22 января суббота
СЕЙЧАС -16°С

Подвальная старость

В Челябинске 84-летняя труженица тыла Любовь Севастьянова больше года живет в подвале дома. Несколько лет назад ее младшая дочь продала чужим людям половину частного дома в Тракторозаводском районе, и теперь там коммуналка. В одной из комнат ютится со сво

Поделиться

Поделиться

Поделиться

В Челябинске 84-летняя труженица тыла Любовь Севастьянова больше года живет в подвале дома. Несколько лет назад ее младшая дочь продала чужим людям половину частного дома в Тракторозаводском районе, и теперь там коммуналка. В одной из комнат ютится со своей семьей старшая дочь Любови Севастьяновой Валентина. Раньше вместе с ними в 10-метровой комнатке жила и пенсионерка, но, не выдержав мучений, решила уйти в подполье.

Дом на Краснофлотской, 37, в Тракторозаводском районе почти ничем не отличается от соседних: ветхий, выкрашенный голубой краской, с раскрытыми ставнями, вычищенным от снега двором. Но когда попадаешь сначала в сени, а потом – через маленькую кухоньку в небольшую темную комнату, понимаешь, в чем отличие: дом коммунальный. Соседняя дверь в две большие комнаты закрыта на ключ. Такое ощущение, что кухня и 10-метровая комната просто «отрублены» от остального пространства. Старшая дочь Валентина Севастьянова рассказывает, что дом не такой уж и маленький. Две комнаты, оказавшиеся в собственности у посторонних людей, самые большие и когда-то принадлежали ее семье. Квадратные метры были проданы несколько лет назад младшей дочерью. Тогда она попросила мать подписать документы на наследство, и старушка не смогла отказать самой любимой дочери.

Позже выяснилось, что пенсионерка подписала дарственную на половину родового гнезда, а также дом напротив, принадлежавший ей. Младшая дочь продала досрочно полученное «наследство», на вырученные деньги купила дом в поселке Еманжелинка и забрала мать с собой. По словам Любви Севастьяновой, она прожила там около трех месяцев. Больше не выдержала. Старушка со слезами на глазах рассказала, как зять настаивал на том, чтобы она всю пенсию отдавала им, затем ее начали отдельно кормить, потом запретили пользоваться общей уборной. Отношения накалились до предела: под подушкой пожилая женщина держала веревку, звонила родственникам в Челябинск и умоляла забрать, угрожая повеситься. Старшая дочь и сын забрали пенсионерку в областной центр, но места в собственном доме ей уже не нашлось. Любовь Севастьянова поселилась в комнате старшей дочери, кроме нее на 10 квадратах жили дочь, внучка и малолетний правнук. «Бабушку пристроили на диване, а сами спали на полу, на перине, – говорит Валентина Севастьянова. – Только мама не хотела нас стеснять. Она привыкла жить одна и быть единственной хозяйкой в доме. Поэтому попросила отгородить ей угол в подвале дома».

На Краснофлотской, 37, даже подвал разграничен. В подпол можно спуститься из дома, но только из комнат, которые были проданы, или зайти с улицы. Половина подвала принадлежит соседям. Поэтому даже там старушка не может чувствовать себя полноправной хозяйкой. Кроме того, ходить из комнаты на первом этаже в подвал приходится по улице. К маленькой дверце в темном сарае ведут крутые ступени, 84-летней бабушке трудно по ним подниматься и опускаться – она лишь иногда ходит к дочери в гости. В левом углу подвала на подиуме возвышается кровать. Щели закрыты многочисленными подушками, помещение заставлено непонятной мебелью. Тут же живет собака с щенками и кошки. Отопления нет. Но холод уже давно не пугает Любовь Севастьянову – она даже спит одетая.

«Почему в подвал? Да потому что комнатка маленькая, – говорит старушка. – Если я на диванчик лягу, то Валя ляжет на пол. А она работает не покладая рук. У меня душа болит – я на диване, как королева... А она утром встала и на работу пошла. Пришла с работы, а отдыха нет: ребенок тут же. А у Вали давление под двести. Вот я и решила переехать в подвал. Я ходила по инстанциям, хотела получить квартиру, но передо мной все двери закрываются. Мне говорят, что взамен нужно сдать дом... Так был бы дом, мне и квартиру не надо. С 2004 года стояла в очереди на квартиру, в 2006-м должна была получить, но не ходила, не отмечалась, сейчас только спохватилась. Мне самой не справиться. Все нервы истрепаны».

Между тем пенсионерка показывает целую кипу документов: ветеран Великой Отечественной войны (труженик тыла), ветеран труда, награды, ордена, юбилейные медали, даже трудовой договор с сельсоветом, который был оформлен в 1942 году (женщина тогда начала работать трактористкой). Старушка также относится к категории пострадавших при аварии на ПО «Маяк» в 1957 году, страдает лучевой болезнью и является инвалидом по зрению.

Заместитель главы Тракторозаводского района Челябинска Александр Тендитный сообщил корреспонденту Chelyabinsk.ru, что узнал о ситуации только сутки назад, поэтому не может комментировать. Но специалистам социальной защиты даны указания как можно более внимательно отнестись к этому делу. В администрации же Челябинска отметили, что пенсионерке было предложено два варианта: ей могут предоставить жилье в порядке очереди как пострадавшей при аварии на ПО «Маяк» или отправить в социальный дом для ветеранов. В первом случае необходимо оформить целый пакет документов, а они были затребованы администрацией Тракторозаводского района, но до сих пор не получены. От второго варианта Любовь Севастьянова наотрез отказалась. «Я хочу жить со старшей дочерью, раз уж она за мной ухаживает», – заявила женщина.

Фото: Видео Андрея ВИННИКОВА

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter