Все новости
Все новости

Тоталитарные секты: угроза из Казахстана

В соседнем Казахстане принят закон о «Религиозной деятельности и религиозных объединениях». Казалось бы, до конфессий соседа южноуральцам дела нет, но представители занятых борьбой с тоталитарными сектами общественных организаций Казахстана утверждают: уж

ds

Поделиться

Поделиться

В соседнем Казахстане принят закон о «Религиозной деятельности и религиозных объединениях». Казалось бы, до конфессий соседа южноуральцам дела нет, но представители занятых борьбой с тоталитарными сектами общественных организаций Казахстана утверждают: ужесточение казахстанского законодательства уже сегодня приводит к тому, что многочисленные «гуру» начинают перебираться в Россию. Эту тему 26 октября на пресс-конференции в Челябинске обсудили эксперты РФ и Казахстана.

О сектах не писал в наше время только ленивый, но проблема деструктивных культов по-прежнему актуальна. Даже и без «импортной» помощи в России, и в Челябинской области в частности, по самым скромным оценкам экспертов влиянию сектантских лидеров подвержено около одного процента населения. То есть порядка полутора миллионов человек по всей стране и около тридцати тысяч – на Южном Урале. Борются же с ними немногие общественные организации и силовики, сильно ограниченные обтекаемыми формулировками федерального закона «О противодействии экстремизму». Однако какие-то результаты все же есть. Так, проект известного челябинского общественного деятеля Марины Волковой «Антисект: профилактика экстремизма» на днях был удостоен специального гранта, который даже назвали так же. Поздравить «антисектантку» в Челябинск приехали представитель казахстанских общественных организаций Юлия Денисенко и Евгений Волков – один из немногих в России специалистов, на научной основе исследующих влияние сект на общество, преподаватель Нижегородского университета, кандидат философских наук. На встрече с журналистами они вместе обсудили, как можно противостоять агитации новоявленных «пророков», «гуру» и прочих «небесных посланников».

«Казахстанские законы, регламентирующие деятельность религиозных организаций и прежде были гораздо менее либеральны, чем российские, – заметила Юлия Денисенко. – Теперь же, когда каждая организация должна будет пройти перерегистрацию, в том числе и с применением религиоведческой экспертизы, лидерам «опиума для народа» у нас становится и вовсе неуютно. Хотя говорить о победе над сектантством в Казахстане нельзя: в общем и целом у нас ситуация схожа с российской. Принципиальное различие одно: в России большинство борющихся с агитацией сектантов организаций так или иначе привязаны к РПЦ, а в Казахстане они – независимые общественные организации. Кроме того, отделы по работе с религиозными объединениями создаются при большинстве государственных органов – полиции, налоговой инспекции, госбезопасности. Наконец, контроль за сектами должно взять на себя формируемое «Агентство по делам религии».

В России борьба ведется по-другому, и это видно невооруженным глазом. Так, наше законодательство оставляет слишком многим лазейку для сбора средств с граждан: они просто оформляются как добровольные пожертвования».

«Изменения нужны не только в налоговом законодательстве, – уверен Евгений Волков. – Уголовный кодекс, нормы для создания общественных организаций, под которые чаще всего маскируются культы, или, как я их называю, манипулятивно-эксплуатирующие объединения. Все вместе это поможет и бороться с уже существующими, и препятствовать появлению новых разносчиков «опиума для народа». Между прочим, тенденция к ужесточению законодательства в плане религиозной деятельности прослеживается во многих странах. Закон о психологической манипуляции разрабатывался в Италии, идет работа в Германии, во Франции. У нас есть закон «О противодействии экстремизму». С его точки зрения, экстремизма в деятельности сект не так уж и много, но, тем не менее, опасность этих культов и примыкающих к ним расплодившихся сегодня тренингов по улучшению своей жизни очевидна: это искусственно разделенные семьи, это психические заболевания, выпавшие из жизни годы. Во многих случаях вступившие в секту становятся настоящими рабами своих духовных лидеров – и не только в экономическом, но и в сексуальном плане. Между тем единственные цели сект – деньги и власть. На основании своего опыта могу сказать, что объем средств, крутящихся в этой сфере, сравним с наркоторговлей. И самое страшное, что охотятся сектанты в основном за молодыми людьми – наиболее перспективными, но еще не наработавшими некоего жизненного стержня».

Как бы то ни было, оболочка у секты может быть самой разной, зато смысл всегда один: приходите к нам и деньги не забудьте. Взамен – обещания самых разнообразных благ. Кстати, многочисленные исследования давно доказали, что все это всего лишь пустые слова. Ни один лидер ни одной секты на просторах России не обладает какими-нибудь сверхспособностями. Зато знание психологии и умение манипулировать чужим сознанием у них есть, и пользоваться этими инструментами они не стесняются. А значит, от этого и нужно уметь защищаться. Надеяться на природную недоверчивость не стоит. Как рассказал Евгений Волков, в один из прошлых визитов он на лекции в Челябинском государственном университете включил запись проповеди одной из адепток «Радостеи». Итог ученый охарактеризовал коротко: «Вляпался весь зал!»

«Именно обещание «всё сделать хорошо» должно настораживать в первую очередь, – рассказывает Евгений Волков. – Обещают спасение в следующей жизни, счастье, здоровье, успокоение, богатство и даже бессмертие. В секты никого насильно не затягивают, секты только расставляют эту наживку на крючках. Попадаются люди сами. Как защититься? Мыслить критически! Это было бы самой действенной профилактикой любого псевдорелигиозного экстремизма – с детского сада приучать малышей анализировать ситуацию, оценивать ее. Между прочим, на Западе такие методики давно разработаны и применяются. В Украине еще семь лет два талантливых ученых разработали антиманипулятивный тренинг для школьников. А у нас все учат пользоваться Интернетом, но вот использовать свой природный компьютер – мозги – нет».

Итак, для защиты – критическое мышление. А что делать, если друг, близкий, родственник уже «втянулся» и уверовал в очередное спасение после близкого конца света? Без специалистов обойтись трудно, но в беседах с сектантом-неофитом главное – правильно задавать вопросы. Оказывается, это целая наука.

«Очень выгодна позиция «любопытный обучающийся», – считает нижегородский ученый. – Правильно заданные вопросы побуждают собеседника не только рассказывать о чем-то, но и думать, оценивать ситуацию с разных сторон. А доброжелательный собеседник ненавязчиво подведет сектанта к пониманию разных логических нестыковок в его учении».

Те же методы работают и с приглашениями на различные семинары, тренинги личного роста и прочие мероприятия, обещающие небывалые перемены в жизни после визита. Перемены действительно наступают: по данным статистики, уже через пару лет после периода увлечения «семинарным» развитием личности или бизнеса наступает тяжелейшая депрессия, нередки случаи суицида. Хотя, казалось бы, «отфильтровать» действительно полезные тренинги от мошеннических достаточно легко.

«Стоит обращать внимание на место проведения, – перечисляет Евгений Новомирович. – Организованные в муниципальных и государственных учреждениях, при официальных консультационных центрах тренинги, скорее всего, относятся к полезным. Тревожный звоночек – пафосность и неконкретность названия. И уж точно нужно бежать подальше от семинаров по оперативной чистке чакр, исправлению кармы и досрочному выпадению в нирвану! Кроме того, тренинги для профессионалов узкоспециализированы. О новых IT-технологиях рассказывать будут именно компьютерщикам, о новых методах лечения – врачам, о технологиях ведения переговоров – менеджерам по продажам. А если очарованный случайным знакомым работодатель загоняет на какую-то лекцию весь коллектив одним чохом (примеров тому масса, в том числе и в Челябинске) – дело, скорее всего, нечисто».

В Челябинске и области, по мнению Марины Волковой, представлена вся палитра орудующих в России деструктивных культов. Есть неопятидесятники, «Новая жизнь», церковь «Благодать», адепты «Радостеи». Нетрудно заметить, что все это – выходцы из протестантской ветви христианства. Пострадавшие от «исламского сектантства» в «Антисект», кстати, почти не обращаются. Но – добавим от себя – тот же «Хизбут-тахрир», от которого традиционные мусульмане шарахаются, до сих пор на слуху. Правда, Марина Владимировна подчеркивает, что судит только по количеству обращений, поступающих к ней на сайт. Наиболее многочисленны – или наиболее заметны для обывателей – сайентологи и свидетели Иеговы. Это наиболее крупные организации, поставившие свою работу на широкую ногу и обожающие судиться по поводу свободы мысли и вероисповедания со всеми подряд, от граждан до государственных органов. По словам Марины Волковой, реклама встреч саентологов появлялась в ведущих областных печатных изданиях и на телеканалах, объявления о встречах и семинарах регулярно появляются на фонарных столбах, стенах домов, остановках общественного транспорта. Обращения к гражданам, по словам Марины Волковой, транслировали не так давно из радиосети на Кировке и в ТК «Синегорье». Вот только найти что-то криминальное в этих рекламных объявлениях очень сложно. Уж точно в них нет цитат Рона Хаббарда, основателя сайентологии, считавшего, что его «наука» сродни фашизму – она также не рассматривает людей как какую-то ценность.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter