18 ноября понедельник
СЕЙЧАС -4°С

«О педагогах говорят только в праздники и выборы»: учитель истории — об акциях протеста и роли школы

Владимир Брюхов из Челябинска объясняет, почему обществознание стало самым актуальным предметом

Поделиться

Владимир Брюхов работает в школе пятый год

Владимир Брюхов работает в школе пятый год

Накануне Дня учителя, который отмечают 5 октября, мы встретились с преподавателем самых неоднозначных и в то же время актуальных дисциплин — истории и обществознания. Владимир Брюхов из лицея № 35 — молодой специалист и не боится высказывать свою позицию. С ним мы поговорили о том, может ли учитель быть политизированным, как он относится к участию подростков в акциях протеста, зачем создавался единый учебник истории и почему коллаборация для детей — это о кроссовках.

«В России всё плохо с яркими политиками»

— Владимир, у вас в друзьях в Facebook много политиков — Алексей Табалов, Ярослав Щербаков, Алексей Севастьянов, которые противопоставляют себя «Единой России». Учитель истории может быть политизированным?

— Учитель — это прежде всего человек. Все люди разные: кто-то религиозен, кто-то вступает в политическую партию. Другое дело, что это не должно отражаться не объективном ведении урока. У меня есть свои взгляды, и я их чётко разделяю: где моя личная позиция, а где факты. Да, у меня в друзьях Алексей Табалов, потому что до прихода в школу я работал с ним, был пресс-секретарём «Школы призывника», раньше у него называлась АНПО «Школа призывника», думаю сейчас так же, но это не означает, что я одобряю всё, что делает Табалов. Например, недавно прошли выборы, и Алексей начал раздувать скандал якобы с отсутствием синей печати на бланках. Хотя на участках, где установлены КОИБы, она не требуется.

— Вы работали на участке во время выборов?

— Да, я вхожу в избирательную комиссию. Стал её членом сознательно, чтобы получить опыт. Что я мог рассказать детям на уроке про выборы, если сам мало представлял, как они проходят? Теперь я увидел весь процесс — от организации избирательного участка до подсчёта бюллетеней. Учителей часто упрекают в том, что они обзванивают родителей, спрашивают, проголосовали они или нет. Так и правда бывает, но, во-первых, я не вижу в этом ничего плохого, это делается для обеспечения явки и большей объективности результатов. Во-вторых, никто не мешает ничего не отвечать или вовсе никуда не ходить. Но лучше всё-таки ходить, ведь если ты проголосовал, то твой голос украсть уже невозможно. Это знают все, кто хорошо изучал обществознание. Что случилось в кабинке — остаётся в кабинке, опыт прошлогодних губернаторских выборов на Дальнем Востоке это хорошо показал.

— По стране прокатилась большая волна протестных акций, в них участвовали в том числе студенты и школьники. Вы со своими учениками обсуждаете эти темы?

— Да, потому что дети, конечно, знают, кто такой Навальный — он всё-таки самое узнаваемое лицо протестного движения. Иногда спрашивают моё личное мнение. Я стараюсь отвечать объективно, что региональные штабы Навального проводят большую работу на фоне партий, которые проявляют активность, как правило, только перед выборами. В то же время я вижу не всегда корректное поведение с этической точки зрения, которое лично для меня неприемлемо. К сожалению, в России всё плохо с яркими политиками, и приводить в пример кого-то ещё сложно.

Последние события я использую для того, чтобы показать, как важно не быть пассивными, что, когда детям исполнится 18 лет, они могут участвовать в выборах и высказывать таким образом свою позицию. С другой стороны, сейчас много взрослых, которые считают, что на выборы можно не ходить, что всё уже решено. Так откуда же тогда возьмётся поколение, которое захочет изменить что-то?

«Об учителях говорят только в праздники, во время выборов и скандалов» 

Молодой учитель не боится выражать своё мнение

Молодой учитель не боится выражать своё мнение

— В школах проводят политбеседы с учителями, учениками о запрете участвовать в протестных акциях?

— Лично я с таким не сталкивался. Когда-то был скандал с участием детей в фестивале красок Холи. И после этого накануне протестных акций действительно было спущено уведомление, которое либеральная общественность расценила как запрет. На самом деле там просто разъяснялось о том, что акция не согласована. Ученикам я тоже объясняю: если акция несанкционированная, то участие в ней грозит ответственностью им и их родителям.

Честно говоря, запрещать сейчас что-то, на мой взгляд, бессмысленно. Есть интернет, дети всё могут прочитать там и высказать свою позицию, найти сторонников. Если школьников нет на акции протеста, это не значит, что они не имеют своей точки зрения. Мы начали с того, что учитель — человек, ребёнок — тоже человек. Для кого-то это может быть открытием, но у детей тоже есть право на своё мнение, и очень не хочется, чтобы они жили с постоянной мыслью «как бы чего не вышло».

Я учитель, моя мама — педиатр, и у нас есть общий принцип — не навреди. Именно поэтому на уроках я в первую очередь объясняю и учу анализировать.

Главным принципом в преподавании истории и обществознания Владимир считает — не навреди

Главным принципом в преподавании истории и обществознания Владимир считает — не навреди

— А вы сами принимали участие в протестном движении?

— В несогласованном — нет. Но я подписывал петицию в защиту Павла Устинова, это моё законное право таким образом выразить свою позицию. Для учителя самый большой страх — потерять работу. Насколько я знаю, в той же Москве существует чёрный список учителей. Конечно, когда свою, часто неудобную для власти, позицию высказывают 10 человек, то с ними легко можно расправиться, а когда две-три тысячи, то с ними уже приходится считаться.

К сожалению, об учителях сейчас вспоминают всего несколько раз в год — 1 сентября, на День учителя, когда проводятся выборы (и то в свете обвинений в фальсификации) и если случается какой-нибудь скандал. Буквально недавно условный срок получила директор (бывший завуч. — Прим. ред.) школы из Пермского края, которая якобы не обратила внимания на семью, в которой мама заморила дочь голодом. 

Мы сейчас обсуждаем участие учителей в выборах, акциях протеста, но, мне кажется, важнее всего говорить о корпоративной солидарности. У нас в стране около пяти миллионов педагогических работников, и нам для социальных изменений нужно объединяться не для акций протестов, а защиты своих прав, улучшения положения педагога в обществе, обмена опытом, наконец. Вам сейчас сложно будет найти школу, где есть учительская. Кабинеты отданы под уроки, чтобы как можно больше классов учились в первую смену. Но об этом никто не говорит.

Без корпоративной солидарности никогда не будет решена, например, проблема с разрывом в зарплатах. Почему в Москве учитель получает в два-три раза больше педагога из Челябинска при том же уровне нагрузки, а учитель из Кургана — на 30% меньше.

Есть интересная статистика: профессия учителя остаётся в пятёрке уважаемых, но в антирейтинге она занимает третье место, то есть родители не хотят, чтобы их дети становились педагогами.

Владимир Брюхов следит за последними новостями, чтобы приводить ученикам актуальные примеры

Владимир Брюхов следит за последними новостями, чтобы приводить ученикам актуальные примеры

«Все переживают за историю и забывают о настоящем»

— Как вы стали учителем?

— Я родом из Курганской области, там окончил истфак Курганского университета. В Челябинск переехал, потому что это более крупный город, и здесь был решён вопрос с жильём. Оказалось, что устроиться историком довольно сложно. Вакансии имелись, но их быстро разбирали, и предпочтение отдавалось педагогам с опытом. Я всё-таки нашёл работу, принял участие в конкурсе «Учитель года». Там меня заметила директор лицея № 35 и пригласила к себе. Этот год у меня последний, когда я могу называться молодым специалистом.

— В истории вам лично какой больше всего нравится период?

— В детстве читал книгу «С любовью к природе», в рассказе мальчика спрашивали о любимом времени года. Осенью он отвечал, что осень, зимой — зима и так далее. У меня примерно такая же история. Древний мир безумно интересен, но он от нас очень сильно далёк, поэтому более фантастический, волшебный — идеально подходит для пятиклассников. Дальше история становится политизированнее, появляется больше фактов, документов — это уже серьёзная социально-политическая наука.

На самом деле мне больше нравится обществознание. Есть такое ощущение, что вся страна сильно переживает за историю, прошлое и забывает о настоящем. Обществознание с этой точки зрения — полезный практический предмет. Хотелось бы, чтобы его в расписании было больше, а не час в неделю.

Владимир не боится говорить с детьми о политике

Владимир не боится говорить с детьми о политике

— Несколько лет обсуждается идея создания единого учебника истории. Вы считаете это правильным?

— Если рассуждать логически, то да. Есть ЕГЭ, и выпускникам проще подготовиться к экзамену по унифицированным материалам. Означает ли это пропаганду каких-либо идей, стирание исторических событий, определённую трактовку? Мне сложно сказать. Учебник — не последняя инстанция, есть учитель, который обязан объективно излагать факты, а мнения, оценки остаются в дополнение. В программе есть темы, которые у нас так и называют — «сложные». Это, к примеру, начало Второй мировой войны. Я помню, как в вузе нам говорили, что пакт Молотова–Риббентропа — подделка. Сейчас превалируют другие версии. Школьникам ничего не мешает заглянуть в разные источники, углубиться в тему и сделать собственный вывод.

При ремонте кабинета мы нашли советскую энциклопедию. Я помню, какой восторг она вызывала у меня в детстве, потому что только оттуда можно было почерпнуть много знаний. Сегодня у детей множество возможностей для изучения и обучения, и это здорово! Это моя задача как учителя — чтобы дети получали радость от новых знаний, сделанных ими открытий.

В работе Владимир применяет сингапурские педагогические техники

В работе Владимир применяет сингапурские педагогические техники

— А как вы решаете эту задачу?

— Я стараюсь использовать различные приёмы. Помните чувство, когда вы не умели решать задачу, а потом научились, и какой подъём от этого. Когда ребёнку даёшь понять, что ошибаться — это неплохо, потому что это опыт и возможность тут же узнать что-то новое, появляется мотивация. Есть простые упражнения из сингапурских практик, которые считаются одними из лучших в педагогике, когда даётся несколько утверждений, и ребёнок должен высказать согласие или несогласие с ними. Например, что древние люди ходили с дубинами и жили в пещерах, а на самом деле в пещерах они обосновывались ненадолго, а вместо дубин чаще использовали более эффективное оружие — копья. Ребёнок может дать неправильный ответ, но сразу же получает новое знание.

Современные школьники обожают мобильные телефоны, я стараюсь это использовать в педагогических целях. Есть сервис онлайн-викторин, которые можно проводить во время урока или играть дома. У ученика просыпается азарт, ведь каждому хочется быть лучшим в классе, а я вижу результат — на какие вопросы он ответил правильно, на какие — нет, а на какие ушло больше всего времени.

«Спросил учеников о коллаборации, а услышал о кроссовках»

— Какие темы вы сейчас обсуждаете со школьниками?

— Я стараюсь отслеживать информационную повестку и приводить примеры, основываясь на последних событиях. Иногда объясняю тему с отсылками к мультфильмам, фильмам, снятым в 80–90-е годы, и натыкаюсь на стену непонимания — они их не знают, поэтому я оставляю это им для расширения кругозора и подбираю более понятные примеры. 

Недавно спрашивал у школьников о коллаборационизме. Для взрослых это слово носит вполне конкретное значение — сотрудничество с оккупантами. Дети же ожидаемо начали говорить о моде, кроссовках, то есть коллаборации фирм.

Обсуждали также выступление в ООН школьницы из Швеции Греты Тунберг. Оказалось, что дети мало что о ней слышали. Они ведь, как и взрослые, в интернете видят только то, на что подписаны. Конечно, их больше зацепило то, что она пропускала уроки. На самом деле она поднимала важные проблемы, которые мы изучаем в школе. Главное, чтобы взрослые не использовали её в своих интересах. Это хуже всего.

Знаете интересных учителей? Или других челябинцев, о которых нужно рассказать читателям 74.RU? Ждём от вас сообщений на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте» и Facebook, а также в WhatsApp или Viber по номеру +7–93–23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
4 окт 2019 в 11:04

Почему мы про учителей говорим больше, чем, допустим, про дворников, продавцов, водителей трамваев или кондукторов? Я уж не помню...

Гость
4 окт 2019 в 10:50

У нас у дочери учительница истории классный руководитель.Очень осторожненькая дама.На одном из родительских собраний она...

Гость
4 окт 2019 в 11:04

Главное ,чтобы какой-нибудь услужливый дурак или негодяй не спровоцировал в школах ХУНВЭЙБИНОВЩИНУ .Вот что страшно .