21 октября понедельник
СЕЙЧАС -5°С

Закон оставил челябинских егерей без прав

Поделиться

Егеря частных охотхозяйств в Челябинской области бьют тревогу: из-за отсутствия необходимых полномочий они оказались бесправными перед браконьерами, отстреливающими в лесах животных. Решить проблему в минэкологии региона обещают четвертый год. Из-за правовых коллизий нарушители, которых егеря ловят и доставляют в полицию, якобы продолжают и дальше охотиться в лесах. А добиться сурового наказания удается лишь для одного браконьера из десяти. Почему незаконный отстрел животных не повод для уголовного дела, разбирался 74.ru.

Нет прав – нет доказательств

Управляющий охотхозяйством «Ларинское» в Уйском районе Александр Волков об отсутствии прав при попытке наказать браконьеров рассказывает с грустью. Говорит, что не раз приходилось весь день проводить в местном отделе полиции, доказывая вину нарушителя, но уголовное дело не заводили из-за недостаточных доказательств.

– Ловим браконьера, вызываем полицию,  – рассказывает егерь. – Они фиксируют, что браконьер по локоть в крови, вот застреленная косуля, через триста метров стоит машина, в которой сидят охотники с оружием… А в полиции мне говорят, что доказательной базы нет, потому что у тех, кто разделывают тушу, нет оружия – правоохранителям они сказали, что якобы её нашли. Получается, я должен над каждым браконьером с камерой стоять и фиксировать момент убийства для доказательства. А если мы осмотрим машину браконьера, в суде его адвокаты потом спрашивают, на каком основании мы ее досматривали. Или обнаружил незаконное ружье у охотника. Он его бросает и говорит, что не его. И ничего не сделать! Я в 2016 году штук шесть незарегистрированных ружей сдал в полицию, и по ним никакой реакции не было.

Пойманные егерями браконьеры говорят полиции, что нашли тушу в лесу

Необходимых полномочий, по словам Александра Волкова, егеря охотхозяйств в Челябинской области ждут с 2013 года, когда Госдума скорректировала федеральный «Закон об охоте». Документ закрепил за егерями охотхозяйств право останавливать машины, проверять документы, осматривать багаж и составлять акты о нарушениях охоты для суда. В соседних от Челябинской области регионах закон уже работает. Но южноуральские егеря сейчас могут лишь проверить документы и задержать охотника до приезда полицейских или государственного охотинспектора.

– Обещают уже три года дать нам право составлять протоколы о нарушениях. В Екатеринбурге по новому федеральному закону уже давно это сделали, а у нас всё тянут, – сетует Волков. – В последний раз обещали на очередном заседании в минэкологии, что в октябре 2016 года мы получим нагрудные жетоны и на законных основаниях сможем привлекать к ответственности браконьеров. Но прав как не было, так и нет.

Всё дело в законе

Составлять протоколы на браконьеров, кроме правоохранителей, в регионе сегодня могут государственные охотинспекторы. В Челябинской области один такой специалист обслуживает в среднем 400-500 тысяч гектаров охотничьих угодий в двух районах. На полноценный объезд территории у него уйдет не одна неделя.

Сегодня на всю Челябинскую область за исключением федеральных охраняемых территорий приходится 22 охотинспектора, – комментирует начальник управления охраны, федерального государственного надзора и регулирования использования объектов животного мира и их среды обитания министерства экологии региона Андрей Питовин. – Конечно, очень тяжело охватить сто процентов территории и постоянно контролировать во всем регионе процесс охоты, но, тем не менее, около 700 правонарушений ежегодно нашими специалистами выявляется.

Подспорьем охотинспекторам минэкологии могли бы стать общественные инспекторы. Их институт на заседании комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды в декабре 2016 года предложил учредить депутат Николай Валуев. Финансировать работу граждан министр природных ресурсов и экологии России Сергей Донской предложил за счёт части взысканных с браконьеров штрафов. В Челябинской области практика общественных инспекторов частично реализуется в охотхозяйствах регионального отделения ассоциации «Росохотрыболовсоюз», где следить за порядком сотрудникам усадьб помогают около 350 охотников.

За 7,5 миллиона гектаров охотугодий на Южном Урале следят всего 22 госинспектора

Но основными помощниками охотинспекторов по-прежнему остаются профессиональные егеря. По словам Андрея Питовина, наделение их специальными полномочиями в приоритете на 2017 год.

Работу над созданием службы производственных охотничьих инспекторов в Челябинской области начали в 2016 году, сразу после получения средств на изготовление жетонов и удостоверений для них, – рассказывает Андрей Питовин. – Эта служба может состоять только из егерей охотхозяйств, деятельность в которых ведется на основании охотхозяйственных соглашений. На сегодняшний день в области заключено 31 такое соглашение. Остальные 85 охотхозяйств продолжают работать на основании долгосрочных лицензий.

Главной проблемой чиновник называет не сам закон, а подготовку егерей к совершенно иной для них работе. Ранее в обязанности егеря охотхозяйства входили только учёт животных, выкладка кормов и организация охоты. Чтобы получить право на оформление правонарушений, им предстоит сдать экзамен на знание федеральных и региональных законов, соблюдения порядка и сроков оформления актов на браконьеров.

В министерстве экологии уже разработали необходимые документы для создания службы производственных охотничьих инспекторов и составили 600 вопросов для экзаменации егерей. Первый экзамен запланирован на 15 марта. Те егеря, кто правильно ответит на все вопросы, получат удостоверения и нагрудные знаки производственного охотничьего инспектора.

Пока же, подчеркивают в минэкологии, пользователи охотничьих угодий могут заключать договоры с полицией и проводить совместные рейды на постах ГИБДД. При этом, егерям и инспекторам нужно более тщательно собирать доказательную базу правонарушения. Например, каждого охотинспектора минэкологии оснастили видеокамерами и портативными видеорегистраторами.

– Не следует полностью перекладывать всю ответственность на специалистов полиции или нашего министерства. Если сразу на месте была неправильно собрана доказательная база, привлечь нарушителя к ответственности будет непросто. Поэтому максимально нужно обращать внимание полиции и охотнадзора на все возможные улики и доказательства, делать фото и видеозаписи, – заключает начальник управления минэкологии. – Идеально, если нарушители пойманы на месте.

Возвращаемся в девяностые

По словам охотников, на сегодня в регионе складывается катастрофическая ситуация с браконьерами.

– В девяностые годы в Челябинской области был период, когда все кто ни попадя выезжали в леса и стреляли всё, что попадется: косуль, кабанов, лосей, – перевели практически всю живность в регионе, – вспоминает охотник со стажем Александр Одольский. – Сейчас, с моей точки зрения, эта ситуация повторяется. Последние годы браконьерство просто расцветает с ужасной скоростью. Появились приборы для охоты ночью, мощные снегоходы, вездеходы. В поле этих людей сложно догнать. Если раньше в лесу услышать выстрелы было редкостью, то сейчас стоишь на охоте, а справа и слева выстрелы раздаются, хотя егеря говорят, что путевки больше никому не продавали. Появилось много состоятельных людей, которые считают, что в поле дал взятку егерю – и делай, что хочешь.

Рост браконьерства эксперт связывает отчасти с напряженной экономической ситуацией в стране. Мясо бесконтрольно стреляных в лесу животных продают на рынках и в рестораны. Пестрят сообщениями о продаже дичи и бесплатные интернет-сервисы объявлений.

Интернет-сервисы пестрят объявлениями о продаже мяса диких животных

– Я первый год вижу такую массовую продажу мяса косуль, кабана и лося на рынках области. Оно продается по 160-200 рублей за килограмм, – рассказывает Александр Одольский. – Это только браконьерское мясо может быть. Цивилизованный охотник никогда не будет добытую им дичь продавать. Он разделит мясо с компанией охотников, потому что его себестоимость с учетом лицензии и прочих затрат значительно выше той цены, за которую его на рынке продают. 

Ещё одну причину охотники видят в сложности привлечения браконьеров к уголовной ответственности. При этом охотпользователи отмечают, что из десяти случаев браконьерства до суда и реального наказания якобы доходит лишь один, расследование таких дел длительное, а фигуранты редко получают максимальное наказание, отделываясь штрафами.

Так, в Красноармейском районе руководителя Катав-Ивановского лесничества Валерия Климова за отстрел семи уток на территории Бродокалмакского государственного заказника приговорили к штрафу в 10 тысяч рублей. Ущерб в 12,9 тысячи рублей он возместил при предварительном расследовании.

Расследование и суд по резонансному делу браконьера Авдонина в Миассе, застрелившего с товарищем в октябре 2015 года двух самок лося, тянулись больше года. В конце декабря 2016 года им вынесли приговор за хранение боеприпасов, а уголовное дело за незаконную групповую охоту прекратили с назначением судебного штрафа.

Часть уголовных дел вообще не доходит до суда. Так, летом 2016-го в нацпарке «Зюраткуль» поймали охотившегося с собаками жителя Сатки, но к ответственности за это мужчину не привлекли. Руководство заповедника простило его, после того как он возместил причиненный экологии вред.

– Браконьеры сейчас ушлые: за две косули уголовное дело, а за одну – просто штраф, за нахождение с оружием в лесу – минимальный штраф. Их редко лишают права владения оружием, – возмущается охотник Одольский.

