20 сентября пятница
СЕЙЧАС +6°С
Фото пользователя

Евгений Китаев

журналист
Фото пользователя

Евгений Китаев

журналист

Не справились с управлением: Евгений Китаев — почему в Челябинск стыдно привести гостей и что делать

Журналист уверен: конгресс-холл на реке нужно достроить

Поделиться

У Челябинска большой потенциал, но он всё время недолюблен своими же властями

У Челябинска большой потенциал, но он всё время недолюблен своими же властями

После объявления о том, что президенты стран ШОС и БРИКС не приедут в Челябинск, журналист Евгений Китаев размышлял о судьбе и развитии города. Он написал для 74.ru колонку о том, как Челябинск превратился в место, куда стыдно привести гостей, и что с этим делать. Например, по мнению Евгения, важно достроить конгресс-холл на реке.

Произошло то, что и должно было произойти, — главная официальная часть саммитов ШОС и БРИКС переезжает в Северную столицу. Челябинску остается «утешительный приз»: в какой-то мере будем причастны к большим международным событиям, кто-то да увидит, оценит, как изменился город…

На самом деле итог таков: стараниям по преобразованию Челябинска поставлена двойка. Команде чиновников и новому главе региона, который за подготовку к этим саммитам отвечал. Не вышло у них решить эту задачу. Большой масштаб мероприятий оказался не сопоставим с объемом нынешних перемен, вернее, его ничтожностью.

В одном из фильмов Гайдая герой, описывая трудную жизненную ситуацию, говорит примерно следующее: теперь у нас есть два выхода: первый (реалистичный) — дождаться «зеленых человечков», которые прилетят и поправят ситуацию, второй (фантастический) — все сделать самим.

В Казани получилось, в Екатеринбурге, в Уфе. А у нас — нет! Хотя ведь обещали: с намеченного пути не свернем. «Фантастический» вариант не прошел. На кого пенять? Нельзя было полагать, что кто-то все сделает, а не мы, что федеральную помощь с вертолета будут разбрасывать мешками, не глядя и широкими жестами. Но делать — не в социальных сетях активным быть и количество цитирований подсчитывать…

Есть места, куда не принято водить гостей. Неудобно. Это про Челябинск. Неловко его показывать в состоянии текущего времени. Если и не фавелы, так просто неряшливые, неухоженные территории. Обещали перезагрузку. Получился косметический ремонт. И то отчасти потому, что глава региона на весеннюю лужу в сквере наступил.

«Челябинску требуется психология первых»

Некоторое время назад директор известного челябинского лицея публично заявил: Челябинск — слабый город. Тогда, признаюсь, я удивился. Как так? Мощные заводы, промышленность, экономика… Сейчас, кажется, понимаю. У Челябинска нет амбиций. Здесь не хотят быть круче. Здесь всегда следуют за соседями, доказывая самим себе, что «все будет, но потом». Ну и пусть, дескать, у них стройки кипят, зато у нас дороги лучше. Лучше? Побывайте, посмотрите…

При бывшем мэре и вовсе как-то неуместно прозвучало: «Челябинск — город, где хочется жить». Это что, насмешка? Приходится, если точнее выразиться. С этим еще можно согласиться.

Мне почему-то ближе тезис одного известного зодчего (не челябинца!): «Развиваются те города, в которых люди хотят жить». Именно в такой причинно-следственной связи! Что до нас, нужно вздохнуть и развести руками: не стремятся сюда самые энергичные, знающие и деловые. Не хотят. Выбирают другие прописки, и это действительно прискорбно.

Челябинску нужны амбиции! Поэтому многие земляки, я знаю, в свое время говорили: хорошо, если бы местные элиты возглавил человек из Москвы, Питера или там Тюмени, у которого «не замыленный» глаз, который может подтянуть южноуральскую столицу до состояния лидеров. Создать свое, неповторимое, что можно показывать иногородним знакомым, удивлять и привлекать — ну как бывший городской голова Тарасов, сделавший Кировку и парки.

Выскажу, быть может, спорную мысль: городу вообще требуются суперпроекты, достопримечательности со словом «самый»: самая красивая улица, самый большой дом, самое высокое здание, самый обжитой микрорайон, самый глубокий бассейн, самый посещаемый торговый комплекс. Даже самый неоднозначный с архитектурной точки зрения объект. Но самый! Человеческое восприятие — вообще вещь неоднозначная. Критиковали когда-то стеклянный куб у Лувра, говорили о несовместимости с окружающей застройкой, а теперь туристов к нему водят, показывают…

Евгений Китаев уверен: конгресс-холл на реке надо достроить, чтобы город поверил в себя

Евгений Китаев уверен: конгресс-холл на реке надо достроить, чтобы город поверил в себя

Челябинску требуется психология первых, олимпийский настрой: выше, дальше, быстрее и так далее. Что вместо этого? Техническое, технологическое, идейное отставание. В итоге название одного из центральных жилых комплексов — «Манхэттен» — начинает уже звучать как-то иронично. Такая высотность ныне — явление вполне обычное. Как говорится, видали и повыше.

Американский архитектурный гуру образно заметил: небоскребы — это стремление вверх, к богу. Они показывают настрой мегаполиса на развитие, подчеркивают его экономическую, финансовую и технологическую мощь. Это заявка для жителей, для инвесторов. Это высокая капитализация образа жизни на конкретном участке территории. И еще это — высокая самооценка, тот «якорный» объект, что притягивает к себе благополучие и самореализацию.

Оттого-то мне и жаль сегодня остановленной стройки конгресс-холла. Для меня это не просто одно из зданий, а то со словом «самый». Это символ надежды, что Челябинск еще может встряхнуться. Что, имея такой строительный образец, он сумеет равняться на него, поднимая свою планку выше и выше. Ведь если получилось один раз, почему не сделать второй, третий?

Я искренне не понимаю, почему бюджетное финансирование — это приговор. Если нет иного, если не смогли привлечь инвесторов, что остается? Заморозить? Екатеринбургский чиновник высокого ранга, которого довелось слушать, заметил как-то: аэропорт Кольцово строили на бюджетные деньги, и это тоже была значительная ноша. Но это было и одно из самых эффективных вложений бюджета, которое окупилось сторицей. Сейчас и мы, челябинцы, проложили туда дорогу. А экономический потенциал самого Екатеринбурга только окреп от появления новой «воздушной гавани».

То же, на мой взгляд, был способен сделать конгресс-холл на реке Миасс — поднять капитализацию города, заявить о его «стремлении вверх, к богу». Это был бы и сигнал для инвесторов. Глядишь, крупные рыночные игроки к нам пришли бы быстрее. Нельзя же подменять законы гравитации законами агитации. Бизнес тоже должен понимать, куда он заходит, что с того будет иметь. А если уж придет — появятся новые рабочие места, занятость, зарплаты, возможности. Поэтому строительство конгресс-холла и горожанам на руку. И их конкретная личная жизнь претерпела бы свою капитализацию.

«Ну зачем нам общественные слушания»

Я родился в Челябинске, вырос, работал. Как и мои родители. Как и мои деды, приехавшие строить металлургический комбинат, трудиться в его цехах. И мне, помню, показались обидными слова коллеги по газете «Челябинский рабочий», воскликнувшей: «Боже, в каком провинциальном городе я живу!» Произошло это, когда у скульптуры первостроителя, установленной у филармонии, отвалилась гипсовая рука.

Зря обижался! Провинциальным городам это свойственно — такие мелкие неприятности. Они вообще тяготеют к мелкотемью. Установили где-то пару скамеек — событие! Замостили плиткой несколько квадратных метров сквера — победа! А вещи это на самом-то деле не геройские, повседневные. Чего о них так громко-то? Можно и скромнее. Но в провинциальном городе мало что происходит действительно масштабного, выдающегося. А на безрыбье, как говорится…

Вот дискутировали недавно о том, надо ли вместо урн полиэтиленовые мешки развешивать. Чуть ли не европейский опыт. А в итоге? Видок — на любителя. Хорошо, не догадались их еще триколором украсить. Хотя сразу было все понятно. Но если нет чего-то более значительного, и это — «движуха» в масштабах города.

Может, все-таки прекратить нам горячо спорить и обсуждать вещи не главные, не основные? Ну зачем нам общественные слушания в Доме архитектора? Ведь у любого проекта будут те, кто за, и те, кто против? А «завернуть» при желании любой проект можно, если говорить громко, возмущенно и видимость массовости создать. Есть ведь строительные нормы и правила, там все расписано. Надо ими руководствоваться.

По-моему, тех застройщиков, которые предлагают реализовать индивидуальные проекты, напротив, дополнительным калачом сюда следует заманивать, обещая усиленное питание, хлеб-соль да вишенку на торте. Они — герои! Потому что собрались подарить городу не нагоняющие тоску типовухи, а нечто особенное. Им надо памятники ставить! Потому что не в Тюмень и не в Пермь собираются вложить деньги, а сюда. Индивидуальность же, и для города тоже, дорогого стоит.

Вместо этого мы часто чиним препятствия. Говорим им: да знаете, место какое-то не то, чего-то не гармонирует, тут историческая застройка рядом, а вы со своим интересом. У нас что, очереди из желающих строить здания по индивидуальным проектам стоят? Нет вроде. Ну, тогда не надо, сравнивая себя с Екатеринбургом, потом опять повторять: «Чего вы хотите? Там же деньги...»

Мне, честное слово, непонятны и ограничения (той же этажности), касающиеся так называемой исторической застройки. Почему рядом с ней чем «приземленнее», тем лучше? Да весь мир — эклектика, все крупные города. Какую визуальную чистоту и непорочность мы хотим соблюсти? Ну, давайте деловой центр тогда перенесем где-нибудь поближе к Чурилово!

Архитектурные стражи (общественники) активно участвуют в обсуждениях, представляя критическую силу, настаивают на обязательных раскопках перед закладкой новых домов в центре. Хорошо, найдем мы там пару битых бутылок, несколько гвоздей. Наверное, это надо. Только на другой чаше весов вопрос упущенного времени и теперь уже — будущего Челябинска. Вопрос о том, быть ему в клубе «миллионников» среди достойных представителей, способных принимать те же саммиты, или нервно курить в сторонке.

Кто приходит к нам с рублем, предложениями и возможностью возвести не типовые здания, на мой взгляд, могут и должны рассчитывать на особо трепетное отношение к себе. Потому что, пока мы полемизируем о том о сем, да рисуем на стенах домов какие-то картинки, маскируя ими старые фасады, другие действительно строят, оставляя нас в хвосте с нашими психологическими комплексами.

«Власть должна нести ответственность за своих предшественников»

Что же в сухом остатке? Ожидания перезагрузки (по крайней мере, мои и моих знакомых) не оправдались. И эти субъективные ощущения подкрепляются вполне объективной реальностью. Саммитам — быть, но не у нас (точнее, по большей части не у нас). Это — итог того, что отвечавшие за них официальные лица не справились с управлением, не показали необходимый уровень подготовки, расторопности и рвения.

Да, горожанам обещали. Но из обещанного осталось как-то маловато, и то по большей части касается будущего времени. А там неизвестно: то ли будет, то ли нет, то ли сохранят свои портфели нынешние руководители, то ли вынесут личные вещи из собственных кабинетов. Поэтому первое условие развития города, на мой взгляд, весьма нехитрое: власть должна сохранять преемственность и нести ответственность не только за свои слова и действия, но и своих предшественников.

Конечно, городу необходимы парки, скверы. Но не в ущерб большому строительству. Обустройство зеленых зон — это как само собой разумеющееся. Приоритетны же крупные городские объекты — выставочные залы, музеи, кинотеатры, торговые центры, аквапарки, бассейны. Комплексная, невыборочная среда досуга, среда обитания.

Пару десятилетий назад у города существовала такая традиция. На очередной день рождения Челябинска в подарок горожанам «преподносили» общественный объект. Так появились краеведческий музей, ледовый дворец «Молния», арена «Трактор», кардиоцентр… Почему бы этой традиции не дать вторую жизнь?

И, конечно, не сделает краше город, не облагородит его архитектурное лицо типовое строительство, о чем уже и говорить как-то неудобно. Нынешние панельки (в разных видовых вариациях) — это, по сути, хрущевки 21 века. Они не вечны, с ними будут проблемы. Плюс однообразие и скука, которую они навевают, убивают город, лишают эстетической приглядности, без которой глазу — беда.

Добротные, современные, непохожие друг на друга строения, напротив, способны преображать пространство. Есть такая теория чернильных пятен, когда, расползаясь, они сливаются в единое целое. Так же в зону своего географического нахождения «притягивать благоустройство» способны знаковые городские строения, образуя островки эстетического благополучия. И островки эти тоже могут сливаться, если количество классных сооружений растет. Количество тогда переходит в качество.

Точечное благоустройство не решит проблем Челябинска, только комплексные решения

Точечное благоустройство не решит проблем Челябинска, только комплексные решения

И само благоустройство без комплексного подхода недалеко продвинется. Приведенный в порядок скверик не решит проблему. Челябинск можно благоустраивать хоть севера на юг, хоть с запада на восток. Территориями, площадями, кварталами, квадратными километрами. К замене асфальтового покрытия на дороге неплохо бы прилагать и реконструкцию тротуаров, ограждений, прилегающих участков, чтобы не было так — дорога-то новая, а вот все остальное… Ну, уложили на дороге «гостевого» маршрута по ул. 50-летия ВЛКСМ новый асфальт, а чугунные ограждения, что рядом, кто-то к тому времени уже снял. Видимо, предприимчивые люди на металлолом сдать решили. И стоят одинокие покосившиеся столбики, как частокол. Лепота, словом! И новый асфальт картину маслом не спасает. И это «привели в порядок» у нас называется?

Если кто-то скажет, что комплексное благоустройство невозможно, что не хватит финансирования, я бы предложил прогуляться по новому району Академический в Екатеринбурге. Я не знаю, как у них это получается, чтобы сразу сдавать жилье с тротуарами в плиточке, дорожками для велосипедистов, хорошим освещением, огороженными участками для выгула собак, со скамеечками для их владельцев, а также школами, магазинами, детскими садами и другим, но вот делают.

Из примеров же комплексного благоустройства в Челябинске на ум приходит лишь Кировка. Тоже, наверное, у мэра Вячеслава Тарасова были трудности с реализацией проекта пешеходной зоны, однако вышло, потому что такая цель была, не заниженная, а максимальная, и сегодня мы с удовольствием бываем на этом нетипичном челябинском островке.

Добавлю, что немало способствовало бы обустройству дворовых территорий «ликвидация» открытых мусорок. Такой опыт и у нас есть. Одна из строительных компаний сделала в Курчатовском районе, во дворе дома, который ввела в эксплуатацию, небольшое легкое строение площадью с комнату, а внутри разместила сами мусорные баки. Входит туда жилец с пакетом — свет зажигается, выходит — гаснет. Возможно, это не единичный пример, но точно не массовый, а неплохо бы, как говорится.

Я — простой горожанин и хочу жить в красивом, ухоженном, благоустроенном и развивающемся городе. Знаете почему? Да потому что уезжать из него никуда не собираюсь.

Согласны с автором?

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Хотите поделиться мыслями на актуальные темы для авторской колонки на 74.ru? Пишите на почту редакции, в нашу группу в Facebook, а также в WhatsApp или Viber по номеру +7–93–23–0000–74. 

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость
    27 июл 2019 в 10:06

    А почему дубровский ещё не сидит в тюрьме? Потому что своих они не садят?

    Гунька
    27 июл 2019 в 10:19

    В голове у челябинцев разруха, во дворы зайдите, и посмотрите, в подъезд. Не все конечно, но большинство.
    Враги все порушили и намусорили.
    Прежде чем плакаться начните с себя, с своего окружения. Не курите на улице, не бросайте мусор, посадите дерево.

    челябинец
    27 июл 2019 в 09:58

    Граждане города Челябинск! Хватит всё хаить Теслера,человек желает и хочет изменить город и область к лучшему,так давайте ему хотя-бы не мешать своим брюзжанием.