Top.Mail.Ru
Реклама
СЕЙЧАС +17°С
Все новости
Все новости

Не говори ГОК, пока храм не построишь: как конфликт в Екатеринбурге проецируется на Челябинск

Вырубка сквера в Екатеринбурге привлекла внимание России, но Томинский ГОК остается серой зоной

Разговоры о судьбе храма в Екатеринбурге натолкнули Артема Краснова на мысли о Томинском ГОКе. 

Поделиться

Читая про волнения в Екатеринбурге, я все время думал, что если уж соседи так против строительства храма на месте сквера, можно построить его у нас вместо Томинского ГОКа. Мы бы не стали бунтовать против такого расклада, я думаю. 

Так выглядит проект храма Святой Екатерины в сквере у Театра драмы (Екатеринбург)

Так выглядит проект храма Святой Екатерины в сквере у Театра драмы (Екатеринбург)

Поделиться

Если серьезно, не будучи екатеринбуржцем, я не знаю, насколько значим сквер для горожан (здесь позиции сторон очень контрастны), а потому мне сложно определиться в этой дискуссии. Как бы то ни было, одна претензия противников храма мне вполне понятна: они обвиняют инициаторов проекта, в том числе УГМК и РМК, в безапелляционности подхода, когда, устав от дискуссий, место под храм назначили волевым решением и поставили публику перед фактом. Позже появился вброс, что те же компании воздвигнут по соседству еще несколько высоток, что придало проекту несколько меркантильный оттенок, хотя сторонники храма предлагают не путать эти два разноплановых проекта. Сейчас выбирать площадку под храм в Екатеринбурге планируют народным голосованием. 

Но у кого что болит, а мне вспоминается Томинский ГОК, потому что челябинцев тоже поставили перед фактом и, на мой взгляд, более серьезным. Речь уже идет не о храме, который, возможно, с чисто эстетической позиции будет не так и плох. Речь о карьере такой глубины, словно Уральские горы перевернули наоборот. Общая площадь предприятия составляет 8% от площади Челябинска, то есть станет изрядной кляксой на спутниковой карте, а заодно на репутации города, который и так зажат промзонами.

В 2015 году я решил почитать о ГОКах, чтобы определиться с отношением к Томинскому проекту. Я пришел к такому выводу: в начальный период разработки сами по себе ГОКи не представляют непосредственной угрозы, особенно если соблюдаются технологии. Например, если дороги орошаются водой, чтобы не пылили. Под Челябинском полным-полно разнообразных карьеров, и в случае с Томинским ГОКом поражает разве что масштаб.

Противники ГОКов указывают на их пыльность, но эту проблему можно решить поливкой грунта водой. В любом случае, Челябинск — город пыльный и вряд ли именно этот фактор будет решающим

Противники ГОКов указывают на их пыльность, но эту проблему можно решить поливкой грунта водой. В любом случае, Челябинск — город пыльный и вряд ли именно этот фактор будет решающим

Поделиться

Но это — лишь в первые годы. Во время добычи и выделения медного концентрата остается перемолотая порода (хвосты), насыщенная большим количеством химических элементов, которые затем вымываются осадками и могут проникать в подземные воды.

Естественно, строители ГОКов осведомлены об этих рисках, и когда я общался с сотрудниками Михеевского ГОКа, мне рассказывали, как тщательно изолируются хвосты, как их засаживают сверху травой, чтобы превратить в обычные холмы. Есть масса очень подробных и научных объяснений, почему ГОКи безопаснее кукурузных полей или, допустим, религиозных учреждений в центре города.

Но проблема в другом. Эта аргументация работает лишь в случае, когда существует полное доверие людей к авторам проекта. А теперь ключевой вопрос: есть ли это доверие? Давайте спросим об этом у челябинцев вообще, а не только заинтересованных групп. 

Насколько могу судить, негативные последствия работы ГОКов проявляются не столько в первые годы, а лет этак через 20-30, когда плохую изоляцию хвостов не только невозможно устранить, но даже спросить уже не с кого: кто на пенсии, а кто уже помер. Порядочность первых строителей, их искренняя забота о том, что останется после, является единственным способом минимизировать риски ГОКов. Верим ли мы в эту порядочность?

Откуда возьмется доверие к компании, чье руководство, например, не будет жить рядом с ГОКом и не будет растить рядом с ним своих детей? Откуда возьмется доверие, если расположенный по соседству Коркинский карьер в какой-то момент превратился в разменную монету, и вопрос его содержания, тушения, рекультивации вдруг повис в воздухе тяжелым смогом? У нас большой опыт недоверия, уходящий корнями в дела давно минувших дней, вроде некогда скрываемого радиационного загрязнения реки Течи, опасной до сих пор.

Мне вспоминается недавняя история в Златоусте, где омская компания «Силарус» планировала построить кремниевый завод, но ушла не соло нахлебавшись после массовых протестов. Это не были протесты по существу вопроса — это были протесты из-за кризиса доверия. На самом деле, проект «Силаруса» был гораздо более щадящим, чем представляли его противники: в Златоусте планировали строить завод по производству металлургического, а не поликристаллического кремния (в последнем случае используется ядреная химия и риски возрастают).

Митинг в Златоусте не показался нам «заказным»: мы опрашивали горожан, не попавших на мероприятие, и не нашли ни одного, кто бы поддерживал завод

Митинг в Златоусте не показался нам «заказным»: мы опрашивали горожан, не попавших на мероприятие, и не нашли ни одного, кто бы поддерживал завод

Поделиться

Проблема была в другом: «Силарус» и власти согласовали проект кулуарно, а затем выкатили его публике на правах свершившегося факта. Даже если противники завода где-то перегибали и порой неверно интерпретировали факты, проблема была не в них — проблема была ровно в том, что власти не спустились с небес, чтобы объяснить людям суть проекта и его зримые плюсы. Власти повели себя стереотипно, не стали марать себя разговорами с «плебсом» и заняли позицию «а чего дуракам объяснять». Они тянули до последнего, удобрив почву для всевозможных теорий заговора, и, в результате, теории оказались так сильны, что Златоуст единодушно проголосовал против варягов. Варяги обиженно удалились.

Это всё тот же кризис доверия, который растаскивает Россию. Элиты смотрят на её жителей потребительски и не хотят объясняться. Вы же не будете за три дня уведомлять курицу, которую хотите съесть, что хотите ее съесть? Элиты не считают нужным чувствовать настроения горожан, которые, по их мнению, паникеры, бездельники, дилетанты, крикуны и качатели лодок. В этих крайностях теряется сам смысл дискуссии, и стоит вам заговорить о «физике» вопроса, как вы обнаружите себя в кипящем котле, где вопросы задаются крикливо и совсем другие: мол, ты вообще за Солнце или за Луну? Или за Советскую страну?

Я не сторонник и гипер-демократии: понятно, что согласовывать с людьми каждый чих — это заморозить любое развитие в принципе. Но когда мы говорим о крупных проектах, которые скажутся не только на наших реалиях, но и прорастут корнями, дотянутся ветвями до наших детей и внуков — считаться с горожанами нужно. Это сложно, муторно, требует усилий и некой тонкости. Но без этого люди все больше чувствуют свою забытость, а она вызывает желание напомнить о своем существовании.

У ГОКов есть своя эстетика, но обычным челябинцам хочется видеть свой город и его окрестности другими

У ГОКов есть своя эстетика, но обычным челябинцам хочется видеть свой город и его окрестности другими

Поделиться

Я не знаю, какой именно вред нанесет Томинский ГОК Челябинску, но имиджевые потери ощущаются уже сейчас. Уезжающие из Челябинска в качестве причины крыжат два пункта — смог и ГОК, хотя последний, возможно, на них бы и не сказался. Оставшиеся чувствуют подавленность, потому что на городе словно поставили крест (обычный, не православный) и объявили местом ссылки проектов, которые жалко размещать там, где дышится хорошо. Жители других городов считают нас чем-то вроде «проклятого места», насмехаются над вечным смогом и ядерными рисками, а нам, честно говоря, не до смеха. Томинский ГОК в этом контексте — вроде печати, визирующей приговор. Это нервирует.

Сторонники подобных «элитарных» проектов очень хорошо используют политические реалии, чтобы дать несогласным по рукам и по морде. Ты против ГОКа? Это стало почти равносильным «ты против процветающей России». Хотя среди его противников не меньше людей, которые любят страну и хотят здесь жить. А может быть, их даже больше — ведь они хотят здесь жить.

Споры о пользе и вреде Томинского ГОКа идут уже несколько лет, например, в форме заседаний рабочих групп. Но трудно избавиться от впечатление, что подобные мероприятия нужны лишь для формальной легитимации проекта, который утвержден значительно раньше и реальному обсуждению не подлежит. 

Подробнее о развитии конфликта в Екатеринбурге. 

Мнение автора может не совпадать с мнение редакции. 

Если у вас есть интересная история из личной жизни для рубрики «Мнение», присылайте на почту редакции. Телефон службы новостей 7–0000–74. Подписывайтесь на наш канал в «Телеграме»

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Другие статьи автора

Станьте автором колонки.

Почитайте рекомендации и напишите нам!

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter