RU74
Погода

Сейчас+23°C

Сейчас в Челябинске

Погода+23°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +22

3 м/c,

ю-в.

742мм 50%
Подробнее
3 Пробки
USD 87,04
EUR 93,30
Реклама
Бизнес Владимир Филонов, художественный руководитель студии театра «Манекен»: «Мы решили вернуть студенческому театру былую силу»

Владимир Филонов, художественный руководитель студии театра «Манекен»: «Мы решили вернуть студенческому театру былую силу»

Студия театра «Манекен» открывает новый театральный сезон 6 октября. Он будет особенным, потому что в феврале студия отмечает юбилей. 15 лет назад в Челябинске стало два «Манекена» и непосвященные довольно часто путают, кто есть кто? Здесь вы найдете ответы на многие любопытные вопросы: какую традицию восстановил Юрий Бобков, предложив Владимиру Филонову создать студию при театре «Манекен», почему ЮУрГУ смирился с двумя «Манекенами», автором какой идеи в российском масштабе стала наша знаменитая студия, к каким горизонтам погнал студийцев пожар в «намоленном» театралами подвальчике?

В «лабораторных» условиях

Каким было лето после пожара в вашем знаменитом подвальчике?

– За все последние годы – наиболее спокойным. Во-первых, все последствия пожара мы практически ликвидировали, летом только строители ЮУрГУ делали парадный вход в театр и пожарный выход...

То есть университет к вам отнесся по-отечески?

– ЮУрГУ нас поддерживает не только в делах хозяйственных, но и во всех творческих начинаниях. Фестиваль Unifest в мае прошел на деньги университета и город помогал. ЮУрГУ – основной спонсор наших поездок. Вот сейчас нам предстоит поездка на международный фестиваль любительских театров «Авангард и традиция» в Гатчину...

«Манекен» – имиджевая фишка ЮУрГУ?

– С одной стороны, мы – студенческий центр, что немаловажно для воспитательной работы, с другой, все фестивали, которые мы проводим и в которых участвуем, всегда учитываются в рейтинге. И, в третьих, это имидж, потому что во многих городах слово «Манекен» – это уже лейбл. А сколько людей разбросано по миру, которые за почти 50 лет так или иначе были причастны к «Манекену» – работали в театре или были зрителями?

Сколько университетов в России имеют театры «манекеновского» уровня?

– Из тех, что я знаю, это театр МГУ, в УрГУ старейший театр, в Кемерово – при университете, в Петербурге – при педагогическом университете имени Герцена сильный коллектив... Возможно, театры есть в каждом университете, но такие условия, как у нас, – редкость. Этот подвальчик можно назвать редкостью, здесь начинал работать Анатолий Морозов и оставил нам театр в наследство, а помощь университета позволила создать особое пространство с творческой аурой. В других студенческих театрах это чаще всего небольшая комната и сцена актового зала.

Все названные театры – старейшие. Вам приятно иметь таких конкурентов?

– Это как раз те коллективы, с которыми мы часто пересекаемся на фестивалях, к себе приглашаем. Это тот костяк, который весной прошлого года вошел в Ассоциацию студенческих театров. За счет этой ассоциации мы провели лабораторию для режиссеров студенческих театров в Лазаревском, под Сочи. Туда приехали руководители десяти театров и актеров с собой привезли – получился именно лабораторный эффект. Одно дело встречаться на фестивалях, в конкурентной среде, и совсем другое – в лабораторных условиях. Возникло некое сообщество, братство, мы узнали друг друга, что называется, изнутри. Поэтому планируем целый цикл творческих лабораторий.

Особая миссия

Каковы цели создания ассоциации?

– Цель создания ассоциации – возврат к студенческому театральному движению 70-х, тогда несколько очень сильных театральных коллективов вели за собой других. Это наш «Манекен», театры Львова, Перми, Омска... Тогда был сильный кабинет народных театров при СТД и работа была организованной, коллективы чаще друг к другу ездили. Многое из тех лет мы хорошо помним. Тогда многие драматурги стремились свои пьесы отдавать именно в молодежные театры. И многие ведущие сегодня мастера вышли из студенческого театра: Анатолий Васильев, Сергей Женовач...

Кто стал автором объединительной идеи?

– Это была идея «манекеновцев» – создать ассоциацию. Мысль витала давно, только никто не брался за реализацию. А мы вот решили вернуть некое ощущение силы студенческих театров, чтобы обрести должное внимание со стороны не только зрителя, но и общественности. Посмотрите, какое внимание оказывается КВН в университетах, на телевидении, есть пропаганда, есть помощь. А театр – наиболее глубокое образование с точки зрения воспитания человека. Я ничего против КВН не имею, там много замечательных ребят. Но не грех вернуть и к театру то отношение, которое было в 70-х. Ведь и сегодня многие коллективы очень серьезно работают. У них отношение к театру, к тому, что они делают – и профессиональное, и гражданственное. У них есть ощущение особой миссии.

На инициаторов любой идеи всегда ложится большая ответственность?

– Пока всю организационную работу на себе тащим, есть у нас такие альтруисты, потому что организация есть, а бюджета нет. Первая творческая лаборатория в финансовом плане полностью легла на режиссерские плечи, только вызовы сделали от Ассоциации любительских театров Москвы, пригласили интересных педагогов. В ноябре в Екатеринбурге будет еще такая же лаборатория. Но нас уже заметили в СТД и третья лаборатория есть в планах союза. Она пройдет в Подмосковье, на базе дома отдыха Союза театральных деятелей. Приедут режиссеры, которые вышли из любительских театров, с ними будет встреча. Как всегда, надо камень с места сдвинуть, а потом дело пойдет.

Что планирует ассоциация в Челябинске?

– На ближайшее время, в ноябре, запланирован фестиваль на базе нашего педагогического университета. Это уже третья «Арт-сессия» под эгидой нашей ассоциации, участники нынешнего фестиваля покажут детские спектакли.

Два «Манекена»

В свое время, когда прежний студенческий «Манекен» встал на профессиональный путь, была нарушена традиция – ежегодно набирать в театр новые студенческие силы?

– И вскоре Юрий Бобков ощутил, что возникла некая келейность, потому что приход молодых в «Манекен» всегда был мощным толчком... Он понял, что студия нужна, и предложил мне ее создать. Став муниципальным, «Манекен» еще некоторое время оставался и под крылом ЮУрГУ, в этом подвальчике. Но студия театра «Манекен» уже была создана, и мы три года жили вместе. Кстати, это было плодотворное время – показы молодых вызывали у «стариков» желание сделать нечто подобное, но на профессиональном уровне, возникла такая здоровая конкурентная среда. Замечательный был период.

То есть со стороны университета не было посыла создать новую студию, когда прежний «Манекен» перешел в разряд профессиональных театров?

– Там ревностная была история. Когда «Манекен» переходил в новое здание на Пушкина, тогдашний ректор ЮУрГУ Герман Платонович Вяткин сказал: «Слово «Манекен» останется здесь». И был вокруг этого небольшой конфликт, но потом все-таки решили: пусть будет два «Манекена».

Важнее, наверное, что студийность была восстановлена, традиция сохранена. Сегодня у студентов по-прежнему большой интерес к сцене?

– Число молодых людей, которые хотят заниматься театром, не уменьшается. Каждый год приходит не менее 60 человек, из которых мы выбираем самых талантливых и харизматичных. Считаю, что дурить голову человеку не стоит – он начнет думать, что у него способности, а способностей нет... Лучше уж сразу ему честно об этом сказать. Если природа у человека не актерская, но он обожает театр, мы предлагаем ему идти в техническую группу.

Во время фестивалей критики не сравнивают вас с прежним «Манекеном»?

– Это естественно, потому что мой путь изначально был связан с театром пластическим, движенческим, и отсюда у меня к этой составляющей больше внимания. И стилистика спектаклей чуть изменилась. Но при этом к нам любят «старики» «манекеновские» ходить и часто говорят, что тот дух, тот азарт прежний сохранился.

Птенцы нового гнезда

В феврале будет 15 лет, как вы возглавили студию театра «Манекен», то есть у новой студии юбилей?

– И мы посвятим этому событию фестиваль, соберем друзей своих по ассоциации: тюменский театр «Мимикрия», театр «Галерка» из Екатеринбурга, кемеровский театр... Приедут также наши студийцы, которые сегодня работают и в «Ленкоме», и в Студии театрального искусства Сергея Женовача.

Сколько уже таких птенцов вылетело из вашего гнезда?

– Наш Леша Жеребцов работает в «Ленкоме», у Сергея Женовача – трое, все они поступили к нему на курс и там их называют челябинской мафией. Еще один наш бывший студиец теперь работает в театре Дмитрия Крымова. На московском ТВ – несколько человек, в петербургских театрах – человека четыре. В общей сложности, наверное, человек 15 сегодня профессионально занимаются театром. Они приезжают иногда. Сейчас наш Кирилл Вытоптов выпускается из ГИТИСа, он уже поставил один спектакль в «Современнике» и его снова туда приглашают – это будет его дипломная работа. Кирилл – наш первый профессиональный режиссер. Здесь, в студии, он также поставил в свое время спектакль, который мы повезли на фестиваль и председатель жюри, который тогда набирал курс в ГИТИСе, пригласил Кирилла к себе. Наши ребята в Москве также создали «Ликвид-театр» и в прошлом году получили «Золотую маску» в номинации «Эксперимент». Я тоже выдвигался на «Золотую маску» как постановщик кукольного спектакля в Кургане, с Виктором Плотниковым мы делали его. В результате мы стали с ребятами конкурентами в одной номинации, но победили они. Ребята тоже приедут на юбилей и что-то привезут, покажут.

Когда откроется юбилейный фестиваль?

– Планируем провести его с 15 по 22 февраля. В рамках фестиваля мы постараемся устроить вечер воспоминаний – покажем в отрывках прежние спектакли, самые дорогие для ребят: «На дне», «Шнурок», «Клиника»... Один из дней фестиваля проведем в большом «Манекене».

Куда поедете в этом сезоне?

– Помимо Гатчины, есть приглашение в Лион (Франция), в технический университет, близкий по мощности нашему. И вот они нас приглашают на гастроли.

«Не будь пожара, и гранта бы не было»

Какие нас ждут премьеры?

– 6 октября мы открываем сезон моноспектаклем Наташи Широковой «Лбвь» – «любовь» без гласных звуков, сквозь зубы. Вариант этого спектакля мы показывали в Кемерово год назад, и там Наташа получила приз за лучшую женскую роль. Его же на фестиваль в Гатчину повезем. Вторая премьера – «Эквус» по пьесе Питера Шеффера. Это психологический триллер, новый жанр для нас. И первый спектакль, над которым мы три года работаем. Ему не повезло – когда до выпуска оставался месяц, случился пожар, который все отодвинул. Этот спектакль мы планируем повезти на фестиваль в Тюмень. А также будем восстанавливать спектакли, так как год практически не играли или играли на чужих площадках. В новой редакции теперь появится спектакль «Женщина. Сказки», а также проект, на который мы в прошлом году получили грант Прохорова. Это про главного героя «Клиники», по сути, вторая часть спектакля. Надеюсь, он станет изюминкой юбилейного фестиваля.

Трудно было грант получить?

– Это произошло настолько стихийно – не будь пожара, и гранта бы не было. Когда мы поняли, что год уйдет на ремонт помещения, мы придумали спектакль, который можно показывать на улице. В то же время я узнал, что Фонд Прохорова объявил грант для уральских и сибирских коллективов – «Новация в театре». И мы спешно начали делать бумаги, буквально в последние дни впрыгнули в борьбу за грант. Честно говоря, я не ожидал, что мы его получим. Но получили миллион рублей. В борьбе за него нам очень помог СТД Челябинской области, потому что соискателя должна поддерживать театральная общественная организация.

Откатов не просили?

– (Смеется.) Нет, никто не просил. Все альтруистами оказались. И спасибо Галине Семеновне Зайцевой, она так душевно к нам отнеслась. А сейчас мы уже от ассоциации подали заявку еще на один грант Фонда Прохорова – на проведение в Челябинске международной лаборатории современного танца. Есть такой проект на следующее лето. Если получим грант, то лаборатория состоится на базе Челябинской академии культуры и искусств, где очень хорошие хореографические залы. Почему мы за это взялись? Мы хотим рассмотреть проблему «театр и хореография» и приглашаем педагогов из Ирландии, Америки, Германии, которые работают с театром. Будут мастер-классы для хореографов и постановщиков.

А миллион, если не финансовая тайна, на что потратили?

– Только на декорации нового проекта более 250 тысяч рублей потратили. Теперь у нас есть куб, который может собираться на улице – большая конструкция-сцена. Следующим летом мы покажем спектакль прямо на улицах Челябинска и подадим его на ряд уличных европейских фестивалей. Мы создали такие конструкции, которые удобно перевозить. Часть денег ушло на приобретение аппаратуры, мы провели полную модернизацию в нашем театре. То есть миллион нам очень пригодился.

Пожар стал для вас настоящим толчком к действию?

– Как с той Москвой в двенадцатом году. (Смеется.) Конечно, это отняло много сил, но заставило пересмотреть многие вещи и это объединило ребят. У студии появились новые друзья и новое дыхание. Все это позволило изменить даже внешнее оформление нашего знаменитого подвальчика, его концепцию – сейчас он стал светлее, мы стремимся к солнечным краскам.

Фото: Видео Евгения ЕМЕЛЬДИНОВА, монтаж Сергея КАБАКОВА

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
По дороге чуть не задушила жаба: во сколько россиянам обойдется путь по платным трассам к Черному морю
Диана Храмцова
выпускающий редактор MSK1.RU
Рекомендуем
Объявления