Кризис века: тяжелые уроки и новые вызовы

Российские власти в последнее время не раз говорили о том, что острая фаза кризиса пройдена, что впереди долгий процесс восстановления экономики. Некоторые же эксперты поднимают вопрос: а что считать кризисом, и был ли он в России вообще?..

Поделиться

Поделиться

Российские власти в последнее время не раз говорили о том,что острая фаза кризиса пройдена, что впереди долгий процесс восстановленияэкономики. Некоторые же эксперты поднимают вопрос: а что считать кризисом, ибыл ли он в России вообще?

Большинство участников конференции «Финансовая системаРоссии: вектор развития», организованной Российским союзом промышленников ипредпринимателей (РСПП), признают, что кризис в России все же был. Экспертыотмечают, что в настоящее время развитие финансового сектора зависит не отсамой экономики как таковой, а от того, когда реальный сектор поднимется иначнет делать более уверенные шаги.

При этом проблемы финансового и банковского сектора остаютсявсе теми же. Вопрос увеличения кредитования банками, снижение процентных ставокпо кредитам и проблема плохих активов - то, над чем кредитные организацииработали и над чем им придется работать в ближайшее время. Банкиры в один голосзаявляют о необходимости увеличения капитала, "съеденного" проблемойплохих долгов. Они не теряют надежды на помощь государства. А оно, в своюочередь, считает, что банки справятся с этими проблемами сами, и советуеткредитным организациям не особо рассчитывать на господдержку.

А был ли кризис и что нас ждет?

Никакой катастрофы в экономике России за последние полторагода, которые принято считать кризисным периодом, не произошло. Не былобанкротств системообразующих предприятий, банков, страховых компаний, как былов Америке, когда лопались крупнейшие кредитные организации, отмечает замминистра финансов России АлексейСаватюгин.

А что вообще считается кризисом? И можно ли говорить о тойситуации, которую мы переживаем, как о кризисе? «Кризис настоящий – это совсемдругое, не то, что мы сейчас видим. Серьезный кризис был 250 миллионов летназад, в мезозойскую эру, когда вымерло более 90% биологического разнообразия.Второй кризис был в меловом периоде, когда вымерли динозавры и 70% живыхсуществ. С тех пор 65 миллионов лет непрерывного роста», – считает АлексейСаватюгин.

Если кризиса не было, на что тогда ушли сотни миллиардоврублей госсредств, спросили замминистра участники конференции. Регуляторы и неговорят, что сейчас абсолютно все хорошо, парировал чиновник. «Ни мы, ни ЦБ, ниФСФР никогда не скажут, что все хорошо, и никогда не было так, чтоб было всехорошо, и никогда, к сожалению, не будет», – сказал он.

Алексей Саватюгин полагает, что в настоящее время ситуация вфинансовом секторе более или менее стабильна, и государству следует обращатьвнимание на другие проблемы. Острым вопросом по-прежнему остается дефицитфедерального бюджета, а также большие демографические проблемы, которые «давятна пенсионные обязательства».

Первый заместительпредседателя Банка России Геннадий Меликьян отмечает, что, несмотря настабильность, все же есть проблемы, которые мешают финансовому сектору Россииразвиваться. Часть из них – стратегические и фундаментальные – были еще задолгодо кризиса и, скорее всего, останутся еще после него. «Мне представляется, чтобыстро и бурно развиваться ни наша финансовая система, ни экономика не будут.Решение многих экономических проблем лежит в плоскости не собственно самойэкономики, а в значительной степени в той среде, которая ее окружает», –считает он.

Замкнутый круг

Финансовый сектор в настоящее время сильно зависит отразвития реального сектора. Уже не раз говорилось, что активное развитиереального сектора экономики невозможно без роста кредитования. Банки же неувеличивают кредитование, в частности, из-за того, что на заемные средства нетспроса. А нет его и потому, что высокие ставки по кредитам, и потому, чтопредприятия не видят в ближайшее время потенциала роста бизнеса. Что жеполучается? Замкнутый круг?

«Мы видим некое оживление на внешних рынках, но внутреннийрынок еще далек от того представления, когда и банки могли бы кредитовать, испрос на кредиты присутствует – это основная проблема, которая заставляет насговорить о том, что экономика пока у нас в целом не восстановлена», – говорит исполнительныйвице-президент РСПП Александр Мурычев.

В свою очередь Геннадий Меликьян отмечает, что в сложившейсяситуации финансовый сектор во многом зависит от того, как будет вставать наноги и развиваться реальный сектор. Сегодня проблемы банковского сектора, вчастности увеличение кредитования, вышли за рамки сектора. «Почему банки некредитуют? Да не в банках сегодня проблема в значительной степени, хотя и вбанках тоже. Но главная проблема в том, что бизнес не видит возможности резкогорасширения спроса на продукцию, поэтому бизнес и не берет кредиты», – поясняет первый заместитель председателя Банка РоссииГеннадий Меликьян.

Кредитные организации не видят сегодня дополнительныхстимулов для развития бизнеса, считает председатель комитета Совета Федерациипо финансовым рынкам и денежному обращению Дмитрий Ананьев.

Проблема роста кредитования не только в отсутствии спроса накредитные ресурсы, но и в дорогих пассивах и высоких ставках по кредитам. «Естьпроблема со стороны банков, и не потому, что они такие плохие, а потому, чтоони просто не могут существенно снизить ставки по кредитам. Не могут взначительной степени потому, что у них, во-первых, дорогие пассивы и целый рядсвязанных с этим факторов», – сказал Геннадий Меликьян, отметив, чтопредприятия в свою очередь не готовы брать кредиты по существующим относительновысоким ставкам.

Банковский сектор в целом выжил в кризис, но банки не решаютглавную свою задачу – не выдают кредиты в достаточном объеме, отмечает президент Альфа-банка Петр Авен. «Банкинужны, чтобы способствовать экономическому росту, генерировать финансовыересурсы и их оптимально распределять. С точки зрения выполнения этой главнойфункции банки работают не совсем хорошо», – сказал он.

Проблема плохих активов

Участники рынка впервые заговорили о проблеме плохих долговеще в начале кризиса. Этот вопрос остро стоял перед банками в прошлом году, онпо-прежнему значим и сегодня.

Кредитные организации просят государство помочь решить эту проблему,которая стоит комом в горле и мешает дальнейшему развитию. Идея выкупапроблемных активов в умах банкиров еще жива. А Банк России и Минфин задаютсявопросом: «Почему это надо делать за счет госсредств?»

«Если говорить о банках, главная проблема та, что была вначале кризиса, в течение кризиса и несколько месяцев назад, это проблемаплохих кредитов, которые по-прежнему "зашиты" в балансах банков», –считает Петр Авен. При этом он подчеркивает, что реальное положение делзакамуфлировано, и официальная статистика не отражает реальный масштабпроблемы.

Глава Агентства пострахованию вкладов (АСВ) Александр Турбанов, как и представители БанкаРоссии и Минфина, полагает, что банки сами могут справиться с этой проблемой.Однако он также предупреждает о том, что на это уйдет какое-то время. АСВзаказало исследование, которое показало, что с проблемой плохих активов банкисмогут справиться сами. «Но в результате они окажутся обескровлены. Капиталнекоторых организаций будет близиться к нулю, у некоторых будет отрицательным»,– отмечает Александр Турбанов.

Банк России не видит ничего драматичного в объемепросроченной задолженности российских банков. «Никакой катастрофы мы не видим,даже если этот показатель будет расти какое-то время», – заявил первый зампредБанка России Геннадий Меликьян. Он отмечает, что банковское сообществообсуждает несколько вариантов решения этой проблемы – прямой выкуп плохихактивов государством с дисконтом или введение страхования активов. В конечномитоге все предполагают, что за плохие долги банков все равно будет платитьгосударство.

Геннадий Меликьян добавил, что за рубежом, когда шла речь овыкупе плохих активов государством, не предполагалось их массовогоприобретения. Это же делало и АСВ, выкупая плохие долги в рамках санации банков.«Надо отдавать себе отчет в том, что плохие активы у наших банков - это не тоже самое, что плохие активы на Западе. Там это реально активы, которые сталиплохими в результате кризиса – это в основном ценные бумаги и недвижимость. А унас огромное количество технических компаний-транзитеров, которые получилипервоначальный кредит», – подчеркивает Геннадий Меликьян.

Анализ Банка России выявил множество случаев, когда банкикредитуют не самого потребителя кредита, а транзитера-компанию с минимально допустимымкапиталом в 10 тыс. рублей, которая потом передает средства банковнепосредственному получателю. Геннадий Меликьян опасается, что как толькогосударство объявит о выкупе плохих активов, все, кто стоит за транзитерами,откажутся от своих обязательств, а технические компании «в жизни нерасплатятся» по долгам.

Он не против того, чтобы выкупом плохих долгов занималсябизнес. «Пожалуйста, пусть бизнес покупает. Я только двумя руками"за". Почему это должно делать государство?» – задает вопрос первыйзамглавы Банка России.

Капиталу бы…

В кризисный период банковская система сначала столкнулась спроблемой ликвидности, потом появилась проблема плохих кредитов, под которыенужны резервы, которые снижают капитал. Таково развитие любого финансовогокризиса, отмечает Геннадий Меликьян. Все – и банкиры, и Банк России, и Минфин –согласны, что банкам нужна докапитализация. Вопрос опять же: за чей счет? Банкипросят государство помочь. Банк России и Минфин возмущаются.

«Государству есть много на что тратить деньги, причем такиетраты, которые вряд ли подлежат серьезному сокращению, поэтому, пожалуйста, нерассчитывайте, что государство еще долго за счет собственных средств будетподдерживать банковскую систему участием в капитале», – предупредил АлексейСаватюгин.

Геннадий Меликьян отмечает, что при инерционном развитиибанковской системы, если кредитные организации вообще ничего не будут делать,некоторые из них столкнутся с проблемой достаточности капитала. Решать этупроблему первый зампред Банка России советует банкам самостоятельно.

Для поддержания жизнедеятельности экономики банкамдополнительный капитал не потребуется, но развития без него не будет, говоритПетр Авен. «Для минимального роста не нужно докапитализировать. Действительно,банки не умирают, никто лошадей на улице не режет, все будет ничего. Но длянормального роста нам банки придется докапитализировать», – полагает он.

При этом государство, по мнению президента Альфа-банка, какзаинтересованная в высоких темпах роста сторона, должно брать на себя ответственность.«Войти в капитал частного банка во время кризиса, потом выйти из него, сделатьIPO через три года, тут никаких больших проблем для государства нет», –подчеркивает он.

Алексей Саватюгин, в свою очередь, полагает, что любоеучастие государства в капитале банков сразу же рождает дискуссии обогосударствлении банковского сектора. Замминистра финансов спросил президентаАльфа-банка, готовы ли они включить в совет директоров представителягосударства. «В совет директоров мы с удовольствием включим кого угодно, любогоумного человека. Представители Банка России у нас сидят на всех правлениях», –заметил банкир.

Геннадий Меликьян затронул еще одну проблему, которая можетповлиять на капитализацию банковского сектора России. По его словам,международные финансовые организации в настоящее время обсуждают возможностьисключения субординированных кредитов из капитала банков. «Если это выйдет на"двадцатку" в таком виде, то, конечно, у нас возникнут проблемы сточки зрения возможности использовать механизм увеличения капитала через субординированныекредиты», – сообщил он.

Прогноз: рынкам капитала угрожает крупнейший за 100лет кризис

Вместе с тем ситуация в ряде европейских стран, прежде всегоГреции, Испании, Португалии и Италии, в последнее время резко обострилась, чтоговорит о возможном новом витке кризиса, который на этот раз пойдет уже изЕвропы. По мнению аналитиков компании Evolution Securities Ltd., рынкамкапитала, вероятно, угрожает самое масштабное потрясение за последние сто лет,поскольку правительства стран мира, в частности еврозоны, не в состоянии решитьпроблемы государственного долга и бюджетного дефицита.

Решение Евросоюза и Международного валютного фонда овыделении Греции 110 млрд евро не вернуло инвесторам уверенность в стабильностирынков, напротив, отток капитала с рынка гособлигаций стран Европы с высокимуровнем госдолга продолжился, кредитные дефолтные свопы по облигациям Греции,Испании, Португалии и Италии снова подорожали, а курс евро обвалился доминимума с апреля 2009 года.

Евросоюзу придется предпринимать дополнительные меры, чтобыпредотвратить дальнейший обвал на рынках, и единственное, что сейчас можносделать, – обратиться к Европейскому центральному банку (ЕЦБ) с просьбой овливании средств в гособлигации проблемных стран, включая Грецию, утверждаетначальник отдела стратегии на кредитных рынках в Evolution Гэри Дженкинс.Вероятнее всего, ЦБ еврозоны будет скупать долговые бумаги на вторичном рынке,но в случае с Грецией может быть достигнуто соглашение о том, что ЕЦБ профинансируетпредстоящее погашение долговых обязательств Греции, заявил аналитик ING GroepNV Падрайк Гарви.

Покупка гособлигаций будет для ЕЦБ «равносильнаиспользованию ядерного оружия: она оставит пятно на политической репутации ЕЦБи ухудшит соотношение его активов и обязательств», полагает Падрайк Гарви. Темне менее, добавляет аналитик, похоже, что сейчас это последний шанс Европы:«Только ЕЦБ может напечатать достаточно евро, чтобы спасти всю систему». Каквариант, правительства европейских стран могут также заставить инвесторов навнутреннем рынке скупить гособлигации, либо просто дождаться, пока ситуациясама собой не улучшится, иронизируют эксперты.

Статья подготовлена специалистами НАУФОР

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter