двенадцать лет назад мне было интересно собрать вместе молодых амбициозных людей и создать с нуля сплоченный профессиональный коллектив. Сегодня хотелось бы начать работу над новым проектом с командой готовых профессионалов.

− Откуда у вас появилось желание заняться гостиничным бизнесом?

− Как бизнесмен я всегда просчитываю, что может приносить деньги. На гостиничном рынке Челябинска сегодня можно реально заработать.

− И что же представляет собой на сегодня гостиничный рынок Челябинска?

− Да ничего. Единственная гостиница, где поставлен достойный менеджмент,− это «Виктория». Остальное − самодеятельность.

Сфера услуг очень запаздывает в развитии. Причина проста − вложения в эту область окупаются через пять-шесть лет. У нас же все экономические преобразования последних лет шли по пути освоения быстроокупаемых рынков.

Да, мы отдаем себе отчет в том, сколь многое в отельном бизнесе завязано на человеческом факторе. Надо понимать, что ни один московский или иностранный специалист в области культуры гостепреимства не приедет к нам на постоянку. Но люди готовы приехать к нам на время и поделиться технологиями гостиничного дела, а развивать их на месте придется нам.

«У нас принято быть серенькими и не выделяться»

− Вы говорите о себе, как о человеке, которому нравится давать жизнь нестандартным проектам. Откуда такое, не вполне обычное для женщины, стремление к экспериментам?

− Вы знаете, успешными называют тех людей, которые всю свою жизнь разбивают стереотипы. Почему Ленину в 1917 году удалось совершить революцию? Потому что он сказал, что большинство − на самом деле меньшевики, а меньшинство в революционной среде − это и есть большевики. Он перевернул сознание людей и выиграл в той ситуации.

Мы настолько зажаты, что часто даже не пытаемся проверить на прочность некие общепризнанные истины. У нас, к примеру, как-то по умолчанию считается, что женщина в бизнесе − это нонсенс.

− А вы что об этом думаете? Наверняка в бизнесе не принято уступать женщинам место, как в общественном транспорте?

− Почему мужчины часто не любят играть с женщинами в бизнес? Потому что есть опасение, что в кризисной ситуации она заверещит: «Ой, со мной нельзя так поступать, я же женщина!». Ерунда все это! Просто есть такая игра под названием «Бизнес». И люди, которые в нее играют,− партнеры по бизнесу. И ничего больше, никаких мужчин или женщин. И любые попытки «гармонично связать» женщину и бизнес сродни человеку в лыжах на футбольном поле. И неудобно и не работает на практике.

− Вы прошли тренинг «Прорыв», который пришел к нам с Запада, наверняка знакомы со многими другими западными программами бизнес-образования. Насколько, на ваш взгляд, они совместимы с российской ментальностью?

− Вполне совместимы. Только их надо немного адаптировать для России. Культурный менталитет у нас действительно другой.

Чего западные бизнес-тренеры категорически не понимают, так это нашего желания быть серенькими и не выделяться из общей массы. Это, кстати, присуще очень многим людям в нашей стране. В том числе, успешным и состоятельным.

Написал, к примеру, журнал «Финанс», что самый богатый человек в России − Дерипаска. (Имеется ввиду опубликованный в февральском номере журнала «Финанс» ежегодный рейтинг российских миллиардеров. Ред.). Так один из самых известных бизнесменов начал извиняться, говорить, что журналисты что-то неправильно посчитали и ошиблись. А попробуйте сказать Биллу Гейтсу, что он не самый богатый человек! Засудит каждого, кто так будет утверждать.

Я вспоминаю, что тренеров «Прорыва» всегда ставила в тупик наша готовность в начале сделать общественную работу, а только потом личные дела. Любой нормальный американец ничего в ущерб себе делать не будет. Нас же воспитали в уверенности, что личный интерес − это что-то постыдное.

− Когда-то в интервью вы назвали себя «карьеристом в хорошем смысле этого слова». Почему в таком случае до сих пор не вступили в «Единую Россию»?

− Я вообще не люблю быть, как все. И своим неординарным присутствием эту партию я точно не украшу. Наверное, если когда-нибудь мне это будет нужно, я легко это сделаю. Или когда «Единой России» это нужно будет. (Смеется). А пока они, наверное, не видят во мне нужного потенциала. Тем более политикой я на настоящий момент не занимаюсь.

− А к СПС вы разве не имели отношения?

− Очень опосредованное. С Немцовым и Хакамадой за руку здоровалась.

− Вам как предпринимателю что-то хотелось бы изменить в российском законодательстве?

− Больше всего мне хочется, чтобы в нашей стране бизнесмены и политики думали, говорили и делали одно и то же.

− Вы думаете, можно принять такой закон?

− Думаю, это возможно. Когда мы поймем, что закон один для всех, независимо от того, какое место в обществе ты занимаешь.

И еще важно, чтобы люди, которые приходят в политику, мыслили масштабно. Очень плохо, когда какой-нибудь градоначальник или государственный чиновник мыслит, как бизнесмен. К сожалению, у нас в России это достаточно распространенное явление.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
«Поездка со склизкими, трущимися друг о друга телами»: москвич протестировал челябинские автобусы и высказал резкое мнение
Дмитрий Толстошеев
Мнение
«Работа учителя — это ад»: педагог — о причинах своего решения навсегда уйти из профессии
Ирина Васильева
тюменская учительница
Рекомендуем
Объявления