25 ноября среда
СЕЙЧАС -7°С

Медали, которых нет: челябинец Фёдор Смыченко рассказал, как получал награды на фронте и лишался их

95-летний ветеран живёт один, не любит фильмы про войну и смеётся при слове «рыбалка»

Поделиться

Фёдору Смыченко не дали награду за освобождение Украины из-за «бендеровской» фамилии

Фёдору Смыченко не дали награду за освобождение Украины из-за «бендеровской» фамилии

Поделиться

Фёдору Александровичу Смыченко 95 лет. На фронт призвали в 1941-м, когда ему было 19. Домой вернулся в декабре 44-го, побывав в трёх госпиталях. После смерти жены ветеран живёт совсем один и отказывается от помощи родных. Грудь в наградах, но все сплошь юбилейные. Самые дорогие боевые медали оказались потеряны навсегда или не были получены вовсе — из-за «идиотизма» в Советской армии, из-за ранения, из-за войны.

В 41-м я сначала был в Ельне (город в Смоленской области. — Прим. автора), освобождали станцию. Я вам два слова только. Тогда Жуков сказал: мы вот сейчас наступим, дадим им прикурить. Но я там и не повоевал толком, контужен был, поэтому глухой же сейчас.

А потом осенью начал войну в обороне Москвы. Я был курсантом. Нас направили вначале в Тамбовское Краснознамённое училище, потом, когда под Москвой было плохо, с нас сформировали ударную бригаду курсантов, пехотную, и направили в самую горящую точку, в Химки, где не доходили немцы 10 километров. Представьте себе, зима, холодища. А немцы вначале же сжигали все здания, все деревни, ничего не оставляли. Целый день воюешь, в окопах сидишь, замерзаешь, а ночью же надо поспать, и негде! Искали какой подвал остался или на улице погреб, туда набьёмся все и отдыхали.

В день визита 74.ru пришло поздравительное письмо от президента

В день визита 74.ru пришло поздравительное письмо от президента

Поделиться

Когда начали наступать, боже ты мой... Была же одна кровь да земля. Снег чистенький беленький, лес, идёт дорога, а она красная. Волоколамское шоссе. По нему возили раненых на санях, и кровь текла — красная дорога вся была. И вдоль неё у деревьев сидели наши южане, которые с Кавказа, замёрзшие. Вот так. Но выжили. Зато медали «За отвагу» получил и «За боевые заслуги». А получить вначале войны было ой как тяжело, не давали ничего. Потому что отступали — за что? А когда начали наступать — дали. Меня пригласили и перед строем вручили. Такой-то, фамилия, шагом марш, выходишь, и тебе вручают медаль, поздравляют. Эти медали самые дорогие, за победу под Москвой. Собянин меня поздравляет всё время.

Самые дорогие — награды, полученные за сражения под Москвой

Самые дорогие — награды, полученные за сражения под Москвой

Поделиться

А как потерял эти медали? На блесну их пустили. У меня сын очень хорошо занимался, учился. Он тогда в девятом-десятом классе был. Но друзья попались у него — взяли медали «За боевые заслуги», «За отвагу», порубили и сделали блесну для рыбалки. Вот такое было, ну что же сделаешь. (Смеётся.) Удостоверения только остались, могу показать. Сын попал под влияние, но я его вытащил, он закончил Политехнический институт. Мы жили тогда в Металлургическом районе и получили квартиру вот здесь (на Свердловском проспекте в Центральном районе. — Прим. автора), переехали, и нас это дело спасло, та банда там осталась. Он пошёл сразу в техникум и институт.

Я четыре или пять штук [наград] потерял. Расстраиваюсь ли? Куда денешься. Вот месяц назад я вышел — было у нас какое-то совещание (имеет в виду Совет ветеранов. — Прим. автора) и одну медаль потерял на входе в дом. Соседи нашли и мне принесли, я её обратно повесил.

Сколько точно у него медалей, Фёдор Александрович не помнит, предложил пересчитать нам самим

Сколько точно у него медалей, Фёдор Александрович не помнит, предложил пересчитать нам самим

Поделиться

Потом был 42-й. Сначала затишье, начали уже готовиться к Сталинградской битве, и тут наше наступление. Но для меня неудачно, неделю там был, попал под бомбёжку и в госпитале провалялся.

Оттуда уже, с госпиталя, попал в 43-м году на Курскую битву. Ой, что там было, это ужас. Всё горело. Я не знаю, как я там выжил. Ведь я же был десантником в 91-й танковой бригаде. Вот танки идут в наступление, а мы их сопровождали, охраняли. Видели, в фильмах показывают? Вот я был в батальоне пехоты.

Супруга скончалась в 2000 году, с тех пор фронтовик живёт один, даже готовит до сих пор сам

Супруга скончалась в 2000 году, с тех пор фронтовик живёт один, даже готовит до сих пор сам

Поделиться

Фильмы про войну, вообще-то, я совсем не смотрю, переживаю, очень тяжело мне. Четыре года воевал, и всё снится мне война. Даже сейчас. Всю ночь могу не спать — нога болит, а во сне опять наступаю. И новые фильмы всё не то показывают. Абсолютно не то. Всё надуманное, всё сказки. Мы воевали — действительно пахали.

Очки и лупа всегда под рукой, глаза в 95 лет уже не те

Очки и лупа всегда под рукой, глаза в 95 лет уже не те

Поделиться

За Курскую ничего не дали. А ведь ой сколько мы там потеряли... 30 процентов нас осталось в Курской битве. В том числе и я остался [в живых]. Потом поехали на переформирование. После наша армия начала идти брать Киев.

Вот уже 77 лет по ночам ему снится наступление

Вот уже 77 лет по ночам ему снится наступление

Поделиться

И вот Киев, представьте себе. Наша армия попала туда на плацдарм, потом немцы узнали, мы обратно через Днепр перебрались и вышли на тыл Киева и напали. По Житомирскому шоссе наша бригада проехала до кольцевой дороги. Может быть, видели, показывали фильм, что наши войска по Крещатику освобождали Киев. Так это мы ехали, но не по Крещатику, а по Житомирскому шоссе с пулемётами на танках сверху сидели, расстреливали. Доехали до центра, повернули на станцию... Как её... Фу ты, забыл... Фастов! Станцию Фастов (50 километров от Киева. — Прим. автора) наша бригада освобождала.

На Красной площади 9 Мая никогда не был, зато проезжал в танке на параде в Москве 7 ноября 1941-го

На Красной площади 9 Мая никогда не был, зато проезжал в танке на параде в Москве 7 ноября 1941-го

Поделиться

Фастов — узловая станция, очень важный пункт. Это центр был группировки Гитлера, там продовольствие — 24 эшелона, 150 тысяч тонн хлеба. Было ещё очень много цистерн с соляркой для танков. 64 паровоза ждали. Город [Фастов] мы не взяли сразу. А мы что сделали, мы взяли станцию, блокировали железнодорожные стрелки, чтобы ни выход, ни вход, чтобы нельзя было выехать со станции. Потом всё это отдали партизанам, чтобы они охраняли, а мы пошли город освобождать. Там две армии город освобождали, было очень большое скопление войск.

Поделиться

На освобождении Украины в 44-м я тоже не получил никакой медали. Другим дали. Почему? Знаете, были эсэсовцы. И вот наша армия — 3-я гвардейская — освобождала Львов, там все эсэсовцы были. А я же украинец, и значит, тоже «бендеровец». Когда я был тяжело ранен в Житомире, бедренную кость прострелили левой ноги, лежал в госпитале. Приезжает командир батальона наш, награды раздаёт, а мне ничего. Говорю: почему же мне нету? Отвечает: «А мы тебе Киев освободили». Вот так. Киев же мне освободили! Этот националист был идиот. Ладно, переживу. (Машет рукой.)

За последний год ветеран сильно сдал, не смог как прежде один сходить на губернаторский приём, сопровождала дочь

За последний год ветеран сильно сдал, не смог как прежде один сходить на губернаторский приём, сопровождала дочь

Поделиться

Меня тогда полуживого вынесли в госпиталь, шесть или восемь месяцев лечили, а потом сказали: «Слушай, иди ты отсюда, ты не годен к строевой». В День Победы я дома был. Помню, как это было. (Улыбается.) На одном костыле ходил, и меня заставили в футбол бегать. До войны я играл. И я упал возле ворот, ударили, мяч попал мне в голову, и я единственный гол забил. Носили меня раза три вокруг поля, радовались все, шум был — фронтовик забил гол в День Победы, и победа.

Поделиться

Фото: Илья Бархатов

По теме

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...