Охота на 11 миллионов

Согласно статистике минэкологии Челябинской области, если до 2012 года из общего количества обнаруженных в хозяйствах нарушений охоты до судов доходило в среднем 3% дел, то в последние годы этот показатель составляет 6-8%. В 2015 году из 699 выявленных нарушений 72 послужили поводом для обращения в полицию. К уголовной ответственности привлекли 23 браконьера, девяти из них запретили охотиться в течение одного или двух лет. По остальным 627 нарушениям завели административные производства. В ходе них к ответственности привлекли 591 нарушителя.

В 2016 году инспекторы минэкологии совместно с правоохранителями провели 2312 рейдов, по результатам которых выявили 588 административных правонарушений. В полицию передано 74 заявления о возбуждении уголовных дел о незаконной охоте. За нарушение правил охоты 24 браконьера судебными решениями лишены права добычи зверей на срок до двух лет.

Весной 2016 года в прокуратуре Челябинской области прошло межведомственное совещание по браконьерству с участием правоохранительных органов и представителей минэкологии. После этого, как отмечают участники совещания, работа правоохранителей в борьбе с нарушителями правил охоты заметно активизировалась. Все уголовные дела в отношении браконьеров находятся на контроле прокуратуры. В 2016 году по статье 258 Уголовного кодекса (незаконная охота) возбуждено 66 дел, в суды области направлено 32 уголовных дела. Как уточнили 74.ru в надзорном ведомстве, оправдательные приговоры по делам этой категории не выносились.

Поддержку при поиске браконьеров в лесах оказывает и недавно сформированное управление Росгвардии по Челябинской области. Его отряд специального назначения способен мониторить даже труднодоступные места в лесных массивах.

– На территории области мероприятия проводим в сезоны открытия массовой охоты – весной и в осенне-зимний период, – рассказал 74.ru врио начальника центра лицензионно-разрешительной работы регионального управления Росгвардии Александр Лоскутов. – Проверяем как автотранспорт на дорогах общего пользования в Челябинской области, так и условия использования и хранения оружия у охотпользователей в охотничьих хозяйствах, осуществляем выездные проверки в лесные массивы в места, где в основном проводится охота.

 

По данным министерства экологии Челябинской области, ущерб от действий браконьеров в регионе в 2016 году составил 11,5 миллиона рублей. Из-за незаконной охоты на Южном Урале не растет популяция лосей. В 2016 году их численность осталась на уровне 6,1 тысячи особей.

Сокращение популяции животных, которые являются излюбленной добычей браконьеров, коснулось особо охраняемых территорий. В нацпарке «Зюраткуль» по итогам зимнего маршрутного учета животных в 2016 году численность кабанов на охраняемой территории за пять лет сократилась на 58,8%, лосей стало меньше на 11,2%, лисиц – на 62,5%. Также сократилась численность рысей, куниц, горностаев, тетеревов и рябчиков. Зато в полтора раза больше стало косуль, в два раза больше глухарей, на 60% увеличилось поголовье зайцев, на 30% – белок. На 28% выросла численность косули и в целом по Челябинской области, составив 68,5 тысячи особей.

– Популяция всех этих животных нестабильна. В один год благодаря хорошей погоде и богатому урожаю их может быть много, а на следующий – из-за болезней и холодной зимы популяция вновь уменьшится, – разъясняет специалист нацпарка «Зюраткуль». – Поэтому руководство нацпарка приняло решение начать более тщательную работу по охране мест обитания животных.

Отметим, с января сезон охоты на основную дичь в Челябинской области завершен. В частных лесничествах сейчас ведется подсчет живности. В угодьях областного общества рыболовов и охотников отстрел сеголеток кабана продолжится до 28 февраля, после чего зимняя охота официально закроется.

оцените материал

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость
    20 янв 2017 в 08:08

    В основном выбивают те, у кого снегоходы. Эти так называемые охотники(на самом деле просто истребители) если зацепили стадо то до последнего их гонят и валят. вот таких сразу надо сажать с конфискацией. А никто не делает, потому, что у них везде подвязки и люди эти не маленькие. Отсюда делайте выводы...

    Гость
    20 янв 2017 в 09:15

    Запретить вообще эту поганую охоту! Пусть охотники друг на друга охотятся.

    Гость
    20 янв 2017 в 07:50

    У егеря действительно нет никаких особых прав. Это типа охранника в магазине, единственное, что может сделать - вызвать полицию. Задерживать, досматривать, проверять и трогать руками не имеет права.

    А охотничий инспектор это госслужащий с нагрудным жетоном и с полномочиями, он имеет право составить протокол и изъять оружие. Только очень мало этих инспекторов. Мало платят, а работу приятной не назовешь - в одиночку противостоять компании вооруженных браконьеров, которые еще и часто под градусом. Тут особую злость надо иметь и азарт. Хороший охотничий инспектор в первую очередь сам охотник на браконьеров.