1 июня понедельник
СЕЙЧАС +15°С

Челябинская область и инновационный фонд «Сколково» подпишут соглашение о сотрудничестве, в результате которого наш регион обязуется предоставить еще 22 компании для участия в проекте. Со стороны фонда за этот процесс отвечает его вице-президент Станислав Наумов, посетивший накануне Магнитогорск. Этот город – родной для топ-менеджера «Сколково»: когда-то Станислав Наумов возглавлял и даже создавал с нуля пресс-службу администрации и экс-мэра Вадима Клювганта, защищающего сегодня в суде интересы Михаила Ходорковского.

О том, как можно попасть в Москву «двумя-тремя скачками», что такое клубный принцип и чем работа в «Сколково» привлекательнее должности замминистра минпромторга, Станислав Наумов рассказал в интервью Chel.ru.

Против пустых деклараций

Станислав Александрович, расскажите подробнее о соглашении, которое планируется подписать с Челябинской областью.

– Я начну с оценки любого рода документов. Часто то, что обсуждается и подписывается, остается только на бумаге. Точно не хотелось бы попасть в этот декларативный ряд. Что есть у нас в качестве противоядия? В первую очередь, понимание того, что в центре любого сотрудничества должен быть участник «Сколково». Это и есть наша задача – выстроить к трем уже существующим южноуральским резидентам «Сколково» еще 22 компании.

Отличие вашего региона состоит в том, что у нас здесь есть сильный союзник в лице Союза промышленников и предпринимателей Челябинской области. Я не исключаю, что особенностью реализации проекта «Сколково» на Южном Урале будет гораздо большая, чем где бы то ни было, роль самих промышленных предприятий. Фактически одними из бизнес-ангелов этого процесса станут директора и владельцы предприятий, их акционеры. Мы бы хотели, чтобы СПП взял на себя функцию менеджмента этих 22 предприятий.

Почему именно 22?

– Для себя мы ставим некий ориентир, чтобы было потом за что спросить, поэтому соглашение не должно быть размыто. Мы честно говорим: 25 предприятий в Челябинской области, в Самаре 30, в Санкт-Петербурге – 50 и так далее.

Когда будет подписано соглашение?

– Я думаю, на следующей неделе (заседание СПП состоялось в пятницу, 30 марта – Прим. авт.) власти региона предоставят нам соглашение. Хочу похвалить коллег из областной администрации: сразу несколько заместителей губернатора взялись за эту работу, благодаря чему все прошло в разы быстрее, чем в других регионах. А дата подписания не так важна. Гораздо важнее то, как будет реализовываться план действий, имеющийся в приложении к соглашению, – именно в нем и будет отображена роль СПП, а также Агентства инновационного развития Челябинской области. Уверен, что подписание должно состояться на Урале, возможно, мы это сделаем в июле на международном форуме ИННОПРОМ-2012. Надеюсь, что соглашение подпишут первые лица – президент фонда «Сколково» Виктор Вексельберг и губернатор Михаил Юревич.

Из минпромторгав президентский проект

Станислав Александрович, год назад вы стали вице-президентом «Сколково». Каков ваш круг обязанностей и задач?

– Как и в министерстве промышленности и торговли РФ, где я в том числе отвечал за инновационное развитие, продолжаю взаимодействовать с органами власти, с федеральными ведомствами, региональными администрациями, общественными объединениями деловых кругов. Для меня в этой части мало что поменялось. Из нового – это взаимодействие с транснациональными компаниями, которые работают на нашем рынке.

Ранее вы говорили, что уход из минпромторгаваше собственное желание. Чем его объясните?

– Если называть вещи своими именами, «Сколково» – это президентский проект. За это время я побывал в разных и сложных ситуациях, очень полезных с точки зрения опыта. Виктор Феликсович Вексельберг – это управленец, который делегирует решение конкретных задач, требует достижения конкретного результата. То же самое можно сказать и о Викторе Борисовиче Христенко (в прошлом глава минпромторга. – Прим. авт.), только в минпроме не было ощущения, что лично ты лично сегодня должен обеспечить этот результат: там хорошая команда заместителей министров. Сегодня работа стала более интенсивной, я лучше стал понимать свое родное министерство, глядя со стороны на его взаимодействие с компаниями.

Станислав Наумов родился в Магнитогорске в 1972 году.
Работал руководителем центра общественных связей администрации города Магнитогорска, помощником руководителя Налоговой службы РФ, помощником заместителя председателя правительства РФ, помощником министра промышленности и энергетики, директором департамента экономического анализа и перспективного планирования министерства промышленности и энергетики РФ.
В 2008–2010 годах занимал пост заместителя министра промышленности и торговли РФ.
В настоящее время является вице-президентом фонда «Сколково» по взаимодействию с органами государственной власти, общественными объединениями и региональной политике.
Президент Российской ассоциации по связям с общественностью.
Входит в первую сотню резерва управленческих кадров, находящихся под патронатом президента РФ. 
Женат, воспитывает троих детей.
Увлечения: большой теннис и горные лыжи.

Возвращаясь к мотивации, отмечу следующее: было ясно, что в 2012 году будет та или иная административная реформа, поэтому я попытался предупредить этот момент, чуть раньше перейдя на новую для себя площадку. Даже если бы я продолжал занимать должность замминистра, все равно бы хотел пойти работать в «Сколково».

Не рассматривали вариант работы в Евразийской экономической комиссии под руководством уже знакомого вам Виктора Христенко?

– Там хорошая команда, достойные люди. Жизнь долгая, поэтому ничего не исключаю. Я хотел бы завершить первый этап становления «Сколково», вывести на осязаемые, очевидные для общественности результаты, поэтому ближайшие несколько лет намерен посвятить «Сколково».

Три скачка до Москвы

Можете вспомнить тот поворотный момент, когда вы оказались на пути в Москву?

– Когда Александр Петрович Починок, будучи еще членом Верховного совета РСФСР, в 1992 году приехал в Магнитогорск агитировать за референдум. Была большая встреча с руководителями органов власти Челябинской области, на которой Александр Починок так зажигательно выступал, что я захотел сотрудничать не только со своим работодателем Вадимом Клювгантом (в то время мэр Магнитогорска, сегодня адвокат Михаила Ходорковского – Прим. авт.). Тогда я подумал, что могу быть полезен такому человеку, как Александр Починок, в его работе в российском парламенте. А дальше так сложилось, что в 1993 году я стал его доверенным лицом на выборах в Государственную думу. Были и другие совместные проекты, потом и с Виктором Христенко в 1996 году как с полномочным представителем президента по Челябинской области в рамках выборной кампании Бориса Ельцина. Так, двумя-тремя скачками, 10 мая 1997 года я уехал в Москву.

Виктор Христенко, Александр Починок, выпредставители Южного Урала. То, что вы земляки, играет большую роль?

– Еще Павел Крашенинников и другие. Клубный принцип. В свое время и СПП создавался как некий клуб, где уровень доверия между участниками выше, поэтому вопросы проще решать. Да, это взаимная поддержка, она не так чувствуется в Москве в плане каких-то диаспор, которая «продвигает» своих людей полуофициальным способом. Нет, это всегда публичные и официальные проекты, где мы понимаем, что надо помогать друг другу. К примеру, сколько я могу помогать Павлу Крашенинникову, я буду это делать, хотя мы не пересекаемся ежедневно. Но он тоже помогает: все, что связано с интеллектуальной собственностью, это предмет его живого интереса.

Так или иначе, но вы образец успешного человека, сделавшего карьеру в Москве, будучи родом из провинции. Как думаете, сегодня добиться аналогичных высот проще или сложнее?

– Во-первых, неизвестно, как выстроится вектор карьеры, совсем не обязательно, что это будет вертикаль Магнитогорск – Челябинск или Магнитогорск – Екатеринбург. В свое время я уехал в Екатеринбург и, как мне казалось, будучи вполне перспективным студентом Уральского госуниверситета, вернулся по приглашению Вадима Клювганта в Магнитку и с четвертого курса начал совмещать учебу и работу. К слову, тогдашняя магнитогорская оппозиция дала мне прозвище недоучившегося студента – спасибо им за это. (Смеется.) Так из этого студента я стал начинающим управленцем.

Сейчас есть не только Москва, но другие региональные центры, между которыми существует серьезная конкуренция. Посмотрите, что делает Пермь: она же явно пытается собрать креативный класс со всего Урало-Поволжского региона. Кстати, когда в 1992 году я шел на работу в администрацию города, думал, что мне удастся договориться о финансировании моего обучения в Массачусетском технологическом университете. Видите: спустя 20 лет мечта, по существу, сбылась, оказался где-то рядом.

Сегодня очень много возможностей, главное, чтобы было куда приехать, пообщаться с людьми, которые даже если пытаются назвать тебя по отчеству, все равно говорят «Стас»... И это тоже честные отношения. Поэтому совет такой: ехать можно куда угодно, расти можно и вширь, и вглубь, главное – не терять связи.

Если не ошибаюсь, работая в администрации Магнитки, вы, по сути, создали пресс-службу?

– Ну да, я прочитал переводную книжку Сэма Блэка «Что такое пиар?». (Смеется.) Подобного вообще нигде не было, не то что в Магнитке. Я даже какое-то время думал, что мы это сделали быстрее, чем Юрий Лужков и Сергей Цой (бывший пресс-секретарь экс-мэра Москвы. – Прим. авт.), но позже понял, что все происходило примерно в одно и то же время с одними и теми же технологиями. Еще в 1992 году я, будучи студентом, написал статью в «Магнитогорском рабочем» о том, что власть должна быть открыта. А сегодня это то, что активно обсуждается, – власть и органы должны быть открыты перед обществом. И, по сути, мы занимались не просто пиаром, а выстраивали отношения с обществом, сокращая дефицит доверия, который сегодня, среди прочего, приводит к протестным акциям. И если говорить о том, что лучше – митинговать или вовлекать талантливых людей в развитие страны, области и города, я выступаю за второе.

Семья или хоккей?

В Магнитогорске у вас остались близкие люди?

– Есть – и это очень разные люди. Есть ядро, друзья, которые, скажем, приезжают ко мне, ночуют у меня – и я приезжаю сюда и ночую у них. Есть люди, с которыми я иногда случайно встречаюсь и списываюсь. Например, один знакомый попросил у меня билеты на первую игру «Трактора» с «Авангардом».

В Магнитогорске остались бабушка и дедушка, и я всегда приезжаю 9 мая к деду – ветерану войны. Для меня Магнитка всегда будет точкой роста.

Кстати, о семье... Часто ли проводите время с родными?

– Я как раз мучительно выбираю: то ли завтра утром улететь в Москву к семье, то ли здесь принять участие в горнолыжном Кубке СПП, то ли вечером поехать на вторую игру «Трактора» с «Авангардом». (Смеется.) Завтра день в Москве спланирован – три совещания, если их отменить, это будет вечер в пользу семьи и детей (у Станислава Наумова двое сыновей и дочь. – Прим. авт.). Больше всех везет маленькой Марте, которой полтора года, – пока она не может предъявить претензии, что мы с ней мало общаемся. Но когда я дома, она отказывается идти на руки к маме, что для меня предмет личной гордости.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!