16 октября суббота
СЕЙЧАС +7°С

Александр Шкодских, директор салона «Мир звука»: «У норвежцев нет незначимых вещей: будь то туманные фьорды или акустическая система»

Поделиться

Поделиться

Директора челябинского салона «Мир звука» Александра Шкодских в городе знают не только как заядлого меломана и человека, досконально разбирающегося в технике для воспроизведения звука, но и как путешественника. Причем каждый раз он выбирает нестандартные маршруты, совмещая полезное с приятным: то на концерт любимой группы по пути завернет, то на известной студии звукозаписи Abbey Road побывает. А недавно Александр вернулся из Норвегии, о чем рассказывает с большим увлечением.

– Александр Викторович, почему Норвегия?

– Сам я, может, никогда бы в эту страну не доехал, если бы меня не пригласила компания Alcom – российский дистрибьютор известной норвежской фирмы Electrocompaniet. Поездку эту можно назвать и рабочей, и развлекательной одновременно. Рабочей потому, что в группу приглашенных вошли не только представители Alcom, но и региональные дилеры, чьи продажи были одними из самых высоких в России. Кроме Челябинска в нашей группе оказались самарцы и питерцы. При этом Alcom не забыла и журналистов, работающих в специализированных изданиях. Все вместе мы посетили завод по производству техники Electrocompaniet, который находится в городке Тау, ознакомились с технологией ее производства и даже подискутировали на предмет стратегического развития компания. Но это была всего лишь часть поездки: большее количество времени мы проводили, знакомясь с местным колоритом и пробуя на себе национальные норвежские забавы – лазание по горам, плавание по фьордам и морскую рыбалку. Мне, например, очень понравилось в Ставангере, где мы были на экскурсии.

Поделиться

– Что вас больше всего удивило?

– Удивила старинная церковь, которая была построена еще в 12 веке. Здание до сих пор не требует ремонта! Представляете, как в старину строили! Не знаю, выдержат ли современные постройки такое испытание временем. Еще мне очень понравился музей нефти. За счет нее живет не только город, но и практически вся страна. Однако нефтяные платформы находятся далеко в море, за сто и более километров от города, поэтому в самом городе открыт музей нефти – в здании, напоминающем платформу. Понравился порт – красивый и уютный. Туда заходят и яхты, и катера, и огромные корабли наподобие Queen Mary.

Поделиться

– Давайте обо всем по порядку. Итак, цель визита – ознакомиться с деятельностью норвежской компании, увидеть своими глазами, как собирается аппаратура?

– Совершенно верно. Вообще, в этой поездке очень сложно разделить рабочие моменты и моменты развлекательные, потому что все это тесно переплеталось. А для меня, который в Норвегии ни разу не был и очень мало знал об этой стране, каждый шаг, каждая минута была наполнена впечатлениями.

– Где вам удалось побывать?

– Прилетели мы, конечно, в Осло. Сам город удалось посмотреть только на обратном пути, потому что там же, в аэропорту столицы Норвегии, мы пересели на другой самолет и полетели в Ставангер. А вот оттуда на пароме по фьордам пришлось плыть в Тау – городок, где находится завод Electrocompaniet. Конечно, меня очень впечатлили фьорды, благо было время их рассмотреть. Я раньше даже слова такого не слышал, а тут воочию увидел эту красоту – высоченные скалы, нависающие над узким извилистым заливом, достигающим в длину сорока километров.

Поделиться

– Островные города сильно отличаются от материковых?

– У каждого города есть свой дух, своя атмосфера. Ставангер, например, мне очень понравился своей красотой и ухоженностью: уютные мощеные улочки, аккуратные двух- и трехэтажные домики, отделанные разноцветным сайдингом, из-за чего весь город выглядит празднично. В Тау совсем другая атмосфера – тихая, почти деревенская. Однако именно здесь в древности обосновался король викингов. Наверное, потому, что название города происходит от норвежского taufr, что означает «колдовство». Поскольку город островной, он сильно зависим от паромов – это единственная связь с большой землей. Но именно эта отрезанность от мира и рождает спокойствие. Никто никуда не спешит, нет суеты и шума. И везде потрясающая чистота. Не только во дворах домов, но и на улицах и даже в портовых территориях. Думаю, дело тут в самой организации переработки мусора. Пластик, стекло, бумага – все принимается от населения за деньги, поэтому норвежцам самим невыгодно мусорить. Они лучше те же пластиковые бутылки отнесут в любой магазин, где есть автоматы, принимающие тару, и получат за это деньги. Поэтому люди привыкли к чистоте, поддерживают ее, а это, в свою очередь, влияет на все, что производится в данной стране. В том числе и на чистоту звука аппаратуры. Например, Electrocompaniet не относится к своей аппаратуре как к технике, они считают ее инструментом для воспроизводства звука. И сами понимаете, чтобы сделать хороший инструмент, мастер должен вложить душу.

Поделиться

– Душа чувствуется в технике Electrocompaniet?

– Конечно! Именно там я буквально всем своим существом прочувствовал философию этой компании – «Если музыка действительно что-то значит» (If music really matters). У норвежцев нет незначимых вещей: они всему уделяют большое внимание – будь то вековые деревья на соседней улице или туманные фьорды. Вот такое бережное отношение ко всему, что окружает, переносится и на работу. Они просто не могут делать дешево и сердито, им важна чистота и качество, им важно, какое впечатление вызовет у гостей или у покупателей то, что произведено в Норвегии. Именно поэтому компания Electrocompaniet не использует в производстве дешевые китайские детали и не пользуется услугами дешевой рабочей силы. Они уверены, что только человек, родившийся в этой стране и понявшей ее философию, принявший ее менталитет, сможет создавать качественные вещи – чистые и прекрасные, как норвежская природа.

– Вы это прочувствовали, ступив на землю Тау?

– Нет, после того, как побывал на заводе Electrocompaniet, входящий в состав корпорации Westcontrol, занимающейся производством техники, в том числе и для военной промышленности. При этом Electrocompaniet – тоже многопрофильная компания, активно развивающая различные сферы бизнеса вплоть до производства алкогольных напитков.

– Но в Норвегии не растут виноградники!

– Поэтому они выкупили несколько виноградников во Франции и там же, на французской территории, что называется, без отрыва от производства, изготовляют коньяк. Нам предложили продегустировать напитки разной выдержки – 9 лет, 20 и 50 лет. Особенно понравился 50-летний – совершенно потрясающий напиток! Его мы дегустировали на ферме – деревушке, выстроенной для приема гостей компании. Здесь все пропитано местным колоритом – аккуратные домики рядом со скалами, национальные костюмы, блюда, – поэтому погружаешься в него с первой минуты.

Поделиться

– А люди какое впечатление производят?

– В этой поездке я познакомился со многими интересными личностями. Во-первых, это, конечно, мои коллеги – люди, которые когда-то волей случая или сознательно пришли в этот бизнес и добились в нем определенных высот. Очень понравился мне Лев Мартиросян – директор компании Alcom, по приглашению которой я и ездил в Норвегию. Очень позитивный, открытый человек. Обо всех членах группы – будь то дилеры или журналисты – он заботился, как о родных: напоминал программу, следил, чтобы нам было комфортно. Очень поразила его забота, когда он вечером, перед поездкой на морскую рыбалку, к каждому подошел и предупредил, чтобы брали с собой теплую одежду. Во-вторых, приятно меня удивил руководитель компании Electrocompaniet Микал Дреггевик. Он произвел на меня большое впечатление – и как человек, и как бизнесмен, и как меломан. Он поразительным образом соединяет в себе совершенно полярные качества. С одной стороны, он руководитель большой компании, а значит, ему просто необходимо быть собранным, даже в каких-то ситуациях жестким, неуступчивым. Однако мы увидели совершенно обаятельного, спокойного человека, который никуда не спешит, которого не рвут на части проблемы. У него совершенно очаровательная супруга, которая сопровождает его во всех поездках на выставки, помогает проводить презентации продукции. При этом Микал еще открылся нам со стороны удивительного знатока и ценителя музыки.

Поделиться

– Как это произошло?

– При тестировании аппаратуры он ставил нам записи норвежской певицы Кари Бремнес. Конечно, мы слушали ее на аппаратуре Electrocompaniet – на последней разработке, акустической системе Nord Stone. Стоит такая система недешево – порядка сорока тысяч долларов. Но это адекватная цена за такую технику. При этом удовольствие от качества звучания умножалось на удовольствие от самого исполнения, чистого и красивого голоса Кари Бремнес. Скажу прямо, Микал умеет произвести впечатление на гостей.

– А его аппаратура, видимо, на слушателей?

– Несмотря на то, что бренд Electrocompaniet появился в 1976 году, в истории компании был период, когда она пришла в упадок, была близка к разорению. В 2006 году Микал Дреггевик выкупил бренд и по-новому организовал производство. Теперь это один из сильнейших в Европе брендов. Подобное есть, пожалуй, только в Англии. Побывав на заводе, мы своими глазами увидели производственный процесс и были немало удивлены, что никакой эмигрантской рабочей силы там нет. Только местные жители и лишь несколько человек – выходцы из Прибалтики. Завод, где трудится более ста человек, создает рабочие места фактически для всего населения Тау, а поскольку рабочая сила в Норвегии недешевая, то и продукция, которую производит Electrocompaniet, тоже относится к высокому ценовому сегменту.

Поделиться

– Но если удешевить рабочую силу, можно было бы получать больше прибыли.

– Микал Дреггевик намеренно не пошел по этому пути. Замыкание цикла производства в одном месте дает свои результаты: сегодня продукция Electrocompaniet – одна из самых востребованных в мире. Она экспортирует оборудование в более чем 50 стран мира, и Россия при этом занимает третье место после Китая и США по поставкам.

– Замкнутость цикла тоже увеличивает стоимость продукции. К тому же это не всегда выгодно экономически.

– Вы правы, организовать такое высококачественное производство только своими силами не удается: приходится закупать, например, станки, которые печатают платы, но и это, как правило, оборудование высокого уровня, японского или английского производства. Например, для сборки усилителей используются конденсаторы японской фирмы Nichicon. Однако это не мешает Electrocompaniet участвовать во всех мировых выставках и постоянно радовать новинками – медиа- и сетевыми плеерами, тюнерами, которые ловят спутниковый сигнал, оборудованием, поддерживающим современные форматы, например, Blue-Ray. Кроме того в линейке продукции по-прежнему усилители, проигрыватели компакт-дисков, акустические системы. Однако славится Electrocompaniet именно своими усилителями. Они выпускают усилители интегральные, предварительные и усилители мощности. Интегральный подключается к источнику воспроизведения звука, например, к проигрывателю компакт-дисков, и к колонкам. Предварительные же используются в сложных аудиосистемах, где кроме источника воспроизведения и усилителя используются также и усилители мощности. Чаще это два моноблока – по одному на каждый канал. Реже – один большой и стереоусилитель мощности. При том что ламповых усилителей Electrocompaniet не выпускает – только транзисторные, но они дают характерное ламповое звучание. Профи поймут, о чем я веду речь.

Поделиться

– Electrocompaniet – единственный норвежский бренд в данной сфере, получивший мировую известность?

– Нет, конечно. Меломаны со стажем отлично помнят аппаратуру Tandberg. Катушечные магнитофоны, стереоресиверы и акустические системы этой фирмы мы до сих пор вспоминаем с теплотой. Отличная качественная техника была!

– Вернемся к вашему посещению завода. Что вас там удивило или, наоборот, что не понравилось?

– Понравилось все – и как организовано производство, и какие имеются социальные гарантии у работников. Удивило, что по приезде на завод нас там встречало местное телевидение. Визит русских, особенно в таком большом количестве (а в нашей группе было 13 человек), для местных жителей целое событие.

К тому же, пользуясь случаем, Микал пообщался с нами, что называется, без галстуков. Лично у меня он спросил, как я оцениваю их акустику. Я дипломатично ответил, что она мне понравилось, особенно звучание классических произведений, но коньком компании я бы назвал усилители. Поэтому, сказал я, лучше продолжайте делать то, что у вас получается лучше всего. Микал заинтересовался, стал расспрашивать, какая акустическая система у меня дома, какие я слушаю колонки. Я честно признался, что у меня они рупорные, на что он сказал, что ему такие не нравятся. При этом мы сами задавали много вопросов Дреггевику. Я, например, через переводчика, конечно, спросил, в чем секрет чистого звучания усилителей Electrocompaniet. Он ответил, что большую роль играют, качественные комплектующие, но немаловажен и тот фактор, что многие производственные процессы осуществляются вручную, а значит, работники вкладывают свою душу в то, что собирают. Меня, например, удивил их конвейер – он не движется автоматически, его передвигают вручную, когда работа над деталью закончена. Это благоприятно сказывается на качестве сборки.

Поделиться

– Как я понимаю, чистота – и звука в том числе, – это одна из национальных черт норвежцев. Какой еще национальный колорит запал вам в душу?

– На следующий день после посещения завода мы отправились в фольклорную деревню. Это такое заточенное под туристов место, где каждый может прочувствовать национальный дух Норвегии. Там работает свечной заводик, который производит сувенирные свечи – рождественские, праздничные, в виде всевозможных фигурок. Меня же поразило не это, а огромное помещение, вырубленное в скале. Там разместился ресторан и небольшой концертный зал, где мы посмотрели небольшое выступление. Пожилые жители деревни исполнили нам несколько норвежских песен и танцев. Кроме концерта еще понравилось само место – живописное, с чистейшим воздухом, зеленью. Удивило, что крыши практически всех домов деревни покрыты дерном, на котором растет трава. Кроме эстетического эффекта здесь кроется и некоторая бытовая хитрость. Дело в том, что трава очень хорошо защищает от солнца, не позволяя крышам нагреваться. Северное солнце коварное: выходит ненадолго, но может так припечь, что мало не покажется.

Поделиться

– Вы еще про рыбалку упоминали…

– Да, она оставила незабываемое впечатление. Перед поездкой в Норвегию компания Alcom спрашивала размеры одежды всех участников тура. И когда мы отправились на рыбалку, я понял, зачем это делалось: нам всем выдали одинаковые тельняшки по размеру, где на груди было написано Electrocompaniet. С одной стороны, ничего особенного, но с другой – такая униформа необычайно нас сплотила, да и окружающие смотрели на нас с удивлением и уважением. На катере, принадлежащем компании Electrocompaniet, наша команда в 13 человек вышла в открытое море. Моросил небольшой дождик, но это не испортило нам настроения. Всем раздали спининги и лески для ловли рыбы, и поначалу мы как-то скептически отнеслись к тому, что на это можно что-то поймать, потому что никаких насадок не было – только приманки.

Поделиться

– Как же тогда ловить?

– Капитан показал, как нужно поднимать и опускать леску, чтобы заманить рыбу. И когда чувствуешь, что леска потяжелела, начинаешь ее вытягивать. Мы мечтали наловить знаменитой норвежской форели, но как оказалось ее разводят в море на специальных фермах, огороженных сеткой. В море я поймал макрель – рыбу, похожую на селедку. Другие члены команды поймали треску. Это до того увлекательное и необычное занятие, что даже те, кто сначала был против рыбной ловли, в итоге сами закидывали лески и вылавливали треску. К тому же, как оказалось, среди нашей команды было несколько человек, которые рыбачили впервые в жизни и даже не представляли, как снимать рыбу с крючка. За них это делал я. Маленьких рыб мы выпускали, а больших складывали в специальный пластиковый ящик. К концу поездки он заполнился наполовину, и с этим уловом мы отправились на виллу президента компании на барбекю. Нам организовали стол, газовую печь для барбекю, даже креветок привезли. Эти креветки еще несколько часов назад плавали в море, но на рыболовецких траулерах есть оборудование, которое позволяет улов, в данном случае эти креветки, варить и тут же замораживать. Таких нам и привезли – в пенопластовом коробе, посыпанных льдом. Креветки мне понравились, а вот рыба, если честно, не очень. На мой вкус – суховата. Видимо, данный вид предназначен не для жарки, а для засолки. Но тем не менее все получили большое удовольствие и от пикника, и от рыбалки. Однако даже морская рыбалка не сравнится по силе впечатлений с подъемом на Прекестулен.

Поделиться

– Вы и туда взбирались?!

– В предпоследний день пребывания в Тау. С норвежского «прекестулен» переводится как «кафедра». Утес и выглядит примерно как кафедра, с которой вещают церковные проповедники – плоская площадка метров 15-20 в ширину, возвышающаяся на 600 метров над заливом. С такой высоты плывущие по заливу паромы кажутся размером со спичечный коробок, а когда мы смотрели на него снизу во время прогулки по фьорду, то люди наверху казались муравьями. А ветер на утесе такой, что запросто может сбить с ног, поэтому к краю обрыва не все рискнули подойти, а кто хотел посмотреть вниз на фьорд, подползали к краю обрыва по-пластунски.

– Много желающих было?

– Прекестулен – популярное туристическое место. У подножия горы организован лагерь с парковкой, гостиницей, рестораном, сувенирными магазинчиками и даже со стоянкой для трейлеров. Номера машин были со всей Европы – я видел там и французские, и чешские, и немецкие. Речь тоже можно было услышать всевозможную – не только на европейских языках. Путь на утес начинается по пологим, заболоченным местам, где дорожка вымощена деревянным настилом. Это очень обнадеживает поначалу, и мы шли энергично, улыбаясь и переговариваясь. Но потом подъем пошел резко в гору, приходилось карабкаться по камням, и мы все быстро выдохлись, устали. Подъем на Прекестулен – удовольствие не из легких, однако по пути часто можно было встретить пожилых туристов с лыжными палками для страховки и молодых мам с маленькими детьми на спине в специальных корзинах-рюкзаках. Навстречу нам попалась русская женщина, у которой мы поинтересовались, далеко ли до вершины. Она, улыбаясь, ответила, что мы еще даже половины пути не преодолели. Мы взяли себя в руки и двинули дальше. Практически у всех очень быстро кончилась вода, но по пути нам попадалось несколько горных озер с чистейшей водой. Нам сказали, что оттуда можно пить, и мы наполняли бутылки и шли дальше. Конечно, с непривычки болели колени и колотилось сердце, но азарт уже не позволял повернуть назад. И когда мы оказались на вершине, я испытал незабываемый чувства. Ощущение свободы и величия природы. Площадка Прекестулена довольно небольшая, а народу на ней всегда бывает много, поэтому каждый просто выбрал себе обзорное место и наслаждался видом.

Поделиться

– Почему же местные власти не огородили края обрыва?

– Не хотят вмешиваться в творение природы. От того, что это место дикое, не благоустроенное, ощущения только усиливаются. К тому же отсутствие ограждения является лучшей страховкой. Инстинкт самосохранения не позволяет человеку вести себя бесшабашно. Да и ветер очень дисциплинирует, поэтому к краю обрыва подходили единицы, да и то не подходили, а скорее, подползали. С вершины скалы я отправил своим друзьям смс-ку: «Я пишу вам с горы Прекестулен». Многие тут же кинулись смотреть в Яндексе, что это такое, и потом присылали ответы: «Ух ты! Какая красота!»

– Какие сувениры вы привезли из Норвегии?

– В каждой стране, где я бываю, я покупаю себе сувенирные ложечки с изображением флага. Норвегия не стала исключением – я приобрел ложечку в Ставангере. Купил несколько игрушечных троллей – для друзей, а для себя знаменитый норвежский шерстяной свитер с национальным орнаментом.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Челябинске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...