16 октября среда
СЕЙЧАС +5°С

По франчайзингу ударят законом

Поделиться

Южноуральский бизнес все чаще заключает договоры франчайзинга. Между тем законодательной базы, которая бы регулировала отношения сторон в полной мере, до сих пор нет. В итоге рынок полон разных франчайзеров и франчайзи, в том числе и недобросовестных. Осенью ситуация может в корне измениться – депутаты Госдумы РФ намерены рассмотреть в октябре новый законопроект «О франчайзинге». Как он повлияет на развитие и эффективность бизнеса по франшизе – в статье делового сайта Chel.ru.

Зачем бизнесу новый закон

Российские бизнесмены активно используют понятие франчайзинга – системы отношений, при которых крупная (часто международная) компания в обмен на прямое или косвенное финансовое вознаграждение предоставляет небольшим фирмам право на использование своей торговой марки. При этом данная система до сих пор не была в полной мере прописана в российском законодательстве, и бизнесмены могли использовать лишь главу 54 ГК РФ «О коммерческой концессии», которая отражает ситуацию не совсем точно.

Исправить это положение решили депутаты Госдумы, разработав проект закона «О франчайзинге». В нем дано определение франчайзинга и сопутствующих понятий. Документ устанавливает права и обязанности франчайзера – головной компании. В частности, компанию обязывают предоставлять франчайзи (фирме, использующей торговую марку) всю необходимую информацию и предупреждать о внесении изменений в основные положения договора. При этом франчайзеру предоставляется право требовать ведения бизнеса по определенной модели. В законопроекте также установлены права и обязанности франчайзи. К примеру, фирму обязывают соблюдать стандарты бизнеса, но при этом ей дано право участвовать в их обсуждении.

Авторы закона полагают, что конкретизация законодательства позволит очистить рынок от недобросовестных франчайзеров и франчайзи. В течение месяца комитет Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству принимал отзывы, предложения и замечания. С их учетом законопроект планируется рассмотреть в период осенней сессии 2014 года, намеченной на октябрь.

Юристы: проект сырой

Эксперты делового сайта Chel.ru считают, что законопроект нужен, но важно принять его в более доработанном виде.

«Сам по себе законопроект – плюс с точки зрения внимания законодателя к теме, – считает партнер коммерческой практики юридической фирмы «Гольцева, Данилевский и Партнеры» Владимир Данилевский. – В потенциальный актив также можно записать идею предварительного (преддоговорного) знакомства участников франчайзинга: законопроект предполагает, что еще до подписания самого договора франчайзинга стороны заключают предварительное соглашение о конфиденциальности и раскрытии важной информации о самой франшизе и франчайзере (правообладателе франшизы). Однако объем информации, которая должна предоставляться правообладателем, настолько обширен, а последствия нарушения этого условия настолько значимы, что в предложенной редакции это правило, несомненно, вызовет существенные затруднения для франчайзера».

В пример юрист привел то, что обязательная (согласно положениями законопроекта) передача операционных процедур до заключения договора франчайзинга несет риск утечки внутренней закрытой информации к существующим или потенциальным конкурентам.

«Дальше много минусов, – продолжает Владимир Данилевский. – Стоит начать с откровенной недоработки терминологического аппарата. Например, право франчайзера на открытие своего предприятия ограничено «окрестностями» предприятия франчайзи. Неужели авторы законопроекта не в курсе, что одной из ключевых тем споров между сторонами франчайзинга является как раз вопрос территориального расположения?».

Еще в законопроекте очевиден перекос в пользу одной стороны – франчайзи (пользователь франшизы), обратил внимание господин Данилевский. «Франчайзер не вправе будет отказать потенциальному франчайзи в заключении договора о франшизе, – рассказывает он. – Вкупе с тем, что законодатель не вводит никаких-либо требований к соответствию для франчайзи, у правообладателя франшизы существенно возрастает риск запуска в свою сеть недобросовестного пользователя. Это приведет к размытию репутации и, как следствие, ухудшению показателей всей сети и дискредитации идеи конкретной франшизы».

Еще респондент указал, что законопроект забит пустыми фразами, смысл существования которых – создать объем у документа. «Например: «франчайзи имеет права, предусмотренные договором франчайзинга» или «нарушением считается, если средства, которые собирает франчайзер для маркетинга, тратятся не на маркетинг», – перечисляет Владимир Данилевский. – Иными словами, законопроект пока сыроват и требует не просто уточнения отдельных положений, а кардинальной смены концепции. Впрочем, принятие его в подобной редакции маловероятно, поскольку закон очевидно вызовет осложнение взаимоотношений сторон франчайзинга».

Южноуральские тонкости

Закон о франчайзинге на федеральном уровне нужен. Прописав в нем четко основные положения для каждой из сторон, можно предотвратить множество проблем для бизнеса.

Гамбургер – символ франшизы. Успешная история фаст-фуда началась в 1948 году в США с введения системы франчайзинга в сети McDonald's. Франшиза McDonald's стала фактически первой в мире и принесла известность как самой компании, так и гамбургеру, ставшему символом глобализации, фаст-фуда, успешного бизнеса и франчайзинга. 27 июля гамбургер отметил свой 114 день рождения.

«Сейчас права и обязанности нас и нашего франчайзера в договоре прописаны в основном в части, касающейся финансов, – рассказывает держатель одной из франшиз Burger Club в Челябинске Елена Коростелева. – Это кто, сколько, кому, когда и за что должен заплатить, что получит в ответ. То есть мы имеем возможность работать под брендом Burger Club и можем рассчитывать на ежемесячную, а при необходимости и ежедневную консультацию и на местах, и дистанционно, по маркетингу, хозяйственным вопросам и рецептурам». В особой необходимости закона о франшизе Елена Коростелева не уверена, потому что при заключении каждого договора франшизы все сугубо индивидуально, и у каждой компании свои условия сотрудничества. «Но поскольку предусмотреть все возможные проблемы и тонкости просто нереально, не исключаю, что закон может пригодиться, если в нем четко будут прописаны права и обязанности каждой из сторон в различных ситуациях», – отмечает она.

«Мы работаем по франшизе еще слишком мало, всего пару месяцев, и пока у нашей компании прецедентов с франчайзером не было, – комментирует челябинский предприниматель Роман Шарипов (развивает в Челябинске проект в сфере стрит-ритейла – продажа жареных каштанов). – При покупке франшизы в договоре было прописано многое: предоставление нам торговой марки, торгового оборудования, формы, фирменной продукции, оказание определенной рекламной поддержки и обязательство поставлять нам продукцию, которой мы торгуем. Но в целом некоторые пункты достаточно размыты». В свою очередь челябинский франчайзи должен продавать каштаны только под этой маркой, не открывать точки в несогласованных местах и приобретать продукцию только у франчайзера.

«Для того чтобы понимать, нужен ли закон «О франчайзинге» или достаточно просто грамотно составленного договора, необходима практика споров и конфликтов с головным франчайзером, – считает Роман Шарипов. – Пока я считаю, что такой закон не нужен, но не исключаю, что пройдет время, и я начну думать по-другому. Не хотелось бы. Но если нет опыта в работе по франшизе, то предусмотреть в договоре абсолютно все просто невозможно. Поэтому подспорье в работе в виде федерального закона, который укажет, как действовать в различных ситуациях обеим сторонам, лишним не будет».

«Безусловно, закон нужен, потому что многие инструменты, которые по франчайзингу работают на Западе, у нас плохо приживаются, – комментирует генеральный директор группы компаний «Рестостар» Олег Иванов. – Дело в том, что многие покупатели ожидают от покупки франшизы гораздо больше, чем получают в реальности. А потому по истечении определенного времени – года, двух, пяти лет – большинство из них выходят из-под бренда. Таких примеров Челябинске и стране очень много. Например, ушли от франчайзера, просто сменив название, «Шоколадница», «Елки-Палки» (стал «Трали-Вали») и другие».

Законом нужно франчайзера защитить от неисполнения обязательств франчайзи после покупки им бренда, считают эксперты.

«В первую очередь франшизу покупают те, у кого нет опыта работы в ресторанном сегменте, кто не хочет самостоятельно создавать концепцию, решать вопросы организации бизнеса, думать о дизайне и прочем, обучать команду, – рассказывает господин Иванов. – Люди покупают готовый успешный бизнес для того, чтобы заработать как можно быстрее много денег. Но деньги, как правило, получаются не очень большие, потому что, помимо традиционных расходов, еще нужно платить франчайзеру за пользование его брендом».

В числе дополнительных расходов франчайзи числится и необходимость покупать специальное сырье – большинство франчайзеров «подсаживают» своих подопечных на сырье, продукцию, давая четкие рекомендации, на чем они должны работать и как. К примеру, мука должна быть определенного производителя, а не какая-нибудь местная, а котлеты должны быть испечены на конкретной фабрике, указывают респонденты Chel.ru.

«Оборудование, инвентарь, сырье – все должно строго соответствовать стандартам бренда, – продолжает Олег Иванов. – Конечно, продавец бренда на этом зарабатывает, и, видя это, покупатель франшизы через какое-то время, научившись работать, задается вопросом: зачем платить деньги, когда можно зарабатывать гораздо больше. И возможность увеличить доход становится соблазном выхода из-под опеки. К сожалению, уйдя от партнера, компании обычно теряют контроль над качеством, сервисом и в результате рано или поздно закрываются».

Челябинская компания «Рестостар» продавала по франшизе ресторан La Cucaracha, кофейню «Syшка», сервис-кухню «Оливье» и пивной ресторан «Главпивтрест».

«Зная все сложности дальнейших взаимоотношений с франчайзи, мы ограничивались запуском проектов, продавая бренд за паушальный взнос, а роялти в дальнейшем за пользование бренда не брали, – уточнил Олег Иванов. – Точно знаю, что по несколько лет вполне успешно в Тюмени проработали «Оливье» и La Cucaracha, во Владимире – «Оливье». А продажа «Главпивтреста» стала для нас показательной: магнитогорский франчайзи, научившись всему, в момент перед открытием заведения, мягко сказать, отошел в сторону. Поэтому считаю, что все эти взаимоотношения между покупателем и продавцом бренда нужно регулировать на уровне законодательства».

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость
    6 сен 2014 в 19:40

    Я бы поостерегся барыжить тошнотиками с трудно произносимыми названиями или гамбургерами, но те кто влез в эту тему пусть не ноют и не верещат на каждом углу и не заявляют, что это удар по всему франчайзингу.

    Гость
    9 сен 2014 в 09:11

    До сих пор русский язык пользовался хоть как-то позволяющими себя адаптировать словами "франшиза" или "концессия", а теперь сплошная тарабарщина. Надо себя хоть на этом уровне уважать, а то"вы, друзья, как ни садитесь"...

    Гость
    8 сен 2014 в 06:31

    Главпивтрест дело не в франшизе - сам развалился, зашли как то раз официанты ползают ну очень медленно при почти пустом зале....