За решеткой перешли на сладкое

В ГУФСИН Челябинской области всерьез намерены устроить контингенту сладкую без кавычек жизнь. Первая ласточка – заработавшая в челябинской ИК-2 линия по фасовке кондитерских изделий. Перспективы еще шире: впору мечтать о производстве «тюремных» печенюшек.

Поделиться

В ГУФСИН Челябинской области всерьез намерены устроить контингенту сладкую без кавычек жизнь. Первая ласточка – заработавшая в челябинской ИК-2 линия по фасовке кондитерских изделий. Перспективы еще шире: впору мечтать о производстве «тюремных» печенюшек, «зарешеточных» пряников и «пожизненных» карамелек. А если серьезно, в колонии прибавилось, пусть и ненамного, рабочих мест для осужденных, она стала более рентабельной. В рыночных условиях – немаловажный фактор даже для пенитенциарного учреждения.

«С весны 2012 года мы взяли курс на привлечение местного и регионального бизнеса в производство в исправительных учреждениях, – комментирует руководитель пресс-службы регионального ГУФСИН Иван Мишанин. – Это выгодно нам, ведь одна из задач уголовно-исправительной системы – дать заключенным специальность и возможность расплатиться по присужденным им судом искам. Это, хочется думать, выгодно и бизнесу, ведь многие предприниматели и компании всерьез заинтересовались инвестициями в исправительные колонии. Появление в ИК-2 фасовочной линии – одна из первых ласточек».

Для бизнеса размещение производства за решеткой действительно может быть выгодно. Взять ту же ИК-2. До кондитерского пришествия основным профилем колонии было машиностроение, оно же, понятно, остается главным и сейчас. Здесь производятся тралы и прицепы грузоподъемностью в 30-60 тонн, два года назад была изготовлена партия из сотни кузовов с разгрузкой на три стороны для «Уралов». Сейчас идет подготовка ПТС для аналогичного кузова с трехсторонней разгрузкой уже для «КАМАЗа». Осужденные готовятся к серийному производству, отдел маркетинга рассчитывает продавать кузова по всей области и даже за ее пределами. В чем, спросите, выгода бизнеса? Стоимость примерно на 10% ниже рыночной.

Вообще-то в ИК-2 спектр производств широкий. На импровизированной выставочной площадке в промзоне колонии можно увидеть и шикарные деревянные наборы шахмат и нард, и канализационные люки, и декоративное литье, и наборы рабочей одежды. Куртки, штаны и рукавицы, как с гордостью поведал заместитель начальника ИК-2 по тылу Александр Юшачков, охотно покупают промышленные гиганты региона – Магнитогорский и Челябинский металлургические комбинаты и ЧТПЗ. Найдется ассортимент для железнодорожников. С 2000 года выпускается прачечное оборудование: стиральные машины, центрифуги, гладилки. Основным покупателем, правда, выступает родной ФСИН – одежду стирать надо и в местах лишения свободы. Но не брезгуют «стиралками» из-за решетки и «вольные» прачечные компании. Словом, все производство здесь такое серьезное, солидное, и вдруг – конфетки-бараночки!

Пока под предводительством Александра Юшачкова прибывшие в колонию журналисты двигаются в «кондитерский цех», размышляю: а вот если действительно начать не паковать, а производить в заключении разные сладости? Будет спрос среди гражданского населения? Зампотыл ИК-2 подтверждает: ну да, такие мысли есть. Просто первым появился инвестор, предложивший организовать фасовку. Вот освоимся полностью с пакетированием сладостей и начнем работать над запуском линии по производству печенья. Контингент-то занимать чем-то надо. Все «тяжелые» производства колонии вместе предоставляют рабочие места для 860 осужденных. Чуть больше половины всех содержащихся в колонии. Зарплата в среднем – 172 рубля в день. В среднем, потому что на разных производствах заработки сильно разнятся – от 2,5 до 10 тысяч в месяц. В литейном цехе некоторые особо ловкие формовщики умудряются зарабатывать даже по 16 тысяч. Упаковщики сладостей, по расчетам администрации, должны зарабатывать как минимум МРОТ – чуть более четырех тысяч рублей. Пока только по расчетам – зарплату они еще не получали, упаковочная линия запущена только 1 августа. Правда, как уточнил один из офицеров колонии, сами рабочие этих денег все равно не увидят: практически у каждого на воле остались какие-то долги. У кого-то алименты, кому-то суд вдобавок к сроку вынес еще и штраф или обязал компенсировать моральный вред или материальный ущерб. Но в таких условиях, как «на упаковке», работать им все равно нравится.

«А чего бы не работать? – улыбается осужденный колонии-поселения ИК-2 Азамат Шахманов. – Тепло, светло, не дует, не грязно. Я до тюрьмы трудился в основном разнорабочим, было дело – квас разливал. А здесь – изучили агрегат и работаем. Напарник следит за процессом упаковки, а я шлепаю наклейки – информацию о товаре».

Да, на упаковке работает всего два осужденных. Сам процесс выглядит так: работник берет коробку с лежащим россыпью товаром – пряниками, вафлями, да все равно чем, – поднимается на помост метра два в высоту и высыпает сладости в немаленький бак. Если встать на цыпочки, можно увидеть ленту транспортера – умная машина сама отмеряет нужное количество конфет и оператору остается только принять готовый пакет и передать напарнику, чтобы тот пришлепнул наклейку. Пакеты складываются в другую, свежую коробку, тара заклеивается – и конфетки-бараночки готовы отправиться по адресу. Машина может выдавать до десятка пакетов по 300-500 граммов в минуту. До двух тысяч за смену. Заказами колония себя тоже постаралась обеспечить: на сегодня контрактов на поставку «наборов кондитерских изделий» подписано уже на два миллиона.

Но если в зале с упаковочной машиной легко управляются двое, то почему офицеры ГУФСИН с гордостью говорят о восьми новых рабочих местах? Оказывается, в этом же здании уже несколько месяцев работает линия по пастеризации молока. Сырое молочко закупают в частных хозяйствах Красноармейского и Сосновского районов, за смену линия может выдать до 4,5 тонн. Но это молоко – только для своих (в скором времени будет подписан договор с ГУФСИН на поставку молочка во все пенитенциарные учреждения области). Но саму линию обслуживают все-таки вольнонаемные специалисты, молоко – дело тонкое! Так что осужденные здесь выступают разве что в роли носильщиков. По сравнению с этим неквалифицированным трудом престиж работы упаковщиков растет как на дрожжах!

«По расчетам, рентабельность «кондитерской» линии будет порядка 10%, – резюмирует Александр Юшачков. – Пока этот товар идет только в исправительные учреждения, но мы готовы подписать контракты и с продавцами из области. Так что главное – начало положено. А там и за печеньем дело не станет».

Фото: Видео Юлианны ЦЫПЦЫНОЙ, Евгения МОЛЧАНОВА

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter