1 июня понедельник
СЕЙЧАС +18°С

«На него махнули рукой»: челябинец, попавший с завода в реанимацию, умер в больнице

Родные молодого мужчины говорят о равнодушии врачей и руководства предприятия.

Поделиться

Родные считают, что Алексея у них забрали врачебная ошибка и его работа

Родные считают, что Алексея у них забрали врачебная ошибка и его работа

Родные 42-летнего челябинца Алексея Манылова утверждают, что он умер из-за некачественного и несвоевременного лечения травмы, полученной на производстве. По их словам, три дня врачи не обращали внимания на явное ухудшение самочувствия молодого мужчины — рвоту, огромный вздувшийся живот и прочее. В министерстве здравоохранения сообщили, что прогноз изначально был крайне пессимистичным. Обстоятельства трагедии выясняет Следственный комитет. 

— Алексей в свои 42 года был очень жизнерадостным человеком и очень хотел жить, — говорит Дарья Циулина, младшая сестра Олеси, потерявшей мужа. — Мы считаем, что его у нас забрали врачебная ошибка и его работа.

22 сентября Алексей получил на работе тяжёлую производственную травму

22 сентября Алексей получил на работе тяжёлую производственную травму

Девушка рассказала, что Алексей попал в копейскую больницу 22 сентября, после того как на предприятии, где он работал (ООО «Уральский крановый завод»), на него упало три тонны листов железа.

— Они придавили его чуть ниже пояса, и под этой тяжестью он пролежал 40 минут, пока его не достали и не увезли на скорой, — рассказывает Дарья. — Сотрудники скорой помощи этот факт зафиксировали. Он мужчина «в форме» был — нам пояснили, что большой животик его спас.

Скорая доставила пострадавшего в горбольницу №1 Копейска.

— Его увезли в Копейск, а не в Челябинск, потому что туда ближе всего было из Красноармейского района доехать, где расположен производственный цех, — объясняет Дарья. — Врачи констатировали, что у него сломан таз и разорвана двенадцатипёрстная кишка, и сразу же отправили на первую операцию — этот разрыв зашивать. Два дня он был в реанимации. А мы всё это время тщетно пытались достучаться до врача, чтобы он рассказал о самочувствии Лёши и о том, какая помощь требуется. Врач нас принял, только когда Лёша в себя пришёл.

Через два дня мужчину перевели в обычную палату.

— Он явно шёл на поправку, чувствовал себя с каждым днём всё лучше и даже вставал один раз, — вспоминает Дарья. — Но врачи как будто про него забыли и несколько дней к нему просто не подходили. Жена Олеся каждый день у него была, видела, что ухода нет. Поэтому договорилась с его соседом по палате, чтобы он за Лёшей ухаживал — воды приносил попить и помогал, если что-то понадобится, когда её рядом нет. Через пару дней после перевода из реанимации Олеся с работы ушла, перевела мужа в платную палату и стала рядом с ним дневать и ночевать. После трёх дней улучшения в четверг ему стало хуже. Он не мог сходить в туалет, его постоянно тошнило, даже вода сразу выходила обратно. При этом очень сильно вздулся живот. Три дня Олеся говорила врачам, что с ним что-то не то. У меня у беременной такого живота не было! А врачи говорили, что это нормально, пока Олеся не подняла панику.

Алексей всегда с удовольствием играл с сынишкой, а когда тот подрос — стал для него примером

Алексей всегда с удовольствием играл с сынишкой, а когда тот подрос — стал для него примером

В семь часов вечера в воскресенье Алексея экстренно увезли в операционную, а его жену отправили домой, пообещав сообщить о результатах оперативного вмешательства. Звонка семья Маныловых не дождалась.

— Весь понедельник, 2 октября, и вторник мы по очереди дозванивались в больницу, но никто не брал трубку, — с дрожью в голосе вспоминает Дарья. — А в среду, 4 октября, через знакомых одного из сотрудников больницы мы узнали, что Лёши больше нет. Олеся бросилась туда, а я схватилась за телефон. Дозвонилась до стола справок реанимации — мне ответили, что Алексей Манылов находится в отделении травматологии. Я с надеждой переспросила, что нет, не умер? Мне резким тоном сказали перезвонить через 20 минут и бросили трубку.

Когда Дарья перезвонила, трубку подняла другой сотрудник реанимации.

— На меня сразу же стали наезжать, что почему мы, семья, в Челябинске, а не с больным в Копейске, такое ощущение, что нас хотели крайними выставить, — говорит Дарья. — Я стала возмущаться, что они сами не позволили в реанимации находиться и не разрешили Лёшу транспортировать в Челябинск, хотя мы договорились со скорой. Напомнила им, что мы оставили блокнот с телефонами всех близких, чтобы врачи обязательно смогли дозвониться. А потом спросила: «Так он всё же жив?!» Ответили «Нет» и положили трубку…

Семью Маныловых поразила запись в свидетельстве о смерти.

— Причиной смерти в Лёшиных документах указан отёк мозга, — рассказывает Дарья. — Как же так? Причём же тогда операция на двенадцатипёрстной кишке? Причём тут вообще отёк головного мозга, если голова при травме на производстве вообще не пострадала?! Понимаете, нам до сих пор не сказали, что за операция была в воскресенье… Считаем, что если бы врачи не махнули рукой на Лёшу после первой операции, если бы вовремя среагировали на ухудшение самочувствия, то он был бы жив.

Жена и сын Алексея не могут смириться с тем, что его больше нет

Жена и сын Алексея не могут смириться с тем, что его больше нет

Родные винят в смерти дорогого и любимого человека и руководство завода, где работал мужчина.

— Его начальник Евгений Маскаев открещивается от нас и от этого случая, — рассказывает Дарья. — Он не хочет помогать ни с похоронами, ни вообще семье, которая из-за этого случая лишилась любимого человека и кормильца. А у них ипотека, кредиты и 16-летний сын, за учёбу которого платить нужно.

Девушка пояснила, что пока Алексей полторы недели был в больнице, его бригада собрала 10 тысяч рублей. Ещё пять тысяч дал начальник, когда Олеся переводила его в платную палату. Больше помощи не было.

— После смерти Олеся попросила у Евгения Маскаева денег на похороны, — рассказывает Дарья. — Он сказал, что поможет, только если она расписку даст, что в суде не будет иметь к нему никаких претензий. Мы отказались. А после этого мы ему звонили, он сказал, что никому ничего не должен. Сказал Олесе собирать документы для страховки от государства, а сам до сих пор даже трудовую отдавать не хочет. Обидно, что он так поступил. Мы сначала думали в прокуратуру заявление не только на начальника, но и на врачей написать, что помощь некачественно оказали, но нам все говорят, что с ними бороться бесполезно. Но на начальника точно заявление напишем. Ну нельзя же так!

— Пациент поступил в горбольницу №1 Копейска 22 сентября после очень тяжёлой производственной травмы, повлекшей множественные повреждения, — прокомментировала 74.ru руководитель пресс-службы минздрава Челябинской области Мария Хворостова. — К сожалению, прогноз изначально был крайне пессимистичным. 2 октября мужчина скончался. Врачи сделали всё, что от них зависело в этой ситуации.

Побеседовать с директором ООО «Уральский крановый завод» Евгением Маскаевым корреспонденту 74.ru не удалось.

— На предприятии проходят масштабные проверки, его дёргают туда-сюда, — рассказала главный бухгалтер предприятия Елена Новикова. — У нас работают сотрудники Следственного комитета и трудинспекции. Они и решат, кто виноват в несчастном случае. А говорить, что именно работодатель виновен, — рановато. То, что родственники озвучили свою версию, — это понятно, ведь они потеряли близкого человека. Что касается претензий, что мы трудовую книжку не отдаём, то их в наш адрес не поступало. Мы готовы её отдать супруге Алексея, но нам нужно основание для этого — свидетельство о его смерти, чтобы внести данные в приказ об увольнении и произвести окончательный расчёт.

Руководитель следственного отдела СК по Копейску Сергей Кистер подтвердил 74.ru, что обстоятельства травмы, полученной Алексеем Маныловым на производстве, проверяет Следственный комитет.

— Материал к нам поступил на прошлой неделе, — уточнил Сергей Кистер. — Сейчас проводим проверку, по результатам которой будет принято процессуальное решение.

На какую помощь могут рассчитывать южноуральцы, если получили травму на производстве, читайте в нашем материале.

Если вы хотите поделиться информацией о проблеме, присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7-93-23-0000-74. Телефон службы новостей 7-0000-74.

У нас есть собственный канал в Telegram, где мы публикуем самые интересные новости Челябинска. Если вы хотите одним из первых читать эти материалы, подписывайтесь: t.me/news_74ru.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!