Истории

«Там бомбёжка, грохот, ужас»: бабушка с Украины вяжет и продаёт носки, чтобы выжить в Челябинске

Любовь Сысоевна никак не может забыть женщину, которая однажды дала ей просто так 1000 рублей

Поделиться

Все новости

76-летняя пенсионерка Любовь Краева старается не унывать и удивляется доброте людей

Фото: Илья Бархатов

Полтора года назад 76-летняя пенсионерка Любовь Сысоевна Краева в страхе бежала из Украины в Челябинск, подальше от бомбёжки. Чтобы выжить, ей пришлось начать вязать и продавать носочки и варежки. Любовь Сысоевну знают все в округе — каждый день, несмотря на мороз, она приходит со своей тележкой к магазину на улице 40-летия Победы и раскладывает свой товар. Через час, продав пару носков или варежек (а часто и ничего), она отправляется домой — в крошечную квартиру-студию. Там, в единственной комнате, с одной стороны кухня, с другой — постель. Любовь Сысоевна очень бодрая и активная бабушка, но, рассказывая 74.ru о своей жизни, много плакала.

Автор: Вадим Архипов

— Торгую тем, что такое всё, мелкое. Всё лето в запас вязала. На пару варежек три дня уходит, на носки, если мужские, с хорошим подъёмом и размер хороший — неделя. Пуховые мужские носки — до пятисот рублей стоят, женские — подешевле. Всё шерсть да пух, кашмилоном стараюсь не вязать, чтоб людей не обманывать. Поэтому кто понимает, тот берёт. У меня дочь давно торговала этой пряжей и остатки мне всё насовала, и вот реализую. Вот только не знаю, до чего довяжусь — у меня два хрусталика уже сменены на глазах.

Каждый день она сидит с полудня до часа дня между двух сетевых магазинов в домах № 44 и 52 на улице 40-летия Победы

Фото: Илья Бархатов

За день очень мало продаётся. Иногда бывает тысячу выручу, а дня три–четыре хожу — ни одной копейки. Это всё непредсказуемо. Здесь проходимость очень маленькая, поэтому не получается такой торговли. А куда-то далеко ходить не могу — у меня нога ломаная, коксартроз обеих тазобедренных суставов. И здесь сижу только один час, с 12 до часу дня. Потом собираюсь и ухожу. Продала, не продала — да бог с ним, подышала воздухом — и ладно. Не замерзаю. Одета-то тепло. Навязала себе толстючие варежки, носки, бахилы ещё надеваю на ноги, чтоб теплее было.

Заработок непостоянный — то тысяча рублей, то три дня без копейки

Я в Челябинске полтора года. Год документы все делала — и паспорт российский, и гражданство, и пенсию, и субсидию даже оформила. Но не вязала ещё, всё в панике была после военных действий. Непросто было, пока отошла от этого всего.

В Челябинске Любовь Сысоевна полгода жила на украинскую пенсию — три тысячи в пересчёте на рубли

Фото: Илья Бархатов

Всю жизнь медсестрой в терапии работала, побочно массаж делала. Пенсия у меня сейчас российская — 7286 рублей. Это почти на 1400 рублей меньше социальной. Ходила до директора пенсионного фонда, спрашивала, почему мне социальную пенсию не дали, у меня же 45 лет стажа, а даже не работавшие бомжи получают больше! 32 года в СССР проработала — я из Кировской области, на Украину только в начале 1990-х переехали с мужем. Но, получается, российского стажа не хватает для хорошей пенсии здесь.

Чтобы оформить субсидию, бабушке пришлось наскрести три тысячи рублей и погасить долг за капремонт

На Украине давали пенсию полторы тысячи гривен, это наших здесь будет три тысячи рублей. Вот на трёх тысячах я и жила шесть месяцев, пока документы оформляла. Ладно хоть дочка помогала. Она пораньше сюда переехала с внуком. А я засобиралась, только когда муж умер и начались военные действия.

В Челябинск Любовь Сысоевна переехала из Мариуполя в разгар войны на Украине

Фото: Илья Бархатов

Когда бомбили восточный район, рынок пострадал, людей очень много, в школу, в садик попали — это был такой грохот, удары, ужас! А я уже одна осталась, мужа нет, у меня паника — что делать? Ни одного родственника нет, все вокруг чужие.

Вообще я шустрая была и последние годы в Мариуполе депутатом была. Знала, куда нужно идти, с кого что трясти. Себе вот хрусталики на глазах поменяла. И война началась, я побоялась какое-то время, да в волонтёры пошла. И мне легче — и общение, и людям помощь. Кому-то зубы поставить через здравотдел, другим — ещё чего. Крутилась и вертелась, всем помогала года три. А потом всё распродала, квартиру за копейки отдала, так с двумя сумочками и приехала сюда из Мариуполя.

Живёт бабушка в крошечной квартире-студии в «Академ Riverside»: в единственной комнате с одной стороны кухня, с другой — постель

Фото: Илья Бархатов

Там я помогала, а теперь здесь мне помогают. Через депутатскую группу немного, и в магазинах продуктами, у которых только сегодня кончился срок годности. Так что тортиками меня не удивить. (Улыбаясь, кивает на принесённый нами гостинец.) Вот так и живу.

Поначалу, когда приехала, ездила сиделкой в больницу, за бабушкой ухаживала — там тоже помогли немного денежкой.

Вообще решила вязать, потому что пенсия в семь тысяч даёт о себе знать. Не так давно в социальные службы сходила, познакомилась, стали помогать они. А так-то на семь тысяч особо не разгуляешься. Пенсию дали только с этого июня. А до этого жила на три тысячи. Накопилось, конечно, долгов. Начала торговать с осени — немножко подмога стала. И сейчас уже выровнялась. Даже заплатила за капремонт три тысячи почти. Надо было субсидию оформлять, а с долгом нельзя. Пришлось выложить.

С энтузиазмом рассказывает, как обустраивала квартиру. Ковёр на полу, например, принесла с мусорки

Фото: Илья Бархатов

Осенью случай был. Сидела вязала, а женщина — у неё муж где-то в бюджетной сфере начальником работает — мне тысячу рублей дала. Безвозмездно. Я удивилась: как народ может так материально жить и может выделить тысячу просто так? Я так и не могу увидеть женщину эту. Хоть бы что-то связать для неё, дать. Вяжет ли сама? Я поплакала даже.

А как-то руку порезала, шла, и сумка была эта тяжёлая. Сосед увидел, что плохо иду, посадил в машину, довёз на Молодогвардейцев до дочери. А в следующий раз увидел меня — дал просто так сто рублей. Вот такое бывает. Помогает народ. Это не Украина. Там жестоко. Там каждый живёт сам для себя. Только вырвать. Не интересует, как и на что живут вокруг.

Вяжет Любовь Сысоевна с больными глазами 

Фото: Илья Бархатов

Я там чего так долго на Украине задержалась? Ждала, когда суд закончится. Нас много человек обманули со вкладами. У меня пять тысяч рублей старыми деньгами пропали. Я пять лет ходила на заседания судебные как член наблюдательного совета. В конце концов затянули дело, и суд кончился тем, что в связи с прошедшим временем наказанию никто не подлежит. Я до такой степени в шок впала, до того было обидно, все деньги ведь пропали, что сознание потеряла, когда шла. Ногу сломала. Полечилась, ну и поехала оттуда в Россию после этого решения. Ничего там больше не держало.

Любовь Сысоевна говорит с оптимизмом, крепится и шутит, но при любом упоминании о войне начинает плакать

Фото: Илья Бархатов

Тут нестрашно. И квартира есть. Когда в Украине всё продавала, дочке пересылала деньги — она мне тут и купила комнатёнку на 24 квадрата. Пока квартиранты жили, за квартиру потихоньку и доплатили. Вот и живу я теперь здесь, дочка Кира — на Молодогвардейцев, а внук Алёша — ещё подальше.

Каждое воскресенье внук приезжает ко мне. Живёт парень один, 27 лет, готовить не хочет особо, зарплата 14 тысяч, семьи нет. Так вот приходит, мясные блюда какие наделаю, картошку нажарю. В сумку наложит и поедет. Я плохо вижу, хрусталики-то все уже отказывают. Так он мне запишет все показания воды горячей, холодной, света, а я потом хожу платить. Порывался мне помогать, а я не хочу. Вот один подарок сделал — телевизор купил — и хватит.

Старательно отказывается от помощи близких. Говорит, что еда есть, а чего не хватает из одежды — свяжет

Фото: Илья Бархатов

А остальное в квартиру всё сбором-собором пришло. У мужа дочкиного брат где-то тут работал — так вот даровой холодильник мне принесли и плиту. Стол и кухонный набор купили, стулья тоже. Тумбочку от внука привезли. Ковёр на полу с мусорки принесла, вымыла и выстирала. Ковёр на стене — с Кировской области со мной крутился. В Мариуполь брала и сюда привезла. Сейчас никто их не вешает, а я хочу. Пусть будет, что было раньше. С мужем его покупала.

Муж был музыкант большой, но любитель был выпить. Умер вот на этой почве. А так и в Германии был, и в Болгарии, очень много с танцевальными коллективами ездил — аккомпаниатор был сильный, с большим репертуаром. Учился, конечно, но вообще от природы у него дар большой был. Играл на аккордеоне. Так что этот ковёр — всё, что от него осталось.

31 декабря Любови Сысоевне исполнится 77 лет

Фото: Илья Бархатов

А я работать начала с 1959 года санитаркой, потом окончила курсы медсестры. Трудовая книжка оформлена одними благодарностями с начала и до конца. И в Кирове в больнице работала, и в Мариуполе. Когда бомбить начали, все документы посжигала со страху. И аттестат школьный, и корочки медсестры. А дипломов было сколько благодарственных! Тоже сожгла все. Потом одумалась, да поздно. Хорошо хоть трудовая цела.

Через месяц мне исполнится 77 лет, я с 1942 года. Родилась 31 декабря, а мать записала 1 января. Так что у меня два дня праздника подряд. Ёлку не ставлю. Веточку найду — и хватит. Какого чуда на Новый год жду? Оформили бы быстрее пенсию нормальную! С Украины с одного места подтвердили, что я работала, а с другого — нет. И в Кировской области с железнодорожной больницы в Мурашах тоже не прислали документы. Больницу закрыли, документы в архив передали, а там — около 20 лет стажа. Вот бы всё это подтвердить! У меня же тогда пенсия нормальная станет. Уже год эта канитель тянется. А кроме этого и не надо ничего. Тряпок у меня полно, надо что — я навяжу. И продукты есть. И не надо мне ничего больше — проживу, сколько положено.

Главная мечта старушки — о нормальной заслуженной пенсии

Фото: Илья Бархатов

Хотите почитать другие истории челябинцев с необычной судьбой? У нас такие есть!

За полтора года 34-летняя Ирина превратилась в анорексичку. Справиться с недугом маме двоих детей удалось только с помощью специалистов.

Челябинка вышла замуж за мусульманина и приняла ислам. Мы показали две стороны — молодая женщина рассказала о стереотипах, с которыми ей приходится сталкиваться, а родственники выразили тревогу по поводу резкой смены религии.

Суррогатная мама Надежда рассказала 74.ru, как выносила четырёх чужих детей и как к этому отнёсся её муж.

28-летние сиамские близнецы Аня и Таня Коркины поделились историей их разделения, которая стала сенсацией для всего мира.

Рентгенолог из Челябинска Екатерина Марковна Сумная работает врачом уже 63 года. В свои 87 она водит машину и играет в шахматы, занимая призовые места.

Девушка из Златоуста за три года похудела на 105 килограммов!

Учёный Игорь Вишев заморозил мозг своей умершей жены, ожидая, что в будущем её клонируют.

Южноуралец Александр Обухов уже почти год живёт с чужим сердцем, после операции по пересадке он вернулся к нормальной жизни, но стал слишком сентиментальным.

А одинокая старушка Ираида Градова прозрела в 81 год. И всё благодаря волонтёрам, которые помогают бездомным.

Осевший на Южном Урале ополченец из Украины Филипп Венедиктов добился в суде отмены отказа в предоставлении убежища.

Если вы знаете челябинцев с интересной судьбой, присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7 93 23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74. Подписывайтесь на наш канал в телеграме.

Комментировать

СВЯЗЬ С РЕДАКЦИЕЙ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

Круглосуточный телефон службы новостей 8-93-23-0000-74