20 мая понедельник
СЕЙЧАС +1°С
  • 16 мая 2019

    Мы обновили 74.RU

    Если вы видите это сообщение, значит попали в 50% пользователей, которым мы уже готовы предложить наш новый дизайн! А чтобы вы быстро разобрались, что мы сделали и зачем, специально подготовили небольшую пояснялочку.
    Если возникли какие-то проблемы, пишите в нашу техподдержку support@iportal.ru.

    Подробнее
    7 мая 2019

    Авторы выходят из тени

    На 74.RU появилось интересное обновление. Теперь, щелкнув на фамилию автора (она указана под каждой статьёй), вы попадете на его персональную страничку. Там собраны все материалы этого журналиста. А еще указаны его почта и странички в соцсетях, так что делитесь мнением или идеей напрямую с автором.

    9 апреля 2019

    Такой ЧЕлябинск вы не видели!

    Мы думаем, что знаем свой город. Но так ли это? В спецпроекте «В ЧЕрте города» 74.ru рассказывает о самых необычных местах и их жителях. Каждый понедельник показываем то, чего вы никогда не увидите. Цыганский посёлок и жизнь у мелькомбината. А в следующем выпуске — городок чекистов.

    Подробнее
    Еще

«Муж погиб, я осталась на вокзале»: истории челябинок, которые оказались в тайной кризисной квартире

В отчаянии женщины были готовы даже отказаться от собственных детей

Поделиться

Адрес кризисной квартиры держат в секрете, чтобы избежать разборок мужьями-тиранами

Фото: Дарья Пона

Три из четырёх наших сегодняшних героинь едва не оставили своих малышей в роддоме — настолько безвыходной казалась им ситуация. Это те случаи, когда женщины оказались один на один со своими проблемами, и сил что-то изменить уже не осталось. Помощь пришла, откуда они совершенно не ждали. Подробности — в материале 74.ru.


В Челябинске несколько лет работает кризисная квартира для мам с детьми, столкнувшихся с домашним насилием, оставшихся без жилья, попавших в трудную ситуацию. Здесь не решают за женщину все её проблемы, но готовы на время дать жильё, поддержку юристов, психологов, просто возможность выдохнуть, успокоиться, почувствовать себя в безопасности, привести мысли в порядок и наметить план на дальнейшую жизнь. В такое убежище попадают совершенно разные люди, ведь от беды не застрахован никто.

Здесь не бывает никого, кроме женщин, их детей и специалистов

Фото: Дарья Пона

«Муж начал ревновать к ребёнку и выгнал сына на улицу»

Анастасия* — переводчик и педагог, у неё два высших образования, двое детей, есть любимая работа, а с мужем не повезло.

— Он не то чтобы меня бил, он выпивал и начинал дебоширить. У него это началось после рождения дочери. У меня ещё старший сын от первого брака есть, ему восемь, я старалась относиться к обоим детям одинаково, а муж думал, что я дочку меньше люблю, начал ревновать, — говорит Настя. — Он то работал, то не работал, с деньгами постоянно были проблемы. И когда Сонечке исполнилось полгода, мне пришлось выйти в языковой центр, вести занятия, брать репетиторство. Его это тоже стало задевать. Он начал чаще выпивать, а когда выпьет — становился агрессивным, летело всё: посуда, мебель... Дети пугались. В последнее время у нас даже доходило до вызова полиции, потому что он начал меня толкать, однажды по лицу задел, исцарапал. Последней каплей стало, когда он выгнал сына на улицу.

Настя научилась совмещать работу и уход за маленькой дочкой

Фото: Дарья Пона

Тогда я сказала, что ухожу, но уходить было некуда — квартира была его. У мамы квартира маленькая, у неё своя жизнь. Пришлось на время сына отвезти к первому мужу, у него сейчас другая семья, но ребёнку там комфортно. Сама я долго металась: на съёмную квартиру тех денег, что были, не хватало, стать обузой для кого-то не хотелось. Потом кто-то из знакомых посоветовал кризисную квартиру, я позвонила, объяснила ситуацию, и нас с дочкой приняли.

В комнате у Насти с Сонечкой всё необходимое — обычная, но вполне приличная мебель: кровать для мамы, детская кроватка, шкаф для вещей, игрушки для малышки, а ещё рабочее место для мамы — стол с ноутбуком.

В центре довольно светлые и даже уютные комнаты

Фото: Дарья Пона

— Здесь не просто крыша над головой и постель, — продолжает Настя. — Когда я пришла, находилась в жуткой депрессии, была разочарована в жизни. Мне нужно было прийти в себя, было важно правильно оформить развод, научиться самостоятельно планировать свои бюджет и время, чтобы прожить с двумя детьми без помощи других людей. Помогли юристы и психологи. Дочке тогда было полтора года, и я не могла её оставлять, чтобы вести занятия — пришлось поменять работу, сейчас работаю удалённо переводчиком, иногда с дочкой на руках.

Созданы условия для детей разного возраста

Фото: Дарья Пона

За три месяца, которые мама с дочкой находятся в кризисной квартире, Настя сумела скопить на съёмное жильё.

— На днях мы переезжаем. Заберу сына, он у меня второклассник, будем жить втроём. Так что всё постепенно налаживается. Для себя я железно решила, что к мужу не вернусь, — уверенно говорит женщина. — Однажды уже возвращалась — человек не меняется. Я так больше не хочу. Хочу, чтобы мои дети росли счастливыми и спокойными.

С мамами работают психологи, дети тоже не скучают

Фото: Дарья Пона

«Когда муж погиб, мы с дочкой остались на вокзале»

Марина тоже провела в кризисной квартире несколько месяцев, но её рана оказалась настолько глубокой, что боль не отпускает до сих пор. Во время разговора она становится как каменная и практически не отрывает глаз от пустышки, которую перебирает в руках. Воспоминания словно заново режут по живому.

Марина потеряла мужа, а потом сама осталась на улице

Фото: Дарья Пона

— Мы пять лет с мужем прожили в гражданском браке, всё было хорошо. А потом он поехал по делам и… всё рухнуло, он погиб в автомобильной аварии, — еле слышно произносит она. — Когда его не стало, я была на шестом месяце. Мы с мужем очень ждали этого ребёнка, как раз собирались расписаться и поехать отдохнуть куда-нибудь... Не сложилось.

Квартира была его. После похорон его мама быстро продала жильё и просто выставила нас с четырёхлетней дочкой на улицу, мы остались на вокзале. Я тогда жила в другом городе. В Челябинске у меня сестра, мы приехали, остановились у неё на первое время. Но здесь жизнь совсем другая, есть деньги — ты нужен, нет денег — иди на улицу. Я нашла работу, но через несколько недель попала в больницу.

В тот момент она ждала второго ребёнка

Фото: Дарья Пона

Сын родился раньше срока, весил всего 1700 граммов. Ещё месяц его выхаживали в роддоме, а меня выписали. Я тогда сильно заболела, простыла, не могла находиться с ним, не могла избавиться от этой простуды, только приезжала и передавала для него памперсы и то, что требовалось.

Мне некуда было забирать сына. Когда предложили поехать в кризисную квартиру, были большие сомнения, думала, вдруг секта. Было очень страшно тогда. Но потом всё-же позвонила. Они приехали и забрали меня прямо с работы (мне пришлось выйти почти сразу после родов, я ведь понимала, что на что-то нужно жить).

Малыш родился раньше срока — маленький и очень слабый

Фото: Дарья Пона

Встретила меня сама Светлана Юрьевна, заведующая отделением. Со мной поработали психологи, окружили вниманием, заботой. Я тогда, конечно, как колючий ежик была, никому не верила. Боялась, мало ли, может на органы продадут, а мои дети окажутся в детдоме. Но мне дали время успокоиться, понять, что я в безопасности и что здесь ни со мной, ни с моим ребёнком ничего не случится.

Потом я забрала из роддома сына. Здесь его поставили на питание, помогают со смесями, с одеждой, другими вещами.

Врачи выходили мальчика, но забирать сына Марине было некуда

Меня одно удивляет, как Ольга Трофимовна [Бабанова, руководитель кризисного центра. — Прим. ред.] смогла подобрать таких людей, которые могут и поддержать, и расположить, и подсказать выход, сделать всё это очень мягко и деликатно. Очень нужный центр, ведь люди в разных жизненных ситуациях оказываются: живёшь, ни в чём не нуждаешься, а потом раз — и всё. Мы ведь не алкашки, не наркоманки, девочки многие просто попадают в ситуацию насилия, когда их избивают мужья. Большинству просто нужно время, чтобы встать на ноги, найти работу. Здесь ты мозгами успокаиваешься и начинаешь планировать свою жизнь дальше. Я даже не знаю, как их благодарить. Что я могу для них сделать? Коробку конфет купить и здоровья в душе пожелать!

