Все новости
Все новости

Курс может быть и 42 рубля за доллар, и 28 рублей, но и то, и другое – не катастрофа

Можно спорить о том, какими темпами и какой ценой можно было провести девальвацию, но сейчас это теоретическая дискуссия. В результате страна имеет рыночный курс национальной валюты и все еще большие золотовалютные резервы...

ds

Поделиться

Поделиться

Можно спорить о том, какими темпами и какой ценой можно было провести девальвацию, но сейчас это теоретическая дискуссия. В результате страна имеет рыночный курс национальной валюты и все еще большие золотовалютные резервы, занимающие третье место в мире по величине.

Экономика перестроилась на новые реалии. Воспрянули духом все экспортеры, улучшение ситуации также почувствовали производители товаров, участвующих в процессе импортозамещения, банки заработали на девальвации. Импортеры и потребители с большой долей импортных товаров в своей корзине, конечно, пострадали, но в конечном итоге, по сути, выиграли все.

Идет расшивка долговых проблем, этот вопрос будет решаться еще несколько лет. Однако кредитный рынок пришел в себя, и ставки снижаются в рамках рыночных механизмов. В сентябре можно было сколько угодно сетовать на то, что банки не кредитуют экономику, но когда фактически безрисковые операции overnight с лучшими контрагентами на межбанковском рынке приносят 50% годовых, ни один банкир не будет кредитовать менее выгодных и надежных заемщиков. По мере того как снижались ожидания дальнейшей девальвации, снизились и ставки на рынке межбанковского кредитования. Банки снова начинают рассматривать кредитование экономики в качестве механизма зарабатывания денег, а не некоего социального заказа от властей.

На мой взгляд, коридор колебаний курса рубля к бивалютной корзине должен быть шире объявленного сегодня (39-41 руб.), но в целом курсовую политику власти нащупали. Вторая их задача – политика, определяющая помощь должникам. Из аврального режима принятия решений осени прошлого года все уже перешли в относительно спокойный режим.

До конца текущего года я не вижу катастрофичного сценария для курса рубля. Он может составить и 42 рубля за доллар, и 28 рублей, но и то, и другое – не катастрофа. Помимо внутреннего фактора – цены на нефть – влиять на колебания курса будут новости из США и Европы. В развитых экономиках, особенно в США, идет рост денежной базы, печатание денег, которое рано или поздно должно частично компенсировать резкое сжатие кредитного рычага, ослабить дефляционное давление и залатать дыры от ипотечного кризиса.

Я считаю, что важным показателем улучшения общей ситуации станет перелом тренда на рынке жилья в США. Под наплывом новых денег дома перестанут дешеветь. На мой взгляд, этот момент наступит уже скоро. Возможно, летом-осенью нынешнего года, не исключено, что даже раньше. При этом фондовые рынки могут начать закладываться на это событие еще на стадии ожиданий. Инвесторам есть смысл следить не только за этим показателем, но и за традиционными индикаторами – инфляцией и ВВП США, одного из основных потребителей нефти, а также за уровнем безработицы.

Традиционная рекомендация для инвесторов, ориентирующихся на минимальный риск, – депозиты в рамках сумм, застрахованных государством, или вклады Сбербанка, обеспечивающего близкий уровень надежности. Однако для инвесторов, рассматривающих возможность размещения вклада в банке из середины российской сотни крупнейших в расчете на более высокую доходность и на сумму, превышающую гарантии системы страхования вкладов, – риски российского рынка акций. Промежуточной стадией могут стать облигации надежных эмитентов.

Спреды российских еврооблигаций к 10-летним казначейским облигациям США сейчас неоправданно велики. Осенью прошлого года по выпуску суверенных бумаг «Россия-30» спред достигал 1000 б. п., до кризиса – 100-120 б. п. С тех пор доходности существенно снизились, идет процесс переоценки российских рисков, но текущий уровень 650 б. п. также несправедлив.

Я рекомендую покупать «длинные» облигации «Газпрома» и других высококлассных заемщиков, уровень приемлемого риска которых инвестору стоит определить индивидуально. Помимо купонной доходности высоковероятен существенный рост котировок – на 50-60% в течение двух-трех лет. При этом сегодня выбор в пользу более длинных бумаг эмитентов первого эшелона я считаю более предпочтительным, чем игра на коротких выпусках сомнительного кредитного качества.

Рекомендация по портфелю акций осталась прежней: как и до кризиса, мы советуем около 20% портфеля размещать в бумагах второго эшелона, остальное – в «голубых фишках». Традиционная точка зрения сводится к тому, что деньги первыми придут в первый эшелон. Однако рост акций крупных компаний возможен при существенном потоке денег и ограничен глубиной их падения – «фишки» могут вырасти в 2-4 раза. Для подъема второго эшелона нужна лишь «капля» инвестиций, а потенциал роста – в 10-20 раз.

Деньги рано или поздно придут на рынок, cash есть, но его держатели сейчас «дуют на воду, обжегшись на молоке». Существенный риск – долговая нагрузка компаний, инвестору нужно пытаться понять возможности ее выживания, риск дефолта, обращая внимание на традиционные показатели EV/EBITDA, EBITDA margin, отношение чистого долга к EBITDA и срочность долга. Нужно тщательно разбираться в данных о деятельности компаний и постоянно проверять себя: верите или не верите вы в эту компанию.

Олег ЛАРИЧЕВ, управляющий директор УК «Тройка Диалог»

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter