Все новости
Все новости

Власть и предприниматели: кризис в головах?

ds

Поделиться

Когда малый бизнес начинает взаимодействовать с властью, возникает семь основных проблем: кадры, финансы, инфраструктура, административные барьеры, рынки сбыта, коррупция и безопасность ведения бизнеса. Таковы результаты исследования «Малый бизнес и муниципальная власть», проведенного в прошлом году в десяти регионах России. Как утверждают авторы проекта – представители общественной организации предпринимателей «Опора России», такого еще никто никогда не делал. Что ж, неплохо, надо ведь когда-нибудь переходить от слов к делу. Кстати, в 2012-м году Челябинская область стала очередным участником исследования «Малый бизнес и муниципальная власть», правда, результаты еще не опубликованы. В целом же можно говорить о том, что эксперты обозначили огромную проблему: некоторые значимые инициативы центральной власти, направленные на поддержку малого и среднего предпринимательства, угасают на уровне муниципалитетов. А это значит, что назрела необходимость вводить общие правила игры.

Можно ли научить чиновников работать с бизнесом?

Универсального способа решить проблемы, возникающие при соприкосновении власти и бизнеса, разумеется, не существует, нужен комплекс действий, которые могли бы применяться на практике в различных муниципальных образованиях. Это не фантастика – подобную программу, получившую одобрение на федеральном уровне, уже придумали в Казахстане. Стремясь создать такую модель, минэкономразвития России и общественная организация малого и среднего предпринимательства «Опора России» организовали конкурс для предпринимателей под названием «Бизнес-успех». В рамках этого проекта составляется рейтинг муниципалитетов, в основе которого лежит специальная оценочная система – учитывается более 100 показателей, характеризующих состояние и развитие малого бизнеса, политики местной власти, инвестиционной активности и так далее.

Общие впечатления, как и следовало ожидать, не очень праздничные. Как сказал вице-президент Общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Александр Бречалов, ни в одном регионе страны не нашлось уверенной топ-десятки муниципалитетов, в которых оказывают поддержку малому бизнесу. Хуже того, в некоторых областях с большим трудом набирается тройка лидеров. Вообще, идентификация таковых – задача не из простых. В каком-нибудь из регионов или в отдельном муниципалитете могут гордиться некими достижениями на этот счет, а на деле – пшик. Как, например, в Калининградской области. «Глава района отчитывается: у нас, дескать, фонд поддержки малого бизнеса действует с 2003 года, ежегодно осваиваются серьезные бюджетные средства. Уточняющие вопросы не смущают и, как выясняется, за все это время – то есть за девять лет – они провели один лишь слет охотников-предпринимателей, – рассказывает эксперт. – Представляете, это ВСЕ, что они сделали! Говорит: «А знаете, как трудно всех собрать?»

По «толерантной» оценке Бречалова, примерно 50 из 25 тысяч муниципальных образований страны возглавляют «случайные» люди. «Мы видим, когда руководитель – это человек с управленческим опытом, пришедший из бизнеса, или бывший функционер с партийным прошлым, у которого все работает, как швейцарские часы. Но зачастую это люди, которым все равно. Поэтому и нет обратной связи. Ну что можно ожидать от бывшего командира полка ДПС или вчерашнего банковского клерка, который твердит: «Мы дотационный муниципалитет», ничего при этом не делая? Вот, например, в Мошковском районе Новосибирской области в прошлом году на поддержку малого и среднего бизнеса было потрачено 37 миллионов рублей, причем эффективно. А в Корочанском районе Белгородской области за тот же период выделили семь с половиной тысяч рублей. И это одинаковые по численности районы, с похожей экономикой. Налицо разный подход».

Результаты мониторинга муниципалитетов Южного Урала пока еще не опубликованы, но в общих чертах, судя по рассказам исследователей – все не так плохо. Как подчеркивают чиновники, в нашем регионе сделаны первые шаги по снижению нагрузки на малый бизнес – 100 процентов доходов от патентной системы налогообложения со следующего года будут направляться в муниципальные бюджеты. Кроме того, как и в любых других регионах страны, в Челябинской области есть свои точки роста. Например, Саткинский район. «Мы с предпринимателями дружим, у нас никто не скажет, что обижен на власти, – заверяет глава Саткинского муниципального района Александр Глазков. – Это не просто слова, можете сами приехать и воочию убедиться».

«Опора России» уверена, что чиновников можно научить работать с бизнесом, только на это потребуется время. Министр экономического развития Челябинской области Елена Мурзина обращает внимание, что на федеральном уровне сейчас создается новая система показателей как для органов исполнительной власти, так и для руководителей муниципалитетов. Но разработка подобного инструментария – не пятиминутное дело, ведь в зону ответственности глав муниципалитетов входит не только работа с малым бизнесом, но и множество других направлений. «Мы второй год долбим тему малого бизнеса на правительственном уровне, поднимаем вопросы, готовим конкретные предложения, – отмечает Александр Бречалов. – Нам предстоит разработать комплексный продукт, мы же не с кассовым аппаратом имеем дело».

Никто не хочет стать «монстром»

Не без помех работает и венчурный механизм финансирования бизнес-проектов. Впрочем, как отмечают чиновники, немалым достижением является сам факт существования регионального венчурного фонда, который был сформирован в разгар кризиса на условиях паритетного софинансирования из федерального и областного бюджетов. Первоначальный капитал фонда составил 240 миллионов рублей, половина из них перечислена областным бюджетом, вторая – федеральным. Как отмечает г-жа Мурзина, на сегодняшний день объем фонда составляет почти полмиллиарда рублей, профинансировано уже четыре проекта. Правда, об этом говорится уже второй год подряд. «Сейчас решается вопрос о финансировании еще нескольких, думаю, в ближайшее время поддержка будет оказана», – добавила Елена Мурзина.

По наблюдениям вице-президента челябинского областного отделения «Опоры России» Александра Калинина, бурному развитию этой методики инвестирования мешает одно из ключевых условий создания фонда – работа только с инновационными предприятиями. То есть для участия в венчурных проектах у предпринимателя должен быть патент либо лицензионное соглашение. К другим ограничениям господин Калинин относит узкий подход к понятию инноватики, которое может трактоваться по-разному и не лучшим образом влияет на конструктивность диалога, а также непонимание сути работы венчурного фонда.

«Когда речь заходит о том, что взамен на конкретное финансирование и грамотное управление инноваторам временно придется расстаться с контрольным пакетом акций, переговоры заходят в тупик. Они говорят: «Как же так, это ведь мое детище, как я могу его отдать!» Думаю, специалисты венчурных фондов должны более подробно объяснять суть работы, приводить какие-то яркие примеры, – поясняет Калинин. – Ну вот не было бы сейчас «Майкрососфта», если бы они когда-то не побоялись заложить акции! В Штатах тысячи предприятий только благодаря этому механизму стали монстрами в хорошем смысле этого слова». «Чаще всего, когда у людей есть какая-то прекрасная идея, то ничего кроме этой идеи у них нет. И то, во сколько они оценивают свою идею, становится проблемой, – добавляет Елена Мурзина.

Впрочем, у этой медали есть и обратная сторона. Как рассказывал ранее в интервью «Российской газете» исполнительный директор Фонда содействия развитию венчурных инвестиций в малые предприятия в научно-технической сфере Челябинской области Юрий Узких, одна из главных проблем для региональных венчурных фондов – недооценка интеллектуальной собственности, которая и отталкивает наиболее перспективные проекты. По словам господина Узких, преследуя интересы свои и частных инвесторов, управляющие компании (УК) ущемляют интересы инициаторов проектов. Это выражается, например, в очень низкой – иногда менее одного процента – доли в уставном капитале проектной компании, предлагаемой инициаторам проекта. Интеллектуальная собственность, которая и делает рентабельность венчурных инвестиций высокой, либо не принимается в качестве вклада в уставный капитал, либо оценивается очень низко. УК мотивируют свои действия необходимостью контроля, но для этого существует и много других механизмов.

Таблетка от «бизнес-фобии»

Было бы неправильно говорить только о движении от государства к предпринимателю – есть еще движение предпринимателя к самому себе. Исследователи считают, что в России достаточно возможностей, чтобы заниматься бизнесом, вопрос лишь в желании, стремлении и способностях. По словам Бречалова, большинство предпринимателей придерживаются позиции «вы нам обязаны – мы малый бизнес», но при этом не хотят учиться, неграмотны и безынициативны. Зачастую, если возникает какая-то проблема, они надевают на себя маску обиженных и ущемленных. Как отмечает глава минэкономразвития, при ведомстве работает горячая линия для предпринимателей, и практически все обращения – консультационного характера. Тех, кто действительно ставит проблему, – единицы. «Да и проблемы, в основном, такого рода: «Защитите, меня кошмарят!». А на чьей стороне правда, сразу и не поймешь. Начинаешь разбираться, и оказывается, предприниматель самовольно занял землю, поставил киоск без разрешительных документов. А потом жалуется, говорит, заставляют снести. Но давайте уже предъявлять претензии не только к власти, но и к самим себе», – призывает г-жа Мурзина.

«Предприниматели тоже разные бывают, – подтверждает Бречалов. – Один с Кубани как-то обращается: «Спасайте, беспредел творится, налоговая наезжает!» Звоню руководителю ФНС края, спрашиваю, что за история. Тот: «Приезжай, покажу все как есть». Оказывается, речь идет о предприятии, которое в год выплачивает налогов на сумму свыше 200 тысяч рублей. А годовой оборот этого предприятия – 127 миллионов».

В обществе сложилось негативное отношение к предпринимательству, убежден начальник отдела по работе с предпринимательскими объединениями и мониторингу условий развития малого бизнеса Сбербанка Михаил Качалкин. В прошлом году в кредитном учреждении был запущен новый продукт – специальный заем для начала бизнеса с нуля. Средства довольно серьезные, поэтому, прежде чем получить добро, потенциальный кредитор проходит проверку на наличие способностей к зарабатыванию денег. И, как пришлось удостовериться, проблема не в том, что у людей напрочь отсутствует предпринимательская жилка, а в том, что они даже не хотят попробовать. Точнее, боятся. Ну как же, это ведь так хлопотно и опасно – начинать свое дело при нынешней бюрократии...

Между тем, муниципальные рынки – это колоссальная ниша для развития малого бизнеса, уверены эксперты. Александр Калинин считает, что именно там особенно высок спрос на качественные услуги: «У одного моего знакомого, который начал заниматься ритейлом в 2000 году, сейчас более 300 магазинов. Так вот, еще на самом старте он думал, что очень рискует, что продукты, которые они привозили, не будут продаваться... А их просто сметали с полок! Он просто не мог поверить, что у населения такое огромное количество денег. Так что не нужно бояться. Надо предлагать людям качественные услуги, товары, сервис». 

Эксперты считают крайне важным транслировать в массы успешный бизнес-опыт, нужно популяризировать предпринимательство как образ мысли. Поиск оригинальных бизнес-проектов – эдакий гламурный сегмент проекта «Бизнес-успех». По замыслам организаторов, «самородки», которые строят бизнес не благодаря, а вопреки обстоятельствам, своим примером будут заражать других. «Представьте: Кубань, хутор, вчерашний безработный сделал баню на колесах, – рассказывает Бречалов. – После нашего конкурса у него уже пять бань на колесах, и он в этом хуторе зажиточный предприниматель».

Подобные примеры есть и в Челябинской области. Одним из лауреатов конкурса «Бизнес-успех – 2012» стал предприниматель из Верхнеуральска Артем Артемьев. В 2001 году он решил создать производство металлического спортинвентаря, арендовал пустующее здание бывшего совхозного гаража и реконструировал под производственный цех. Предприятие выпускает самые разные спортивные изделия (гири, гантели, ядра для метания, штанги, тренажеры), которые сегодня покупают по всей стране. Недавно завод получил патент на уникальную технологию производства обрезиненных дисков для штанг, а сейчас верхнеуральцы разрабатывают эскизы изделий художественного литья: ажурных оградок и прочих малых архитектурных форм. Кстати, недавно изобретение Артемьева было номинировано на внесение в Книгу рекордов Гиннесса – речь идет о 100-пудовой гире, которую предприниматель подарил своему родному району. 

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter