20 января четверг
СЕЙЧАС -11°С

Педофилам прописали «химию»

Государственная дума РФ окончательно, в третьем чтении утвердила поправки в Уголовный кодекс и другие законодательные акты, ужесточающие наказания за преступление сексуального характера против несовершеннолетних. 7 февраля...

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Государственная дума РФ окончательно, в третьем чтении утвердила поправки в Уголовный кодекс и другие законодательные акты, ужесточающие наказания за преступление сексуального характера против несовершеннолетних. 7 февраля химическая кастрация стала реальностью; педагогов, возжелавших детей, будут наказывать строже остальных, педофилам-рецидивистам теперь светит пожизненный срок. Почему следователи готовятся к сложностям, а психиатры сомневаются в том, что ужесточение наказания что-то изменит, читайте в материале Chelyabinsk.ru.

Суть принятых поправок (с ними можно ознакомиться здесь) сайту Chelyabinsk.ru разъяснил депутат Госдумы от Челябинской области Дмитрий Вяткин, который работал над законопроектом в составе комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД, а на заседании докладывал о нем своим коллегам-парламентариям от лица фракции «Единая Россия».

По его словам, важные изменения вносят поправки, запрещающие применение условного осуждения и отсрочки отбывания наказания к лицам, совершившим преступления против половой неприкосновенности детей. Меры наказания к педофилам-рецидивистам ужесточаются вплоть до пожизненного лишения свободы. Более суровые меры ожидают уличенных в педофилии близких родственников, педагогов и воспитателей потерпевших детей, а также за мужеложство и лесбиянство по отношению к несовершеннолетним.

Кроме того, изменяются условия реализации права на условно-досрочное освобождение и замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания (обязательное отбытие 4/5 срока и обязательное прохождение психиатрической экспертизы).

В новом законе прописан порядок применения комплекса мер медицинского характера (в том числе и «химической кастрации») для совершивших преступления сексуального характера против детей до 14 лет. Дмитрий Вяткин рассказал, что медицинское воздействие предусмотрено как для уже отбывающих сроки за педофилию, так и для вновь осужденных. На основе судебно-психиатрической экспертизы (согласно внесенным поправкам она теперь обязательно будет проводиться на стадии следствия), преступников ждет лечение в местах лишения свободы. Оно может включать в себя как простые консультации психолога, так и медикаментозное вмешательство различной степени. За полгода до истечения срока наказания будет проводиться еще одна экспертиза, которая вновь установит «степень заболевания» и на ее основе примут решение о продолжении воздействия медицинскими мерами или отсутствии необходимости в таковом.

«Я думаю, эта экспертиза будет объективной, – отмечает депутат. – Скорее всего, преступник просто переедет из мест лишения свободы в закрытое стационарное учреждение, но возможно и амбулаторное лечение. При этом за неявку к своему лечащему врачу он может быть принудительно госпитализирован или понесет уголовную ответственность. А поскольку срока окончания медицинского наблюдения не предусмотрено, оно может также стать пожизненным».

Народный избранник пояснил, что между вторым и третьим чтением были синхронизированы «президентские» и «депутатские» поправки, а также «вычищены» формулировки. Так, например, расширено понятие «хранение порнографии». Теперь предусмотрено хранение такой информации на удаленном сервере с доступом подозреваемых лиц. Исключены из разряда порнографических фотографий, размещенных в сети, детские альбомы собственных маленьких детей.

«Теперь никто не может упрекнуть нас в том, что есть пробелы в законодательстве, – подчеркивает Вяткин. – Не получится сажать правых и неправых ради «палок» в отчетах. С другой стороны, обвинения в том, что поправки носят политический характер, тоже сняты. С ним работали в первую очередь юристы Госдумы и администрации президента, а не политики. Вообще обвинения в лобби пусть останутся на совести тех, кто их высказывает. Мы за то, чтобы защитить наших детей, какие-либо спекуляции на этой теме вредны».

Теперь законопроект должен быть одобрен Федеральным собранием РФ и президентом. По словам экспертов, это случится уже нынешней весной.

В 2011 году на территории Южного Урала зарегистрированы 22 изнасилования несовершеннолетних (в 2010 году – 28 преступлений, в 2009 – 25); насильственные действия сексуального характера были зафиксированы в отношении 50 детей и подростков (в 2010 году – 44, в 2009 – 53).
По данным следственного управления СК РФ по Челябинской области

«Ужесточение наказания, на мой взгляд, обоснованно, – прокомментировал законопроект руководитель следственного управления СК РФ по Челябинской области Павел Чеурин. – Мы как следователи, расследующие эту категорию уголовных дел, однозначно выступали и выступаем за ужесточение наказания, потому что на территории Челябинской области происходит очень много страшных, особо сложных преступлений и, к сожалению, какого-то спада в этом плане не наблюдается».

Однако вступление нового закона в силу повлечет и определенные сложности. Речь об обязательном проведении психиатрической экспертизы в отношении обвиняемых в педофилии, что значительно увеличит время расследования уголовных дел. Как объяснил Павел Чеурин, площади Челябинской областной клинической психоневрологической больницы №1, где проводят такие экспертизы, не предусмотрены для большого их объема, и особенно это касается лиц, содержащихся под стражей. Сейчас следователя с постановлением на проведение экспертизы могут поставить в очередь только спустя месяц, а то и больше. Затем надо дождаться самого ее проведения. В итоге вместе со временем подготовки заключения судебно-психиатрическая экспертиза может занять до трех месяцев. С введением обязательного ее проведения поголовно для всех обвиняемых в педофилии этот срок может существенно увеличиться.

Проблема эта достаточно стара: еще при бывшем губернаторе Петре Сумине руководители правоохранительных органов поднимали вопрос о строительстве нового здания судебно-психиатрической экспертизы. Тогда был разработан проект и даже выделено финансирование на первоначальное его освоение. Однако с наступлением кризиса работы затормозились. Руководство СУ СК при поддержке прокурора области Александра Войтовича выходило с этой назревшей проблемой на нынешнего главу региона Михаила Юревича, который также поддержал проект. Павел Чеурин надеется, что как только экономическая ситуация позволит, новое здание для проведения стационарных и амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз все же будет возведено.

Специалисты-психиатры, в отличие от юристов, не столь однозначно оценивают принятый законопроект. В первую очередь вызывает сомнения обязательная психиатрическая экспертиза, которую должны проходить педофилы перед выходом из мест лишения свободы. Дескать, медики должны точно установить, сохранилось ли у них нездоровое сексуальное влечение к детям или нет.

«В некоторых центрах, прежде всего в Центре социальной и судебной психиатрии имени Сербского в Москве, эти вопросы решают, но ведь речь-то идет о массовом исследовании, – говорит главный психотерапевт минздрава Челябинской области Михаил Беребин. – Кроме того, невозможно собрать объективный анамнез, сохранилось или не сохранилось влечение хотя бы потому, что в рамках пенитенциарной системы нет опыта контакта с детьми и подростками. Это также потребует привлечения высококвалифицированных кадров. Очень часто вывод в таких исследованиях делается по комплексу совокупности методов и результатов исследования. Никто 100%-ной гарантии вам не даст».

Помимо этого, пока весьма туманен сам механизм проведения «химической кастрации». Дозировка и периодичность инъекций зависит от характера препарата и его воздействия.

«По всей видимости, потребуется контроль за уровнем тестостерона, – говорит психиатр. – Могу пока только предполагать, что после инъекции осужденный должен будет ходить и проверяться, что да, действительно, уровень тестостерона низкий и, вроде бы, он не способен к прямому сексуальному насилию в классическом понимании сексуального акта. Но это же тоже не факт... есть и другие формы».

По мнению Михаила Беребина, ужесточение наказания педофилам сыграет больше превентивную роль, заставляя потенциальных преступников бояться наказания, нежели действительно удастся подавить их извращенную страсть к детям.

«Очень неоднозначный вопрос, и его нельзя рассматривать только в плоскости юридических санкций государства в отношении лица, совершившего половое преступление против несовершеннолетнего, – резюмировал Беребин. – Но то, что эти поправки приняты, бесспорно, шаг вперед. Это лучше, чем вообще ничего не делать».

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter