Город

Алексей Севастьянов, депутат гордумы Челябинска: «Элита в шоке от поступков Петра Сумина!»

Именно герой нашего сегодняшнего интервью познакомил Челябинск с таким понятием, как «экологический шантаж». 22-летний юрист Алексей Севастьянов последовательно положил на лопатки Артура Никитина и компанию «Энергоинвест».

Эти ребята от Севастьянова просто откупились. И теперь Алексей, заручившись поддержкой свыше, не без успеха занимается политической борьбой и досаждает еще более известным персонам.

Интересно, что после интервью с Алексеем Севастьяновым я обзвонил добрый десяток челябинских политиков, бизнесменов и чиновников с просьбой перед камерой высказать свое мнение об Алексее. Все они как один отказались это делать. Боятся… С этой ситуацией господина Севастьянова можно только поздравить!

А может быть, боятся не Алексея Михайловича, а того, кто за ним стоит?...

Алексей Михайлович, давайте начнем вот с такого вопроса. Сколько вам заплатили за наезд на председателя арбитражного суда Валерия Коротенко? И кто был заказчиком наезда?

– К сожалению, никаких денежных средств я за это не получил. А заказчиком проекта была, наверное, политическая и общественная ситуация, которая сложилась, лоббизм, который осуществлял, на мой взгляд, председатель областного суда, он достиг максимальной точки. А уж там сподвижники, другие люди, они появляются во время реализации какого-то проекта, и всё это уже реализуется в рамках того, что я заложил и посчитал необходимым до общественности донести, какая сейчас реально ситуация творится в арбитражном суде.

А мне кажется, Алексей, что вы просто бесстыже лукавите. И на самом деле был и заказ, и наезд, а не борьба за правду…

– Для меня же цель – самое главное, а не средства и задачи, как я это выполняю. Потому что идеальных людей, конечно, нет ни в нашем городе, ни в России, но цель если у тебя стоит – права человека и защита прав людей изначально, то потом сам смотришь, какие ресурсы и средства ты можешь на это направить. Поэтому я искренне убежден, что сделал все правильно, и буду продолжать эту работу, я же нигде не остановился, чтобы изменить ситуацию, которая сложилась сейчас.

Алексей, а если вы такой честный юрист, боретесь за правду, то почему бы вам не бороться против строительства ТЦ «Родничок», который, вроде бы, незаконно строится?

– Смотрите, здесь несколько нюансов. «Родничок» касается гражданско-правовых отношений, мне, наверное, неинтересно вникать, как это сделка была сама по себе оформлена, потому что там черт ногу сломает.

Обсудим ваш наезд на Артура Никитина, тогда вы выполняли задание, которое вам дал Еремин, или я снова не прав?

– Я же юрист, и слово «наезд» сложно для меня воспринимается, потому что это где-то из 90-х годов.

Хорошо, выражусь по-другому. Ваша юридическая борьба с Артуром Никитиным была оплачена Ереминым?

– Опять же оплачена... Не даст слукавить никто, вы можете спросить у Еремина, вы можете спросить у Никитина, многие подробности этого дела знают, но нет нигде факта, что я получал какие-то денежные средства от того либо от другого. То есть это не цель заработать на этом деньги, цель – выполнить свою миссию. И чем дальше идешь, как кирпичик складываешь, влазишь в эти бизнес-конфликты, где действительно страдают общественные интересы, и ты их стараешься защитить, тем мне по крайней мере интересней.

То есть вы сознательно разжигаете бизнес-конфликты, это входит в вашу миссию личную?

– В мою миссию личную входит защита прав человека, я в своей жизни часто хожу на грани из-за этих бизнес-интересов, но, понимая, для чего это делаю, я, можно сказать, себя внутри оправдываю тем самым.

Алексей, поговаривают, что даже прокурор области Войтович побаивается связываться с Севастьяновым, чувствуете себя крутым?

– Я себя крутым до такой степени не чувствую. Что касается Войтовича, я только преклоняюсь перед ним, потому что он столько проектов реализует действительно качественно, и я готов только помогать.

Вернемся к делу Коротенко. Вам ведь, кажется, по этому вопросу уголовное дело угрожает?

– Да, угрожает уголовное дело, наверное, такого в России еще не было, что председатель челябинского арбитражного суда написал на меня заявление, что я угрожаю судебной власти какой-то расправой. На самом деле мы будем требовать также возбуждения в отношении него уголовного дела и с тем самым готовим ходатайство в высшую коллегию судей на предмет того, что призывает такими лозунгами как председатель арбитражного суда в своем заявлении действовать.

Алексей, а не страшно?

– Иногда... Мне всегда, если честно, страшно, кто знает мое окружение, страх – это мое первое чувство, всегда боюсь, от этого у меня начинает работать голова, начинаются действия, и я понимаю, что для того, чтобы преодолеть этот страх, я должен еще более эффективно действовать.

Представим такую ситуацию: вам звонит Косилов и говорит: «Алексей, давай мочить Юревича, плачу, сколько захочешь». Начнете мочить?

– Ну, особенно со второго предложения окончу разговор, еще раз говорю: для меня деньги – это просто ресурсы.

Алексей, как вы считаете, кто может на следующих выборах мэра Челябинска претендовать на кресло главы города? Кто может составить конкуренцию Михаилу Валерьевичу?

– Михаил Валерьевич может еще лет 10 управлять городом, еще на один срок остаться, если пожелает, и я вам скажу, что Сергей Викторович Давыдов за это время уже стал таким хозяйственником, знает законы, разбирается, имеет юридическое образование, достаточно жесткий в необходимых вещах руководитель. Я думаю, что на сегодняшний день шансов больше всего у него.

В чем амбиции Алексея Севастьянова? Власть, деньги, статус, что-то другое?

– Мои амбиции – выполнить до конца миссию, которую я определил для себя.

Алексей, давай без пафоса обойдемся.

– А я и говорю, что это удивительно, ну а чего у меня сейчас нет? Скажите тогда, мне 32 года, деньги у меня все равно какие-то есть, власти, по-моему, тоже достаточно, политические амбиции я реализовываю через партию, я являюсь региональным лидером, в Москве я являюсь помощником Анатолия Григорьевича Кучерены, что мне реализовывать тогда дальше? Для меня политика – это средство, деньги – это средство, к общественным организациям я немножко по-другому, потому что я вырос из них, отношусь, но все остальное для меня – средство для достижения цели.

Именно в рамках достижения этой миссии вы включились в борьбу с «Единой Россией» в ходе выборов в Златоусте? Трудно бороться с «Единой Россией»?

– У меня отношение к «Единой России» очень простое: коттедж стоит, там есть территория огороженная, и там жарят шашлыки пять-шесть человек, они встречаются между собой – вот это «Единая Россия» и есть, жарят шашлыки и говорят: «О, как там народ живет?» Я вижу, как это происходит в Златоусте, и происходит именно так, люди отдельно – партия отдельно. Понятно, что эта ситуация не может так долго искусственно продлеваться, у нас есть малый и средний бизнес, который не может себя реализовать в рамках этой партии, реально им закрывают просто ходы и не дают поддержку. У нас есть простые люди, права которых каждый день нарушаются, всё это не может бесконечно, забор будет снесен, в том числе и коттедж этот.

А вот с Караваевым сложно было бороться? Ведь человек бывший чекист, представитель «Единой России».

– Конечно, сложно, и сейчас сложно, вот здесь я реально боюсь за свою жизнь. У меня есть аудиозапись очень интересная, там юрист «Единой России» – забыл сейчас фамилию, но у меня всё это есть – договаривается с женщиной о том, что он ей заплатит 1000, если она пойдет к участковому и скажет, что Гусева ей дала 500 рублей на водку. И еще 2000, если она даст объяснения участковому, вот какие методы! Ну, во-первых, я, конечно, в шоке, потому что я думал, что такого давно нет, что партия власти себя настолько уверенно чувствует, здесь либо чего-то испугались, хотя непонятно чего, правильно? Это же скандал, больше того, я уверен, что Караваев просто подставляет губернатора Челябинской области, и знаете почему?

Почему?

– Вы видели когда-нибудь, чтобы Петр Иванович так впрягался в какой-то конкретный населенный пункт? Всегда губернатор стоит выше всех над схваткой, это первое, государственное лицо, чиновник высшей категории. В Челябинской области выше просто нет, и его вводят внутрь схватки, я понимаю, под каким давлением это все делается. Ну реально так же нельзя делать, у тебя должна быть этика внутренняя твоя как кандидата Караваева, и у близлежащего окружения должна быть этика! Нельзя так поступать с губернатором, даже старые элиты интеллектуальные, творческие, они просто в шоке от этого. Такого еще не было на территории всей России.

Алексей, как вы оцениваете перспективы партии, которую вы сейчас возглавляете в Челябинске, «Правое дело»?

– Я оцениваю перспективы ЗСО – 27%, если нас не снимут с выборов, это по спискам, и пять-шесть кандидатов по одномандатным округам, потом – представительство в Государственной думе, куда я намерен от нашего региона попасть.

В следующем году муниципальные выборы – будете участвовать в них? Уже работаете по каким-то городам?

– Я думаю, у нас будет большинство мест в городском собрании в городе Миассе. Мы получим своего главу в городе Карабаше, получим представительство в городе Копейске. Поучаствуем в Сосновском районе, большое количество кандидатов в Чебаркуле, в Кыштыме мы готовим сейчас кандидата также на пост главы города. Мы не будем занимать все пространство, пусть успокоится «Единая Россия», но свою часть мы хотим получить.

Опять придется вступить в схватку с «Единой Россией».

– Мне от этого только становится все лучше и лучше, с помощью этих схваток я их заставлю работать с людьми, как бы они ни упирались, если они хотят победить на муниципальных выборах в марте, то «Единая Россия» будет ходить и будет работать с людьми, или они проиграют нашей партии.

Вы депутат городской думы, оцените, что из себя представляет парламент южноуральской столицы: клубок змей или послушный механизм, послушный для мэра Челябинска?

– Наверное, ни то и ни то, вы, наверное, знаете, что у меня напряженные отношения с председателем Челябинской городской думы. И на той неделе я выразил несогласие с кадровой политикой, которую проводит Борис Ефимович, на вашем сайте говорю, в вашем интервью, я об этом говорю открыто – я не согласен с тем, что сейчас Челябинская городская дума во многом под влиянием председателя Челябинской городской думы становится больше формальным инструментом, чем инструментом, который решает проблемы граждан, но это мое мнение, это нисколько не связано с личным, я об этом открыто говорил Борису Ефимовичу и продолжаю говорить.

Лавры спикера городского парламента не хотите получить?

– Я не в ту партию вступил на сегодняшний момент, поэтому мне это не грозит.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления