16 июня воскресенье
СЕЙЧАС +10°С
  • 30 мая 2019

    Комментировать стало проще!

    Друзья, это случилось. Мы убрали бесячие капчи, это те картинки, без которых нельзя было оставить комментарий. Теперь вы просто пишете своё мнение и сразу отправляете его. Давайте общаться!

    16 мая 2019

    Мы обновили 74.RU

    Если вы видите это сообщение, значит попали в 50% пользователей, которым мы уже готовы предложить наш новый дизайн! А чтобы вы быстро разобрались, что мы сделали и зачем, специально подготовили небольшую пояснялочку.
    Если возникли какие-то проблемы, пишите в нашу техподдержку support@iportal.ru.

    Подробнее
    7 мая 2019

    Авторы выходят из тени

    На 74.RU появилось интересное обновление. Теперь, щелкнув на фамилию автора (она указана под каждой статьёй), вы попадете на его персональную страничку. Там собраны все материалы этого журналиста. А еще указаны его почта и странички в соцсетях, так что делитесь мнением или идеей напрямую с автором.

    Еще

Бесплатные авиабилеты, поющие диспетчеры и гул турбин: выясняем, как живётся в посёлке Аэропорт

Новый выпуск проекта «В ЧЕрте города» посвящён посёлку Челябинска, который видят после приземления

Поделиться

Вышки аэропорта видно прямо из двора жилых домов

Фото: Илья Бархатов

Территория Челябинска занимает около 53 тысяч гектаров. Это сопоставимо с размерами европейского княжества Андорра и гораздо больше, чем Лихтенштейн, Монако или Ватикан. Многие из нас живут здесь с рождения и привыкли думать, что хорошо знают свой город. Но так ли это на самом деле? На любом ли снимке вы узнаете Челябинск? И во всех ли районах бывали лично? Корреспонденты 74.ru помогут вам открыть город с новой стороны.

«С нас начинается город», — гордо говорят жители посёлка Аэропорт. И с этим утверждением довольно сложно поспорить, ведь их дома видишь сразу после приземления самолёта. А вот до других кварталов Челябинска — ехать и ехать через сады или промзону.

В посёлке и сегодня все друг друга знают: или в лицо, или по имени

Фото: Илья Бархатов

Маленький — буквально на пять–шест улиц — и довольно уютный. Такое впечатление производит посёлок Аэропорт. Сразу за стоянкой, сделанной для встречающих рейсы водителей, идут направо садовые участки, а по левой стороне — жилые дома. Рекордов высотности строители здесь явно ставить не собирались. Всё-таки рядом — буквально в километре — аэродром, садятся и взлетают самолёты. Центр посёлка застроен кирпичными и панельными пятиэтажными зданиями. Самый высокий дом — на шесть этажей — возвели здесь уже в 2000-х годах, и жители в шутку зовут его «высоткой». А начинался посёлок Аэропорт с двухэтажной застройки. Туда-то мы и отправляемся.

Из энциклопедии «Челябинск»: посёлок Аэропорт — обособленный посёлок, расположенный в Металлургическом районе, на северо-востоке Челябинска. Строительство началось в начале 1950-х годов одновременно со строительством аэропорта.

— Наш дом построили году в 1952-м, и его вообще надо снести! Его немцы ещё строили, пленные. У нас подвала нет, дом на шлакоблоках стоит. Было как временное жильё, а нет ничего более постоянного, чем временное. У нас в квартире несущие стены потрескались, — рассказывает нам жительница одной из двухэтажек Любовь Петровна.

— И всё нам каждый год говорят: дом снят с баланса, переселим. И не переселяют, — добавляет её соседка Любовь Васильевна.

Вместе в одном доме Любовь Васильевна (слева) и Любовь Петровна живут с 1979-го года

Фото: Илья Бархатов

В одном доме эти женщины живут лет 40, но в самом посёлке Аэропорт — ещё дольше. Любовь Васильевна переехала сюда вместе с мужем в конце 1950-х.

— Мы сначала жили на станции Баландино у дяди на квартире, потом нам дали осенью в бараках комнату, а потом — во втором доме комнату, — вспоминает Любовь Васильевна. — Муж был сначала слесарем в гараже здесь, потом сдал на права — шофёром всю жизнь проработал. А я сначала, когда аэропорт строили, работала в ДСРе. Это значит «дорожно-строительные работы», они [рабочие] строили полосу, а я там учётчиком работала. Следила за машинами, которые бетон на полосу возили, сколько рейсов сделают. Потом перешла кастеляншей в аэропорт. Выдавала бельё на самолёты: подголовники, полотенца на кухню, всё такое. Потом уже на выдаче багажа работала. Когда большие самолёты стали, выдавали [чемоданы, сумки] на ленту. А когда маленькие были, Ли-2, Ан-2 — там носильщики сами выдавали. И на пенсию ушла оттуда.

Во дворах посёлка мы встретили несколько колоритных зон отдыха

Фото: Илья Бархатов

Обе соседки в один голос заверяют — чужих в посёлке Аэропорт тогда не было. Квартиры в этих домах давали только сотрудникам воздушной гавани и их семьям. А сам посёлок даже считался элитным.

— Мы летали и в Ташкент, и в Ленинград, и в Карелию. Везде! — вспоминает Любовь Васильевна.

— Тогда было хорошо: всем, кто работал в аэропорту, билеты были бесплатные, — подхватывает Любовь Петровна.

— Сначала мы летали за 50 процентов, потом бесплатно стали, — уточняет Любовь Васильевна.

— Бабушка моя дворником была, и даже ей бесплатно был билет, — вспоминает Любовь Петровна. — А я по её билету [летала] — и никто не проверял!

Такие бесплатные билеты на самолёт получить, правда, можно было не каждый месяц, а только раз в год, зато провести отпуск можно было в любой точке Советского Союза. А вот в будни выезжать за пределы посёлка жителям было необязательно. В 1962 году здесь открыли детский сад, школу. Причём учились в последней не только дети, но и взрослые (по вечерам). При школе же со временем был создан детский хор, кукольный театр. Был в посёлке и свой магазин.

Поначалу школа была восьмилетней, сейчас — обычная общеобразовательная

Фото: Илья Бархатов

Стоит выйти солнцу — и дети отправляются гулять

Фото: Илья Бархатов

Сейчас и детский сад, и школа в посёлке продолжают работать. Правда, школа потеряла независимый статус и стала филиалом 94-й СОШ Металлургического района. А магазинов в посёлке теперь больше, чем один — целых девять, рассказывают нам жители. Есть и кулинария, и свой салон красоты. И стоит только выглянуть солнцу — на улице появляются дети и компании бабушек.

— Это всё американцы придумали, — шутит ветеран аэропорта Леонид Колганов, имея в виду пролетающий совсем недавно снег. — Раньше я всё говорил: это американцы и турки, но потом Эрдоган начал к Путину подлизываться, и я перестал говорить. Теперь только про американцев.

В челябинском аэропорту Леонид Колганов работал 41 год

Фото: Илья Бархатов

Леонида Колганова мы встретили в одном из дворов, когда он бодро нёс к стоящим там перекладинам коврики и пластиковую хлопушку.

— Весна пришла, пора порядок на балконе наводить, — объясняет он нам. Впрочем, ради проекта «В ЧЕрте города» с готовностью отрывается от хлопот и пускается в воспоминания. — В аэропорту я работал с 1964-го, а живём ты здесь с 1966-го. Я вообще по образованию авиационный техник, а потом институт заочно окончил и работал председателем объединённого комитета профсоюза, начальником штаба. В то время мы же были как запас военных сил, и начальник штаба должность была. А закончил работать я в 2005 году — помощником генерального директора.

В советское время, уточняет Леонид Колганов, у Челябинска был объединённый авиационный отряд: свои лётчики, штурманы, самолёты. В 1990-х была создана своя авиакомпания — «Энкор». Правда, выдержать борьбу с конкурентами она не смогла.

Авиакомпания «Энкор» функционировала в России с 1997 по 2004 годы. Была образована Челябинским авиапредприятием. В 2001 году приобрела часть активов «Бурятских авиалиний». С 2002 года наблюдалось устойчивое развитие компании. Объём пассажирских перевозок вырос до 470 тысяч человек в 2003 году. Выполнялись регулярные внутренние и международные рейсы (более 80 еженедельно) в 41 пункт назначения. В октябре 2004-го компания вошла в состав перевозчика «Сибирь», бренд «Энкор» прекратил своё существование. На момент слияния «Энкор» владел более чем 20 самолётами различных модификаций.

Первый вылет по рейсу Свердловск — Челябинск — Магнитогорск был совершён в 1930 году, но на нынешнее место аэропорт перебрался в 1953-м

Фото: Сekport.ru

В 1990 году в парке воздушных судов челябинского аэропорта были солидные самолёты

Фото: Сekport.ru

— Раньше было очень много самолётов: Ан-2, Як-40, Ил-18, Як-42, Ту-134, Ту-154, — вспоминает Леонид Колганов. — Не только нашей авиакомпании, а вообще транзитов. Когда я ещё работал авиационным техником, втроём мы пошли в ночную смену на обслуживание. За ночную смену прошло 26 Ту-154-х. Только Ту-154-х! А там, значит, другие ребята из бригады обслуживали и транзитные Ту-134, и Як-42 — и транзитные, и базовые. А ещё я одно время работал инженером по сертификации авиационно-технической базы. 461 человек там работал! Теперь я кого ни спрошу знакомых… Своей авиакомпании нет, и людей теперь мало. Человек 10 наберётся на перроне. Потому что летают в основном «Боинги», а на «Боинги» не переучивают наших людей. И они только встречают самолёт, ставят колодки. Нет такой работы, какая была раньше.

Сейчас Леонид Колганов на пенсии

Фото: Илья Бархатов

— Летали везде — в Москву много, в Ленинград много, в Ташкент. Да куда только не летали! Во много городов и посёлков Челябинской области летали наши Ан-2. Ездили мы туда, проверяли, как там оборудование. Эти Ан-2 боролись с вредителями. Клещей же не было в ту пору: одна из задач Ан-2 — химработы. Обрабатывали поля, леса — и никаких вредителей не было. Химработы, они не только от нас летали. Базировались и на других населённых пунктах, — вспоминает Леонид Колганов. — Я, например, летал с проверкой в Варненский район — в посёлок Николаевка. Это рядом с посёлком Александровка, где мы жили во время войны. С теми городами, которые покрупнее, сообщение в области было авиационное. А потом начал развиваться автобусный транспорт, дороги начали строить — и потихоньку всё сошло на нет.

— Не мешает вам соседство с аэропортом? Шумно ведь? — спрашиваю я. Но Леонид Колганов в ответ только смеётся.

— До того привыкли! Когда мы здесь начали жить, вот этих домов ещё не было. А были только двухэтажки. И Ан-2 заходили на посадку тут. Им же не надо бетонную полосу, они на поле прям садятся. И заход, и взлёт был над нашим домом. Ууууууу! — копирует он гудение двигателей. — Мы до того привыкли, что не просыпались. Они же по утру это делали, а по ночам не летали. И потом, сейчас международные требования к уменьшению шума двигателей. И сейчас делают двигатели, у которых намного ниже уровень звука. Слышим их, но не просыпаемся.

В одном доме с Леонидом Колгановым живёт ещё один ветеран аэропорта — Василий Леонтьев. Он на работу в аэропорт устроился в 1958 году — сторожем. А с апреля 1959-го был принят в военизированный отряд. Работал там до 1990 года, со временем стал руководителем.

Василий Леонтьев в аэропорту работал 31 год

Фото: Илья Бархатов

Первая запись в трудовой книжке сделана 22 сентября 1958 года

Фото: Илья Бархатов

— Мы охраняли самолёты, склад ГСМ, автохозяйство и другие объекты. Называлось это — отряд военизированной охраны аэропорта Челябинск Уральского управления гражданской авиации. Мой ведомственный отряд обеспечивал охрану аэропорта Челябинск, мне подчинялась отдельная команда охраны Кургана, отдельная команда охраны Магнитогорска, — вспоминает Василий Александрович. — Раньше никаких ограждений не было. Свободно со всех сторон можно было заезжать и проходить. На работу из посёлка Солнечного ходили через лётное поле — через аэродром, аэровокзал ездили [местные жители] на работу в город. Тут проходной двор был! Территория аэродрома вся усыпана ягодами была, клубникой. По ягоды многие ходили. Мы их гоняли. А когда разросся аэродром, уже ввели режим, огородили, контрольно-пропускные пункты поставили.

На работу Василий Леонтьев в молодости ездил на мотоцикле

Фото: Илья Бархатов

А это уже более поздний снимок: здесь Василий Леонтьев уже возглавил отряд и проводил занятия для своих сотрудников

Фото: из семейного архива Леонтьевых

Впрочем, гонять приходилось не только охотников за ягодами.

— Раньше, когда маленькие самолёты были По-2, у них там часы были такие хорошие! За этими часами мелюзга охотилась, — вспоминает Василий Леонтьев. — А потом уже, позже, когда нам караульное помещение построили, был случай. В аэропорт новый радиолокатор привезли, установили только ещё. И на пульт управления вывели. Сработал сигнал — и мы по тревоге выехали. Днём было дело. Я сам лично сел на машину — и поехали туда. Увидели четверо пацанов. Они по кустам, по кустам — и бежать. А мы думали: на дорогу-то они не пойдут, коли мы на машине, пойдут на Миасс. Душной речкой мы его называли тогда. Мы машину бросили — и пошли вдогонку. Догнали, а пацаны перешли реку и на другой стороне сидят, хохочут: «Поймали нас, поймали? Вот они мы, возьмите». Ну, мы уж не полезли в воду. Обратно поехали. Приехали, подумали: куда же они пойдут? Наверное, по воде выйдут на дорогу. Тогда на повороте, где заправка, был «белый дом» — генерал жил. Я взял пистолет, со мной трое работников — ждём в кустах. Вот они [нарушители] идут, хохочут. Как только сравнялись они, я в воздух стрельнул и грозным криком: «Ложись!». Они как упали! И лежат. Подняли их, в машину посадили и привезли в аэропорт. У нас тут была слесарная мастерская. Записали мы их адреса, закрыли в мастерской. Я пошёл на обед, жил тут. С обеда прихожу, открываем — а ребят-то нет! Окно открыли и сбежали. У старшего водителя, бригадира, краги утащили и так, по мелочи. Такой был смешной случай.

Огородили территорию аэропорта примерно в 1970-х, вспоминает Василий Леонтьев. Поставили заборы, пропускные пункты — и попасть на аэродром чужим стало труднее.

Первую медаль Василий Леонтьев получил в 17 лет — за доблестный труд во время войны

Фото: Илья Бархатов

С июня 1941-го (ему тогда было 11) Василий Александрович работал с матерью в колхозе

Фото: Илья Бархатов

Дети по стопам Василия Александровича не пошли: с авиацией не связаны, живут сейчас на Северо-Западе. Продолжить дело решила только внучатая племянница — трудится в аэропорту инспектором по досмотру.

У посёлка Аэропорт есть, кстати, одна особенность. У многих местных домов нет традиционных — по общепринятым меркам — адресов: с улицей и номером. Есть только номер. Например, посёлок Аэропорт, дом 5. Или посёлок Аэропорт, дом 17. Адреса с названием улицы есть в частном секторе, у новых домов и у местного клуба.

Александр Паластров каждый день ездит в посёлок с ЧМЗ

Фото: Илья Бархатов

— Дом культуры «Сокол» был основан 65 лет назад, работал под эгидой авиапредприятия, — рассказывает руководитель ДК «Сокол» Александр Паластров. — Здесь сотрудники проживали: лётчики, обслуживающий персонал, штурманы, авиадиспетчеры, и ДК открыли, чтобы им досуг скрасить. Посёлок ведь находится в отдалении от города. Здесь показывали фильмы, как в кинотеатре. Была киноаппаратная, сейчас она у нас под костюмерную занята, а на сцене стоял большой экран — и показывали фильмы. И здесь же проводились занятия для детей, для сотрудников. В праздничные дни проводились мероприятия на уличной сцене рядом с ДК, там были гулянья. Клуб почему и стоит за посёлком, потому что дальше идёт авиапредприятие. Люди с работы шли и заходили раньше, в выходные они шли сюда.

Сам Александр Паластров в посёлке не живёт. Ездит сюда каждый день из Металлургического района. Официально и сам посёлок Аэропорт считается частью ЧМЗ, но по факту центр района и дома авиаторов разделяют примерно 20 километров пути. Возможно, именно поэтому клуб удалось сохранить и сегодня. Зал вмещает 250 человек, и на отчётных концертах он часто бывает заполнен до отказа, а уличные мероприятия собирают до 500 жителей.

В клубе расположена библиотека. Книги тут выдают и взрослым, и детям

Фото: Илья Бархатов

— На Масленицу и хороводы, и интерактивные программы бывают, блины раздаём бесплатно. На 9 Мая мы ставим здесь полевую кухню, бесплатно раздаём кашу гречневую с тушёнкой, чай и показываем концерт, — рассказывает руководитель ДК «Сокол» Александр Паластров. — Выступают коллективы наши. Это хор ветеранов-бабушек «Надежда». Хореографические две студии: одна L`Sсhool — это дети, а вторая — это фитнес, это жители посёлка. Ансамбль у нас здесь есть любительский, вокально-инструментальный, из сотрудников аэропорта состоит — называется группа «Наши». Кто-то работает диспетчером, кто-то бортинженером, кто-то механиком. У них есть свой фан-клуб тут, они довольно популярные, людям нравятся. Наш клуб — первое здание по пути в Челябинск. Надеемся, что к саммитам фасад отремонтируют.

Кстати, концерты в клубе бывают не только по большим праздникам. Зрителей сюда приглашают один-два раза в месяц. Пишет сценарии и ведёт мероприятия худрук Екатерина Бусунина. Она в посёлке новичок. Живёт здесь 10 лет — муж местный.

Екатерине Бусуниной посёлок Аэропорт нравится больше, чем Северо-Запад

Фото: Илья Бархатов

— Мой супруг здесь живёт с детства, с первого класса. Отец у него работает в аэропорту. Тут мы все друг друга знаем. Даже если в лицо не знают, фамилию знают. Дружно живём, — объясняет Екатерина.

В городе она жила на Северо-Западе, но в посёлке Аэропорт ей нравится больше.

В последние годы, рассказывает Екатерина, посёлок приводят в порядок

Фото: Илья Бархатов

— Город есть город. Там устаёшь от множества людей. Суматоха, все постоянно куда-то спешат, торопятся. А здесь спокойно, сюда как в рай, на работу тоже как в рай ходишь, спокойно. Тем более, если работа любимая, — улыбается Екатерина. — С освещением тут была проблема, сейчас взялись более-менее. Детские площадки нам начали делать. Где 20-й, 22-й, 21-й дом — площадку новую сделали. Толком не убиралось ничего, не вывозилось, свалка везде страшенная была. На уборку территории в этот раз — порадовало очень — много жителей вышло. За посёлок все очень сильно переживают. Это большой плюс, что не остаются люди равнодушными.

Дежурство по подъезду для посёлка и сегодня — обычная практика

Фото: Илья Бархатов

Впрочем, не обходится и без ложки дёгтя.

— Посёлок Аэропорт остался в стороне от цивилизации, от большой жизни, от реконструкции, — заявляет нам посетитель клубной библиотеки и кивает в сторону трассы, ведущей из аэропорта в город. — Вот она, большая дорога, проходит мимо. Приезжают президенты, премьер-министры, а мы как на обочине были, так и остались. Шикарная автомагистраль, но буквально сто метров пройдёте — и совершенно убитые дороги, не ремонтируются дома, не убирается мусор и так далее. А когда здесь была своя авиакомпания, когда аэропорт был государственным предприятием, он поддерживал посёлок. Здесь было всё шикарно, здесь были соответствующие условия. Когда праздник проходил — День воздушного флота — здесь создавалась большая сцена, выступали артисты, самолёты малой авиации летали над посёлком! А сейчас ничего нет... 

А вот цены на жильё даже в старых домах посёлка низкими не назовёшь. Согласно данным портала недвижимости N1.ru, стоимость квадратного метра в двухэтажных зданиях — от 20 тысяч. Так что купить там двухкомнатную квартиру можно за 900 тысяч. В панельных и кирпичных домах цены уже выше — до 34 тысяч за квадратный метр. В итоге за двухкомнатную квартиру жители просят 1 миллион 650 тысяч, за трёхкомнатную — 1 миллион 700 тысяч. 

Есть на окраине посёлка и элитная застройка

Фото: Илья Бархатов

Номерами такси исписаны киоски, заборы и стены домов

Фото: Илья Бархатов

В небольшом посёлке три диспетчерские такси плюс десятки частников

Фото: Илья Бархатов

«В ЧЕрте города»

Наш проект — о Челябинске и для челябинцев. Что уже можно прочитать? О том, как живётся в посёлке Мелькомбината, мы рассказали в первом выпуске проекта. Затем побывали в цыганском таборе и за чашкой чая в гостях у барона узнали, что в посёлке под Шаголом живут самые юные бабушки. В третьем выпуске проекта мы отправились в городок чекистов — самый закрытый квартал Челябинска, где с советских времён селили генералов НКВД и сотрудников облисполкома. А неделю назад героями проекта стали жители посёлка ЧГРЭС: когда-то он считался элитным, а теперь превратился в криминальный

Любите свой район и считаете, что о нем стоит рассказать? Присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы во «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7–93–23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74. Не забывайте подписываться на наш канал в Telegram.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
29 апр 2019 в 11:04

Члб- это вымирающее гетто..

Гость
29 апр 2019 в 08:42

Интересная статья, спасибо.

Гость
29 апр 2019 в 09:41

В целом печально всё смотрится(