На кровати, рядом с Мариной, что-то лепечет на своём детском языке сынишка. Ему всего несколько месяцев, но недоношенный кроха уже успел наесть пухлые щёчки. В кризисной квартире его называют царём, видимо, за командный голос. Впрочем, за это время мальчик успел стать всеобщим любимцем.

Молодая мама опасалась обращаться в кризисную квартиру, но именно здесь нашла поддержку

Фото: Дарья Пона

— Когда я на работе (мы готовим к открытию «Магниты» и «Пятёрочки»), с сыном сидит няня, которой я плачу деньги, иногда девочки помогают, присматривают, — говорит Марина. — Мы тут дружно живём, страхуем друг друга. Сейчас жду одобрения из банка на кредит с использованием материнского капитала, буду приобретать свой уголок. У меня есть отец, но на него рассчитывать не приходится, он настолько занят личной жизнью, что ему неинтересно, где мы и что с нами. Сейчас главное — оформить кредит и купить своё жильё, деток прописать, чтобы они смогли пойти в детский садик, начать жить новой, только своей семьёй, своей жизнью.

«Сбежала из дома с четырьмя детьми, но потом узнала, что будет пятый»

Этой семье в кризисной квартире отвели настоящие хоромы: блок из двух просторных комнат с собственным санузлом. В одной хозяйничает шестилетняя Вика — самостоятельная девчонка, которая привыкла всё держать под контролем. Вот и нашего фотографа Дашу она быстро взяла в оборот и заставила запечатлеть на память все свои любимые игрушки. Во второй комнате мирно спит в своей кроватке её двухмесячная сестрёнка, поэтому Вика хоть и руководит процессом, но не слишком громко, чтобы не разбудить малышку.

От малышки, которую сейчас в кризисной квартире называют королевой Бурятии, Ирина отказалась в роддоме

Фото: Дарья Пона

— Наш папа — бывший военный. После того, как уволился, работать перестал, ушёл в загул, — рассказывает мама девочек Ирина. — Боролась я с этим пять лет, а потом надоело. Мы уже там со старшей дочерью (она сейчас в четвёртом классе) ходили к психологу, потому что он часто выпивал, бил меня, потом начал бить детей, младшие его тоже стали бояться. Собрала детей, забрала документы, и мы приехали в Челябинск к моему папе.

Я тогда ещё не знала, что беременна, уезжала с четырьмя детьми. Оформили их здесь, старшая дочка и двое сыновей пошли в школу, я устроилась на работу в магазин детской одежды.

Растить без мужа пятерых детей ей казалось непосильной задачей

Фото: Дарья Пона

Когда узнала, что беременна, аборт делать было уже поздно. Папа очень болезненно это воспринял: «Куда пятого?» Я даже решила отказаться от ребёнка, оставить в роддоме. Не знала, как буду поднимать пятерых. Когда написала отказ, ко мне почти сразу пришли специалисты из кризисного центра. Они поговорили со мной, сказали, что помогут и из роддома забрали нас всех в кризисную квартиру.

Только когда в ситуацию вмешались психологи, Ирина поняла: где четверо, там и пятеро

Фото: Дарья Пона

Специалисты помогли оформить декретные, детские пособия, сейчас ждём денежку — будем одеваться, потому что приехали, в чём были. Сейчас с юристами советуемся, как лучше оформить развод, правильно иск составить, чтобы детки со мной остались.

На время, пока родные свыклись с мыслью о ещё одной внучке, семья переехала в кризисную квартиру

Фото: Дарья Пона

Ирина признаётся — муж иногда звонит, но интересуют его не дети — он требует денег.

— Если бы ему надо было, он бы старался. Да хоть бы просто взял и приехал, если ему нужна семья, — говорит Ирина. — А если человеку ничего не надо... 

Семье отвели двухкомнатный блок с собственным санузлом

Фото: Дарья Пона

При этом Елена добавляет, что не планирует требовать алименты с супруга.

— Мне жалко этого человека, всё-таки мы с ним 11 лет прожили, — говорит она.

— Будете одна детей поднимать? — спрашиваю я.

— Я не одна, у меня дети есть, это моя большая семья! Я никогда руки не опускаю. Вот и с моим папой мы уже всё решили, в мае возвращаемся с детьми домой.

Условия удалось создать и для младших девочек, и для троих школьников

Фото: Дарья Пона

«Родила и испугалась, что не справлюсь»

Ещё одна наша героиня Олеся пришла в кризисную квартиру, когда была беременна. Она сама ещё почти ребёнок, а тут оказалось, что вскоре придётся взять на себя ответственность за маленькую жизнь. 19-летняя челябинка — сама сирота, и надеяться ей было не на кого.

Мама этой малышки — сама сирота

Фото: Дарья Пона

— Я до семи лет жила с тётей, потому что родная мама меня оставила у сестры и ушла. Она просто пропала. Потом родственники тёти оформили документы на опекунство, и я с ними прожила до 16 лет, пока мама с папой мои приёмные не развелись, — говорит Олеся.

Сироты — частые постоялицы кризисной квартиры, ведь без жилья и поддержки близких сложно строить самостоятельную жизнь...

Фото: Дарья Пона

После девятого класса я уехала и поступила в колледж, но не доучилась — пошла работать официанткой в ресторан. Как сироте мне была положена квартира, но сама я в этом ничего не понимала, а помочь было некому.

... тем более взять на себя ответственность за нового человечка

Фото: Дарья Пона

Обратилась в соцзащиту, когда уже была в положении, там мне и посоветовали до получения жилья поехать в кризисную квартиру. Здесь я жила в последние месяцы беременности.

Олесе было сложно отпустить свои страхи — помогли психологи

Фото: Дарья Пона

С папой дочки мы не общаемся — он не захотел, когда узнал о ребёнке. У меня сначала тоже депрессия была, особенно когда родила. Испугалась, что не справлюсь, и написала отказ. Всякие мысли дурные были. Страшно было, что не смогу дать дочке дом, что не потяну финансово, да и вообще оказалась не готова взять на себя ответственность за ребёнка. Но потом психологи помогли, успокоили. Несколько дней назад мы вместе вернулись сюда.

А юристы пообещали помочь уладить вопрос с выделением жилья

Фото: Дарья Пона

Олеся прижимает к груди маленький свёрточек, и, кажется, в молодой маме с каждой минутой крепнет уверенность: малышка не должна повторить её собственную судьбу.

Олеся сейчас заботится о дочери и надеется на лучшее

Фото: Дарья Пона

— Нам помогли с детской одеждой и другими необходимыми вещами. Сейчас готовимся к суду по квартире, — говорит Олеся. — Если с жильём решится, уже будет проще, я постараюсь дать дочке всё, что нужно.

До получения жилья мама с дочкой останутся в кризисной квартире

Фото: Дарья Пона

«Ты не одна!»

По словам руководителя кризисного центра Ольги Бабановой, за шесть лет существования кризисной квартиры через неё прошли больше 600 женщин, три четверти из них стали жертвами домашнего насилия. Ещё часть — оказались в тяжёлой ситуации.

Ольга Бабанова часами может рассказывать о своих подопечных и счастлива, когда у них получается изменить свою жизнь

Фото: Дарья Пона

— В этом году мы не допустили ни одного случая отказа от детей, — говорит Ольга Трофимовна. — У нас работает экстренная служба, и если нам звонят из роддома, в течение трёх часов мы выезжаем и подключаем психологов. Если видим, что женщине некуда идти, нужна помощь, забираем на время в кризисную квартиру. Здесь они видят совершенно другую жизнь, многому учатся. Что мы можем им дать? Помочь поверить в свои силы, показать, что у неё есть ресурс, что она может сама справиться. Иногда женщин нужно научить самым простым вещам — готовить, стирать, общаться со своим ребёнком. Это ведь не просто слова: «Ты не одна», из любой ситуации есть выход, главное — его найти.

В кризисной квартире постарались создать максимально комфортные условия для женщин и их детей

Фото: Дарья Пона

Им помогают продуктами, малышам выдают смеси

Фото: Дарья Пона

На просторной кухне практически не бывает поводов для ссор

Фото: Дарья Пона

Нет проблем и со стиркой, глажкой...

Фото: Дарья Пона

У малышей есть пространство для игр...

Фото: Дарья Пона

... и творчества

Фото: Дарья Пона

О женщинах, которым кризисная квартира помогла изменить жизнь, даже выпустили книгу

Фото: Дарья Пона

Подробнее о том, как работает кризисный центр и какую помощь в нём могут получить южноуральцы, читайте в нашем материале.

А это подсказка для тех, кому необходима помощь

Фото: Дмитрий Гладышев

* Имена героинь изменены

Хотите поделиться интересными историями из жизни южноуральцев? Присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы во «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7 93 23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74. Не забывайте подписываться на наш канал в Telegram.