«Они не странные»: в Челябинске в общий класс приняли детей с аутизмом и синдромом Дауна

Как отреагировали родители и что думают об этом учителя

Поделиться

Четыре особых первоклассника начнут учёбу не в коррекционной, а обычной школе

Фото: общественная организация «Открытое сердце»

В челябинскую школу на линейку первоклассников в этом году идут четыре необычных ученика. Они стали первыми в городе школьниками, которые будут учиться по специальной программе в обычном классе, несмотря на свои диагнозы — синдром Дауна и аутизм.

Челябинская школа № 109 стала первым в городе учебным заведением, в котором в этом году открылся ресурсный класс для особых детей. Его ученики будут посещать уроки вместе с обычными детьми.

На линейке семилетний Ваня ничем не отличается от своих одноклассников — в такой же школьной форме, с портфелем и цветами. Как и другие, он с нетерпением ждёт 1 сентября. И только родители и учитель знают, что у мальчишки расстройство аутистического спектра.

— Это значит, что ему не всегда интересно взаимодействовать с другими детьми, он не так внимательно слушает, что говорят, но может отвечать на вопросы, самостоятельно одеваться, — объясняет мама Вани Наталья Слесаренко.

Ваня — второй ребёнок в семье. О том, что у него аутизм, родители узнали, только когда сыну пошёл третий год.

— Он был, как все дети, даже удивлял своей хорошей памятью, быстро запоминал буквы и цифры. Я сама педагог и начала замечать некоторые странности в поведении: он, например, не играл с игрушками, только трогал их или разглядывал. Врачи успокаивали — всё в порядке. Когда я уже начала настаивать на тщательном обследовании, у Вани выявили расстройство, — вспоминает мама мальчика.

В три года Ване подтвердили аутизм

В три года Ване подтвердили аутизм

Сначала Ваня ходил в обычный детский сад, но потом родители решили отдать его в коррекционный — в надежде на более индивидуальные занятия.

— Педагоги стараются уделять внимание каждому ребёнку, но этого недостаточно. Там их не смогут научить общаться и играть, как обычные дети, потому что этого примера нет перед глазами. И если один ребенок любит кружиться, он кружится в своем углу, если другой любит стучать ложкой, он делает это сам по себе. Хотя уже в раннем возрасте важно, чтобы дети копировали социально приемлемое поведение, это даёт развитие и хоть не снимает диагноз, но открывает возможность получить ребенку и его близким возможность жить обычной жизнью, — рассказывает Наталья.

Общественная организация помощи детям «Открытое сердце» стала инициатором открытия в городе ресурсного класса, чтобы не только коррекционные, но и обычные школы могли принимать особых детей. Это называется инклюзивным образованием, и право на него прописано в федеральном законе об образовании. Но далеко не все челябинские школы оказались готовы внедрить такую новую форму обучения.

— В школах были сомнения, смогут ли они создать все необходимые условия, чтобы обеспечить процесс обучения особых детей. Прежде всего, для этого необходимо введение ставок тьюторов — специальных сопровождающих особых детей — и обучение коллектива педагогов основам прикладного анализа поведения. Без этого мало кто готов работать с детьми, которые имеют расстройство аутистического спектра. Единичные случаи, когда в классе учатся дети с синдромом Дауна, в Челябинске есть. Родители обычных учеников, как правило, выражают опасение, что дети с инвалидностью могут помешать учебному процессу. История о том, что у каждого есть свой тьютор и отдельный учитель — совершенно новый формат работы, который мы увидели в других регионах, — рассказывает председатель общественной организации «Открытое сердце» Елизавета Кириллова. — Ждать, когда повсеместно будет налажена такая система, мы не могли, поэтому прошли обучение и убедили запустить такой формат обучения в школе Челябинска, наши дети растут, и им нельзя сказать «подождите».

В ресурсном классе будут тьюторы и свой педагог

В ресурсном классе будут тьюторы и свой педагог

В «Открытом сердце» решили перенести в Челябинск успешный опыт работы из других регионов. Для этого учителям были предложены занятия по прикладному анализу поведения особых детей, которому в российских вузах ещё не учат.

— Открытие ресурсного класса в общеобразовательной школе — это новая форма работы для Челябинска, но которая уже идёт в Москве, Воронеже Казани, Сочи и других городах страны. Она заключается в том, что для особых детей создаётся отдельный кабинет, где вместе со специальным учителем они готовятся к включению в школьный процесс и каждому в этом еще помогает тьютор, — объясняет Елизавета Кириллова.

Тьютор — это педагог, который помогает ученикам привыкнуть к другим детям, учит их общению, проводит занятия по индивидуальной программе с каждым ребенком. В первом ресурсном классе стоят обычные парты, но есть и столы с перегородками.

— Здесь всё продумано — перегородки закрывают ребёнку обзор, чтобы ничего не отвлекало его внимания. А за обычными партами дети будут привыкать слушать одного учителя и работать самостоятельно. Есть зона разгрузки, потому что таким детям важно переключать внимание: кому-то нужно полежать под утяжеляющим одеялом, кому-то наоборот — попрыгать на батутике, — комментирует эксперт московского «Центра проблем аутизма» Надежда Бурлака, которая специально приехала оценить готовность челябинской школы в рамках проекта «Инклюзивный наблюдатель» и провести для педагогов обучающие занятия.

Специалисты рассказали, что с 1 сентября четыре первых ученика не пойдут сразу в класс. Предполагается, что в первые недели особые дети смогут посещать со всеми уроки физкультуры, музыки, рисования, а затем и другие предметы.

— В коррекционной школе для детей создаются специальные условия — ожидаемые, прогнозируемые, чтобы детям было хорошо и они не знали никаких проблем. А потом они выходят в мир и не понимают, что делать, когда всё вокруг меняется с большой скоростью. Наша задача — не перестроить среду вокруг ребёнка, а научить жить и существовать в этой постоянно меняющейся среде, где утром светило солнце, а через несколько минут пошёл дождь, и нужно по-другому одеться, взять зонт, — объясняет Надежда Бурлака. — Я могу привести в пример мальчика Петю, у которого я была тьютором в Москве. Когда он пошёл в школу, не умел не только считать и писать, но даже разговаривать. У мальчика расстройство аутистического спектра. Сейчас Петя — шестиклассник, он начал говорить и завёл много друзей. Его приглашают на дни рождения, вместе с одноклассниками он ездит на экскурсии, ходит в музеи. У них очень активный творческий учитель, которая делает всё, чтобы сплотить класс. Никто из ребят не считает Петю странным, он уже часть их коллектива.

Семилетняя Катя Андращук — ещё одна ученица первого ресурсного класса. У девочки синдром Дауна, но в семье, где есть три старших брата, она принцесса.

— Мы очень ждали девочку. О диагнозе узнала в роддоме, я даже не знала, как об этом рассказать мужу. К счастью, он всё воспринял спокойно, — говорит мама девочки Алла Андращук. — Сейчас без неё не представляем своей жизни, она каждый день дарит нам свою любовь и нас учит любви.

Надежда Бурлака из Москвы — эксперт по инклюзивному образованию 

Надежда Бурлака из Москвы — эксперт по инклюзивному образованию 

На родительском собрании накануне учебного года, когда прозвучала информация о том, что в каждом классе будет по особому ученику, в зале повисла напряжённая тишина. Мамы и папы расслабились только после того, как сказали, что за каждым ребёнком будет закреплён взрослый сопровождающий. Анонимное анкетирование показало, что многие родители относятся к появлению детей с синдромом или аутизмом в обычном классе нейтрально, три человека высказались против.

— Дочь ходила в садик, где были дети «со странностями». Тяжело, конечно, она уставала, жаловалась, что они могут закричать или затопать. Но я старалась объяснять — терпи, все люди разные. Единственное, когда все шли на прогулку, они толкали впереди идущих. Я просто попросила дочь вставать позади них. Если в школе у каждого будет сопровождающий взрослый, как нам пообещали, тогда я спокойна, — говорит мама первоклассницы.

Директор школы № 109 Светлана Аникина считает, что открытие ресурсного класса — необходимость:

— В каждой школе всегда есть дети с диагнозам: у кого-то отставание в развитии, у кого-то снижен слух или есть проблемы со зрением, есть ребята с сахарным диабетом. Наши учителя работают с такими учениками и учат детей с ними взаимодействовать доброжелательно. Созданию ресурсного класса предшествовала большая подготовка. Ставки тьюторов у нас выделены, педагоги прошли обучение, поэтому мы надеемся, что наш опыт будет успешным.

Светлана Аникина (слева) и Елизавета Кириллова проделали большую работу по открытию первого в Челябинске ресурсного класса 

Светлана Аникина (слева) и Елизавета Кириллова проделали большую работу по открытию первого в Челябинске ресурсного класса 

В этом году первые классы школы № 109 ждёт более насыщенная и интересная программа. В учебном году запланировано больше выездов в национальные парки, экскурсии, различные конкурсы и творческие встречи, где особые дети и обычные будут находиться вместе.

— Многие не знают, что люди с синдромом Дауна работают фитнес-тренерами, дизайнерами, могут иметь свой бизнес. Такие примеры есть в мире. А некоторые знаменитости на самом деле — аутисты. Все они достигли успеха, потому что их не боялись, не прятали в закрытые учреждения, а давали жить обычной жизнью, как все, — добавляет Елизавета Кириллова.

Одноклассникам особых учеников предстоит поближе познакомиться со сверстниками — Ваней, отлично умеющим плавать, Катей, участвующей в театральных постановках, Львом — чемпионом горнолыжных соревнований и Машей, рассуждающей, как маленький профессор.

Как вы отреагируете, если с вашим ребёнком будет учиться школьник с аутизмом или синдромом Дауна?

    Столкнулись с проблемами в школе или детском саду? Присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции или в нашу группу во «ВКонтакте», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7–93–23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74 

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Шляпыч
    2 сен 2019 в 08:56

    Опять эти глупые игры в инклюзию. А знаете почему? Потому что государству НЕ ВЫГОДНО обучать педагогов для работы с такими детьми, и открывать особые классы. Гораздо проще сказать, что эти дети почти обычные и не нуждаются в особых условиях обучения. Учителя с такими детьми работать не умеют, их никто не обучал, и не собирается. Зато с них будет спрос, только вот результат будет плачевным. Особые дети не получат правильный подход в обучении, а нормальные не получат обучения, потому что педагог должен будет отвлекаться на этих особых. Плюсом постоянные конфликты между нормальными и оособыми, которые тоже ничем хорошим не закончатся. Вообщем это плохо для всех: школ, учителей, родителей, но зато эюкономически выгодно для государства.

    Гость
    2 сен 2019 в 09:07

    Это хорошо для родителей "особенных" детей - их необычный ребенок теперь имеет статус обычного (кстати, если уж он такой же как все - может вы так же как все не будете получать пенсию по инвалидности?). Это удобно государству - оно сняло с себя заботу об непростых пациентах, не надо тратить деньги, можно себе в карман. Это ОЧЕНЬ НЕУДОБНО И ПЛОХО для обычных детей - класс будет проходить программу со скоростью самого последнего вьехавшего (угадайте, кто это будет?) и под "особенное" поведение "особенного" ребенка. Я не против таких детей и не испытываю к ним неприязни, но нужно учиться раздельно. Инклюзивное образование - это тупик, мы потеряем обычных детей в стремлении помочь особенным. Выродимся и всё....

    Гость
    2 сен 2019 в 09:05

    Очень приятная новость, особенно для Челябинска. Приятно осознавать, что люди наконец-то начинают принимать и понимать тех, кто отличается от них самих. Увы, результаты опроса показывают, что остаётся ещё много диковатых, не желающих видеть чуть дальше своей зоны комфорта. Проголосовала за первый вариант.