15 октября вторник
СЕЙЧАС +5°С

Дом из фильма ужасов, бабка-американка и раритетная «Волга». Изучаем челябинский Китай-городок

Именуемый так квартал с двухэтажной застройкой связан с Китаем? Есть две версии

Поделиться

Бельё в Китай-городке не боятся сушить прямо во дворе

Бельё в Китай-городке не боятся сушить прямо во дворе

Территория Челябинска занимает около 53 тысяч гектаров. Это сопоставимо с размерами европейского княжества Андорра и гораздо больше, чем Лихтенштейн, Монако или Ватикан. Многие из нас живут здесь с рождения и привыкли думать, что хорошо знают свой город. Но так ли это на самом деле? На любом ли снимке вы узнаете Челябинск? И во всех ли районах бывали лично? Корреспонденты 74.RU помогут вам открыть город с новой стороны.

О том, что в Челябинске есть свой China-town, многие жители даже не знают. И при упоминании Китай-городка вспоминают только исторический район в центре Москвы. В курсе наших особых связей с КНР разве что краеведы-любители и обитатели Металлургического района — именно там расположен челябинский China-town. Китай-городком называют квартал в районе улиц Трудовой, Дегтярёва и Павелецкой. С виду местечко кажется уютным, но ходит о нём дурная слава.

Строили Китай-городок на окраине Металлургического района, он даже обозначен на карте

Строили Китай-городок на окраине Металлургического района, он даже обозначен на карте

Цветение яблонь делает квартал очень уютным

Цветение яблонь делает квартал очень уютным

Зелёный и тихий. Такое впечатление сходу производит на нас Китай-городок. В центре двора, окруженного кирпичными двухэтажками, — усыпанные белыми цветами старые яблони, а за домом — настоящее чудо. Ретро«Волга». Не удержавшись, мы с фотокорреспондентом Ильёй Бархатовым несколько раз обходим машину кругом. И, заметив нас из окна квартиры, на улицу выходит хозяин автомобиля Леонид Штыков.

«Волгу» Леонид купил год назад 

«Волгу» Леонид купил год назад 

— [Машина] 1965 года [выпуска]. 54 года ей, получается. Я второй хозяин, взял у людей, у которых она всю жизнь была. Знаю, что дедушка купил — так и держал её, ездил. Буду реставрировать полностью, — объясняет нам Леонид. — Видите, в каком она состоянии? На ней ездить ездили, но особо не занимались.

Выясняется, что и сейчас эта старенькая «Волга» на ходу. Правда, всю зиму простояла под окном квартиры — слишком сложная по современным меркам у таких автомобилей система работы.

— Как эксплуатируется в зимнее время? Приезжаешь — два кранчика [открываешь]. Воду с радиатора, с охлаждения сливаешь. Утром выходишь зимой — горячую [воду] заливаешь. Только так! — улыбается Леонид. — Приехал — не забудь слить воду. Это не то, что наши современные машины. Приехал, поставил, выключил — забыл. [«Волга] требовала внимания. У моего деда было три «Волги» 21-х, представляете? И папа захотел «Волгу». Я думал восстановить как подарок. Батя когда увидел, конечно, он… не передать чувства! Детство сразу вспоминается. Она будет у нас как семейная реликвия.

Предыдущий хозяин свою «Волгу» тоже явно любил: все детали и в салоне, и в авто — оригинальные. Даже стеклянный фильтр под капотом цел.

— Стеклянный фильтр оригинальный. Это редкость, потому что они бьются. Очень многие ставят обычные — пластиковые, они попрактичнее. Когда я искал [машину], хотел, чтобы всё было родное, — рассказывает Леонид. — Вы когда-нибудь замечали, что в «Волге» самое необычное — часы? Они вообще как не с того времени. Слишком уж стильно и современно смотрятся.

Восстанавливать машину Леонид планирует вместе с отцом 

Восстанавливать машину Леонид планирует вместе с отцом 

— А пробег у неё какой? — уточняет Илья, заглядывая в салон. — Миллион 250 или просто 250?

— Просто 250. Круг доходит до миллиона, а потом обнуляется. Но, если смотреть по состоянию двигателя, 250 — это реальный пробег, — рассуждает Леонид.

Восстанавливать свою «Волгу» он планирует вместе с отцом, ведь тот хорошо разбирается в машинах.

— Много очень запчастей закуплено, всё, что хотели практически. По цвету определялись, по краске. Летом начнём. Просто это процесс такой... затянется года на два или на три реставрация. В салоне надо восстанавливать обивку, а сиденья в хорошем состоянии. Весь двигатель, всю ходовку перебирать, — перечисляет Леонид. — Кузов усиливать, всё равно он начинает ржаветь.

Работы предстоит много, но «Волга» — на ходу 

Работы предстоит много, но «Волга» — на ходу 

Попрощавшись с Леонидом, отправляемся дальше — вглубь квартала. У нескольких подъездов ближайших домов замечаем аккуратные палисадники, засаженные какой-то зеленью, заставленные столярной утварью и старой мебелью.

А тут вместо палисадника организовали «охраняемую» парковку

А тут вместо палисадника организовали «охраняемую» парковку

Но большинство жителей используют придомовые газоны как приусадебные участки

Но большинство жителей используют придомовые газоны как приусадебные участки

— Мы в палисаднике лук садим, укроп — зелень, в общем, да цветы, — рассказывает нам один из местных жителей. — Нормальный у нас район, зелёный. За домами — лес. Остановка рядом — прямо за домом, удобно. Два магазина больших с продуктами есть. Жаль только, что аптеки тут нет и газетного киоска. Приходится до «Востока» бегать.

Впрочем, «нормальный» район заканчивается очень быстро — сразу за домом с палисадниками. Следующее строение выглядит настолько потрёпанным, что сложно поверить, будто в нём кто-то живёт. Часть фасадной штукатурки отлетела, и из-под неё сиротливо выглядывают деревянные рейки. Слева от входной двери — куча земли. Но все сомнения в том, что дом обитаем, рассеиваются вмиг, когда из окна второго этажа выглядывает женщина. 

— Заходите, — гостеприимно приглашает нас она в дом № 24 на Дегтярёва. Зовут её Оксана Сироткина.

Снаружи дом выглядит очень потрёпанным, но люди тут живут

Снаружи дом выглядит очень потрёпанным, но люди тут живут

На входе в подъезд — нецензурная надпись

На входе в подъезд — нецензурная надпись

По скрипучим ступеням поднимаемся на второй этаж. Здесь Оксана уже стучит в дверь соседки, которая в этом доме живёт уже много лет.

— Где-то в 1981–82 году [переехала]. Администрация мне дала квартиру эту, — рассказывает соседка Людмила Константиновна Новенькова, укутываясь в тёплый халат. — Эти дома уже были под снос почти! Мне так и говорили: «Не беспокойся, скоро вас снесут». Начали переселять те дома, где сейчас десятиэтажка стоит. Тут же много домов было! Их начали сносить, переселять где-то в 87-м. Наши дома остались.

— У меня тётка [эти дома] строила… она штукатур-маляр, и они эти дома для китайцев делали, — смеётся Оксана Сироткина. — И вот тёть Люда моя (ей сейчас 82) говорит: «Оксана, мы же делали эти дома. Строили. Я штукатурила тут, белила — отделку делала. И делалось это временно! Для китайцев». А китайцы посмотрели: «Мы сюда заезжать не будем».

Людмила Константиновна (слева) и Оксана живут в квартирах, которые строили для китайских рабочих

Людмила Константиновна (слева) и Оксана живут в квартирах, которые строили для китайских рабочих

Именно этому эпизоду, объясняют соседки, район теперь и обязан своим названием. Хоть рабочие из КНР в дома так и не заселились, квартал назвали Китай-городком. Есть, правда, и вторая версия, описанная в энциклопедии «Челябинск»: посёлок основан в начале возведения металлургического завода (ныне «Мечел») и название получил за удаленность от бараков строителей.

Из энциклопедии «Челябинск»: Бакал — необособленный посёлок в Металлургическом районе. Старожилы называют Бакалом остановку «Першино» и участок городских кварталов в треугольнике улиц Шоссе Металлургов, 50 лет ВЛКСМ и Калмыкова. Посёлок основан в 1941 году строителями Бакалстроя (Челябметаллургстроя) НКВД СССР. Эти строители возводили завод. В отряде были бригады заключенных, с весны 1942-го к ним подключили трудармейцев из числа мобилизованных немцев Поволжья.

— Кто на заводе работал и соглашался, переезжали [в эти дома], — продолжает Оксана.

— А тут рад и этому, — добавляет Людмила Константиновна. — Мне дали комнату, я радостная была. Нормально! А потом…

Соседний дом всё-таки расселили

Соседний дом всё-таки расселили

А потом, уточняет Людмила Новенькова, было всякое. Поначалу жили коммуналкой — три семьи в трёх комнатах. Затем соседи разъехались, и она в квартире осталась одна. Удобства тут минимальные — отопление, газовые плиты, холодная вода и туалет. Ванных не было, но со временем люди начали устанавливать их сами — на кухне. Либо продолжают пользоваться тазами.

— Некоторые ставят нагреватели. Но сейчас стены какие? Я вот боюсь, — рассуждает Людмила Константиновна.

— [Сосед] Миша поставил, — вспоминает Оксана. — У меня [в квартире] трещина пошла.

— Я на кухню боюсь ходить лишний раз, — продолжает Людмила Константиновна. — Всё шатается, качается. Кто у нас, Дениска упал? — поворачивается она к соседке. — С восьмой квартиры в четвёртую. С туалета. Что-то он там делал, ремонтировал. Ужасно, ужасно! Но сейчас есть возможность телевизор смотреть на работе. И я «Мужское/женское» смотрю. Там же показывают квартиры ещё страшнее наших!

— У нас-то мегаполис, — напоминает Оксана, многозначительно выделяя слово «мегаполис». — Там-то в сёлах наплевать вообще всем.

Освещения на втором этаже нет — только тусклый свет из грязных окон

Освещения на втором этаже нет — только тусклый свет из грязных окон

— Ещё у нас перепады с электричеством. Как машинки пошли [стиральные], у меня уже шестая или седьмая, — уточняет Людмила Константиновна. — Телевизоры горят, машинки горят, потому что перенапряжение. Ремонтировать к нам сюда никто не едет. Вот случилось что-то с антенной, я вызываю, [а в ответ] — «Ой, это разваленный дом!» — и всё, и до свидания.

Единственное, на что надеются жители, что дом расселят, а им дадут новые квартиры. Правда, откуда ждать помощи, пока не ясно.

— Да даже Мякуш! Он же тут раньше у нас был, в районе. Я, допустим, была лично с ним знакома. Он знал, что мы живём в этих домах. И когда внук у меня родился только (а сейчас ему будет девять лет), была встреча во дворах с Мякушем. И когда он у меня увидел, говорит: «А вы что, тут живёте до сих пор?» Я говорю: «Да!» — «Да не может быть!» Он не поверил, а я говорю: «Да, мы до сих пор здесь живём». Потом он, значит, Захарову — от «Теплоприбора» он, что ли, — говорит: «Костя, быстро иди сюда». А я ему рассказала нашу проблему, что дом наш даже не признан аварийным, что никакая комиссия к нам не идёт, а нам платить нечем. Комиссия тогда дорого была — 140, что ли, тысяч. «Никаких платить! Какие деньги? Чтобы завтра была комиссия, зайдёшь, такая-то квартира». Костю-то до сих пор жду, — хмыкает Людмила Константиновна.

Судя по данным на сайте регоператора капремонтов, аварийным дом не признан и сейчас.

Такие данные опубликованы у регионального оператора капитального ремонта 

Такие данные опубликованы у регионального оператора капитального ремонта 

Особенно тяжёлой, рассказывают соседки, была для них минувшая зима.

— Мы два месяца без тепла сидели, — напоминает Оксана.

— Девять градусов в квартире было, — кивает Людмила Константиновна.

И уже попрощавшись с нами, женщины внезапно вспоминают:

— Наш район-то криминальным раньше считался! — с некоторой гордостью заявляют соседки.

— В 90-е годы-то что тут творилось! Вот идёшь с работы — а тут народ. Ну, что опять случилось? Кого там убили? — рассказывает Людмила Константиновна.

— Да и сейчас тут толпы с битами ходят, — кивает Оксана.

— А что вы думаете? Здесь живут малообеспеченные люди. У кого детей много, кто как, — объясняет Людмила Новенькова. — Кто может, тот вылез отсюда. А я вот не могу. Ну, трущобы!

— Как за границей: там у них элитные [кварталы] и бандитские. Вот это бандитские, — резюмирует Оксана.

Китай-городок застраивался в середине 1950-х годов

Китай-городок застраивался в середине 1950-х годов

И в подъездах встречаются раритетные таблички

И в подъездах встречаются раритетные таблички

То, что о Китай-городке слава ходит дурная, подтверждают нам и прохожие.

— Мы жили раньше там, где райисполком, по центральным улицам, и в этот Китай-городок никогда не хотели, боялись. Или мы там, на централи, или здесь, — рассказывает жительница Металлургического района Светлана. — Слава шла. Плохая слава была.

Заходить в этот квартал жители других микрорайонов раньше побаивались 

Заходить в этот квартал жители других микрорайонов раньше побаивались 

В центре квартала — малолюдные пустыри, засаженные деревьями

В центре квартала — малолюдные пустыри, засаженные деревьями

А встреченные на улице коммунальщики советуют нам обязательно заглянуть в дом на Дегтярева, 24а.

— Сходите вот сюда, — кивают они на соседнюю двухэтажку. — «Звонок» называется (имеет в виду американский фильм ужасов). Вы о***неете, если зайдёте. Ни пола, ничего нет! Во втором подъезде одна живёт, а в первом две семьи должно быть. Там ещё американка-бабка раньше жила. Маленькая такая. Зимой и летом в шубе ходила.

— Она из Америки? — удивляюсь я. — Почему американка-то?

— Нееет. Просто так звали, — отмахивается наш собеседник.

— Мы бы и не подумали, что этот дом жилой, — задумчиво замечает Илья.

— Там молодые живут. Всю зиму мёрзнут. Там ни окон, ни дверей. Годами кормят [обещаниями], что выселяют, выселяют. Сказали — в декабре, в январе. Нынче не знаю. Как там жить? Депутата сюда! — заявляют коммунальщики и удаляются.

Депутаты в квартале периодически бывают, но дату переселения жителям назвать пока не могут

Депутаты в квартале периодически бывают, но дату переселения жителям назвать пока не могут

Этот дом местные и прозвали «Звонком»

Этот дом местные и прозвали «Звонком»

Мы отправляемся в сторону загадочного дома. Большинство окон у него заколочены, проёмы закрыты фанерой или железными листами. А вот внутри подъезда — на удивление чисто. Стучимся во все двери — реакции ноль.

— Нет никого… — решаем мы и поворачиваем к выходу. Но справа вдруг распахивается дверь квартиры — и на пороге появляется румяный круглощёкий мальчишка… с ножницами в руках.

— Что? — смотрит он на нас очень серьёзно.

— А взрослые есть дома? — спрашивает Илья.

— А здесь не живёт никто. У меня просто бабушка сюда за ковром ходила — и ножницы забыла, — невозмутимо заявляет ребёнок, выходя из квартиры.

— За ковром? — удивляемся мы.

— Да, там ковёр старый лежал. Ей в сад надо. Она отрезала и забыла эти ножницы, — мальчишка улыбается нам — и сбегает вниз по ступенькам.

— А давно тут никто не живёт? — спохватываюсь я.

— Да вот недавно тут бабушка умерла, — говорит парнишка, притормаживая на площадке.

Из этой квартиры выходил мальчишка. Видимо, здесь и жила раньше «бабка-американка»

Из этой квартиры выходил мальчишка. Видимо, здесь и жила раньше «бабка-американка»

Справедливости ради стоит отметить: запущенными выглядят не все старые двухэтажки. В некоторых домах фасады выглядят аккуратными, в квартирах установлены пластиковые окна. Кое-кто даже сдаёт комнаты молодёжи, чтобы заработать дополнительные деньги. А в одной из квартир мы обнаруживаем современную коммуналку.

— Я живу в коммуналке, у нас тут три комнаты, трёхкомнатная квартира, — рассказывает нам Наталья. — Но вы меня не фотографируйте. Мне стыдно, что я живу в таких условиях. Нет ни горячей воды, ничего. У меня тут соседи были... Хозяйка сдавала свою комнату родственникам, а они только из тюрьмы вышли. Они тут скандалили, что хотели, то и делали. Люди из тюрьмы вышли, думают, им всё можно. По полициям ходила 2,5 года... Ужасно в коммуналке жить!

Наталья живёт в Китай-городке с 1992 года. Переехала из Красноярского края к мужу, он — местный.

Так выглядит кухня коммунальной квартиры 21 века

Так выглядит кухня коммунальной квартиры 21 века

— Когда я переехала, район как-то получше выглядел. Сейчас он старее с каждым годом. Всё страшнее и страшнее. А так зелёный, хороший район был, — вспоминает жительница.

Впрочем, есть в квартале и новый дом — десятиэтажка, построенная в 1992-м году на месте снесённых «китайских» бараков.

Раньше Анна Степановна жила возле завода «Теплоприбор», сейчас — в Китай-городке

Раньше Анна Степановна жила возле завода «Теплоприбор», сейчас — в Китай-городке

— Я в Металлургическом районе 30 лет прожила. — рассказывает жительница многоэтажки Анна Степановна Коншина. — Сносить надо эти [бараки], строить хороший дом. Там сейчас мало людей живёт, да, видимо, из других стран приезжают работать сюда. Они же все разрушенные, давнишние, не капитальные. Там и фанера, и насыпные [конструкции] какие-то. Бурматов сколько раз, говорят, приходил — и ничего. Посмотрят — и уходят. А они ждут, когда им квартиры дадут.

Такими домами в 1980–1990-х годах планировали застроить весь Китай-городок, но что-то пошло не так 

Такими домами в 1980–1990-х годах планировали застроить весь Китай-городок, но что-то пошло не так 

«В ЧЕрте города»

Наш проект — о Челябинске и для челябинцев. Что уже можно прочитать? О том, как живётся в посёлке Мелькомбината, мы рассказали в первом выпуске. Затем побывали в цыганском таборе и за чашкой чая в гостях у барона узнали, что у них самые юные бабушки. В третьей серии проекта мы отправились в городок чекистов — самый закрытый квартал Челябинска, где с советских времён селили генералов НКВД и сотрудников облисполкома. Затем героями проекта стали жители посёлка ЧГРЭС: когда-то он считался элитным, а теперь превратился в криминальный. Побывали мы и в посёлке Аэропорт, который строился специально для лётчиков, штурманов, диспетчеров и других сотрудников аэровокзального комплекса. После рассказали о микромире в элитном центре Челябинска — частном секторе 1940-х годов, окружённом престижными многоэтажками. А неделю назад — по просьбе читателей — исследовали посёлок в городском бору, на берегу Шершнёвского каменного карьера

Интересно узнать о каком-то местечке в Челябинске? Или хотите рассказать о том, где живёте сами? Присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы во «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7 93 23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74. Не забывайте подписываться на наш канал в Telegram.

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
20 мая 2019 в 08:37

Все-таки отличный у вас, 74, этот проект. Уже который понедельник за завтраком читаю с большим интересом.
Про условия, в которых люди живут - ноу комментс...

Бывший житель ЧМЗ
20 мая 2019 в 08:30

Читать интересно, но ребята - что это за репортаж в духе "пришёл, пофоткал, спросил пару прохожих и ушел". Если пишите про криминальную обстановку в прршлом- почему не заглянули к участковому и не поговорили с ним. Если пишите про ветхость домов - где комментарий от администрации. А коли уж зашла речь о Китае - почему не докопались до причины "неприезда" китайских рабочих. Читать будет гораздо интереснее.

Гость
20 мая 2019 в 08:19

Вся суть отношения власти к народу