17 ноября воскресенье
СЕЙЧАС +0°С

Карты Таро, дорога-призрак и конфликты из-за панелек: изучаем Новый Челябинск на Шершнях

Формально посёлки относятся к Сосновскому району, но облюбовали их жители города

Поделиться

Застраивать «Белый хутор» начали в 2013-м, а первые дома здесь сдали в сентябре 2014 года 

Застраивать «Белый хутор» начали в 2013-м, а первые дома здесь сдали в сентябре 2014 года 

Территория Челябинска занимает около 53 тысяч гектаров. Это сопоставимо с размерами европейского княжества Андорра и гораздо больше, чем Лихтенштейн, Монако или Ватикан. Многие из нас живут здесь с рождения и привыкли думать, что хорошо знаем свой город. Но так ли это на самом деле? На любом ли снимке вы узнаете Челябинск? И во всех ли районах бывали лично? Корреспонденты 74.RU помогут вам открыть город с новой стороны.

До Шершнёвского водохранилища — рукой подать

До Шершнёвского водохранилища — рукой подать

«Женева», «Вишнёвая горка», «Холм’s», «Белый хутор» — эти посёлки на берегу Шершней появились в последние 10–15 лет. Формально эти кварталы относятся к Сосновскому району, но заселяют их в основном жители Челябинска. Те, кто пока не готов оставить работу в городе, но уже устал от суматохи и суеты — даже по ночам. Жители «Белого хутора», к примеру, в один голос твердят о главном преимуществе — чистом воздухе. А сколько времени они тратят на дорогу? Во сколько обходится загородная недвижимость? И почему жители бунтовали против панелек? Читайте в новом выпуске проекта «В ЧЕрте города».

На въезде в посёлок нас встречает Вадим Штатнов — один из жителей «Белого хутора» и председатель совета дома. Попасть в квартал чужакам, объясняет он, довольно проблематично. Территория закрытая, вход и въезд — только для своих.

Вадим Штатнов живёт в «Белом хуторе» два года

Вадим Штатнов живёт в «Белом хуторе» два года

— Подъезжает автомобиль. У него либо карточка, либо радиобрелок. Нажал кнопку — шлагбаум открылся, — объясняет Вадим.

Так же чётко, по словам мужчины, в идеале должна работать пропускная система для гостей. Жильцы просто заранее предупреждают охрану о визите — и те пропускают согласованного человека. Но пока эта схема периодически даёт сбой.

— Бывает, машина сама проезжает. Бывает, шлагбаум открылся, и — вжих! — толпа. Вот машин собралось пять штук, они все проскочили, из них житель может быть один, а остальные — такси, приезжие, гости, просто любопытные, — рассказывает Вадим Штатнов. — Бывало такое, пока забора не было, что жители соседних микрорайонов приезжали сюда и здесь устраивали пьяные оргии. На территории, на детских площадках.

Через поле от «Белого хутора» находится микрорайон «Просторы»

Через поле от «Белого хутора» находится микрорайон «Просторы»

Такие «дружеские» визиты соседей, вспоминает Вадим, были для хуторян настоящей головной болью.

— Вы потом ради интереса прокатитесь, посмотрите, как они живут. В их понимании мы — буржуи, мы зажрались, у нас тут рай земной. Я в чём-то согласен, да. Здесь тишина, спокойствие, когда здесь конец мая — начало июня, здесь поют соловьи, квакают лягушки, здесь народ зайцев встречает. Как в деревне, можно сказать! — смеётся житель «Белого хутора». — Вернее, город с элементами деревни. И красиво, и чистый воздух, и потрясающие пейзажи.

Вадим не скрывает, что именно местные пейзажи подкупили его два года назад, когда семья приехала на берег Шершней смотреть квартиру.

— Я живу на десятом этаже, и у меня окна выходят на Шершни. Просто увидев этот пейзаж, мы сказали: «Всё, не надо ничего больше!» Это настолько потрясающе — каждое утро встречать рассвет, когда солнце встаёт, — восхищается хуторянин. — И каждый день это разное, это такие красоты! Плюс ещё Шершнёвское водохранилище. Это реально бесподобно, это очень красиво.

Именно такой вид открывается с балкона Вадима Штатнова

Именно такой вид открывается с балкона Вадима Штатнова

Вторым важным фактором, продолжает мужчина, при переезде было качество воздуха.

— Конечно, изначально мы сюда приехали, попробовали, как здесь дышится, потому что два года назад — во времена прежнего «царя Бориса» — был полный швах в экологии. Переехали мы в середине года, и те шесть месяцев в городе продолжалось экологическое безобразие, здесь конкретно — небольшой запашок, и то в большинстве своём он был из-за выбросов Коркинского разреза. Дымок оттуда потягивал, — вспоминает Вадим Штатнов. — Посмотрев на розу ветров, я сделал вывод, что большую часть времени в году ветер дует с юга, с запада, с юго-запада. То есть от нас на Шершни, от нас на город. Когда дует с города на нас, Шершни нас полукругом прикрывают. Здесь такое место, в котором в относительной близости от города чистый воздух реально.

Оценил Вадим и фишку микрорайона — внутри «Белого хутора» нет торговых помещений. Магазины, пекарни и общепит находятся перед въездом. Там же расположен офис врача общей практики. А в самом квартале есть пока только одно исключение из правил — салон красоты, который открыла супруга Вадима Штатнова. Пара сняла помещение на общих основаниях, в хуторе есть и другие такие площадки.

— Понятно, что работа в городе на тот момент [перед переездом сюда] была. Но по себе скажу — удалось переформатировать работу на формат домашнего офиса. То есть работа на удалёнке. Необходимости присутствия личного в городе стало меньше. Супруга непосредственно здесь занимается своим делом. Нас с женой полностью всё устраивает, — рассказывает хуторянин. — Единственное, ребёнок ездит на учёбу, но тут без вариантов. Она в колледже учится, а тут в радиусе нескольких километров нет таких учебных заведений. Хочешь не хочешь, а всё равно ездить ребёнку пришлось бы.

Территория у микрорайона закрытая 

Территория у микрорайона закрытая 

Магазины, пекарни и фитнес-клуб — только на въезде в «Белый хутор»

Магазины, пекарни и фитнес-клуб — только на въезде в «Белый хутор»

В итоге за два года жизни на берегу Шершней семья не пожалела о переезде ни разу.

— Травка подстригается, [территория] от клещей у нас регулярно обрабатывается. Всё как-то прямо… Раем, конечно, не назвать, но достаточно приятно по сравнению с городом, — рассуждает Вадим Штатнов. — Есть возможность сравнить с Ленинским районом, откуда родом, пожил на ЧТЗ, в Чурилово, на Северке — в районе Куйбышева — Чайковского. Там просто ужас. Там как дома построены были, так ощущение, что никто ничего не делал. Ужас полный! Плюс то место по розе ветров [неудачное]. С электрометаллургического и с металлургического [комбинатов] туда дует. То есть там постоянно вонь какая-то. Когда мы приехали сюда, до того момента у жены и дочери были постоянно проблемы с дыхательными системами. Постоянно какие-то насморки, кашли, чихи, постоянно таблетки от аллергии — как позавтракать было выпить горсть таблеток. Приехали сюда, не прошло и трёх месяцев — прошло в принципе всё.

Здесь же, недалеко от дома, Вадим собирает грибы.

— В прошлом году здесь, где район «Привилегия», и возле него лесок, я в среднем за двухчасовой поход приносил оттуда два пакета грибов, — хвастает житель «Белого хутора». — Здесь ассортимент большой: и сыроежки, и подберёзовики, один раз белый попался. Очень много было свинух, как их называют. Если их правильно приготовить — изумительное блюдо. И народу очень много приезжало! Прям машины вдоль дороги стояли, за грибами люди ходили. В этом году народ ягоды собирал.

В пятиэтажках «Белого хутора» есть лифты — редкое явление для Челябинска 

В пятиэтажках «Белого хутора» есть лифты — редкое явление для Челябинска 

Хотя совсем уж без проблем, признаёт Вадим, и в «Белом хуторе» не обходится. Приходится иногда, к примеру, повоевать с соседями.

— Дом сдаётся, когда туда начинают заезжать жители, и каждый едет со своими привычками, со своими понятиями, со своим менталитетом. И периодически бывают определённые конфликтные ситуации. Например: «Я привык ставить машину на газоне!» Ему объясняешь: «Уважаемый, извини, если ты привык делать это там, где ты жил с такими же людьми, которые как минимум не возражают, то здесь я, мы и ещё какие-то жители дома — против». Потому что нам не хочется смотреть на раскатанную в грязь траву — тот же самый газон. Есть жители, которые газоны возле своего дома облагораживают. Потому что, если начинают хулиганить и безобразничать, приходится обращаться в ту же самую полицию, — рассказывает Вадим Штатнов. — Люди обращались, когда машина приехала, внаглую просто запоролась на газон и встала. Им объясняют, что так здесь не принято, [а в ответ]: «А мне по фиг». Приехали господа полицейские, составили протокол. Надеюсь, это как-то сыграло свою роль. Больше не паркуются.

Расстроила жителей и новость о переносе основных мероприятий саммитов-2020 в Петербург.

— Конечно, очень большие надежды возлагались на саммиты. Потому что здесь за лесом строится так называемая кремлёвская деревня, или президентская деревня. Мы очень надеялись, что саммиты будут. Соответственно, всевозможнейшая инфраструктура, связанная с организацией саммитов, должна быть не только там, но и во всём посёлке, — объясняет такое пристальное внимание к международной политике Вадим. — Планы были грандиозные! Заасфальтировать дороги, сделать всю инфраструктуру, построить дома, облагородить территорию. Ну а что будет сейчас?

В «Белом хуторе» меняются взгляды на жизнь, уверяют местные жители 

В «Белом хуторе» меняются взгляды на жизнь, уверяют местные жители 

Хочется красоты и уюта, а не машин, припаркованных на газоне

Хочется красоты и уюта, а не машин, припаркованных на газоне

Дороги для «Белого хутора» — непростой вопрос. Трасса, ведущая из посёлка в сторону Челябинска, уверяет Вадим, никому не принадлежит. Поэтому зимой её никто не чистит, а летом — не убирает.

— Дорога, которая проходит от «Белого хутора» до «Вишнёвой горки», да практически до всего Западного, эту дорогу никто не обслуживает. Как нам объяснили года два назад в администрации Кременкульского поселения, эта дорога у них на балансе не состоит. Они не могут её ни подметать, ни наносить разметку, ни чистить снег зимой, ни посыпать — ничего. Освещения вдоль дороги также нет, — возмущается Вадим Штатнов. — То есть мы едем как в глуши какой-то — ночью в темноте. Реально темно! Не видно ни краёв, ни центра, потому что ни разметки, ничего. Как так получилось? В администрации сказали, что им дорогу эту не передали — тот, кто её строил. По имеющейся у меня довольно старой информации, вроде как эта дорога проходила по участкам пяти разных собственников. Она, чтобы была в чьей-то собственности, должна быть законченным объектом. А объект, проходящий по разным землям, не может быть единым.

Чистый воздух на берегу Шершней бывает чаще, чем в Челябинске

Чистый воздух на берегу Шершней бывает чаще, чем в Челябинске

С напряжением ждёт Вадим и строительства школы в «Белом хуторе». Она должна появиться на окраине посёлка и будет рассчитана на 1200 учеников

— Вот и представьте. 1200 мест — это две смены. В первую смену — это третья часть, это ребятишки начальных классов. Детей родители будут привозить. Это минимум 300 детей, минимум 300 автомобилей, которые нужно где-то припарковать, ребёнка довезти. Представьте, это будет центр города в час пик! Брошенные в два-три ряда машины на проезжей части, не предусмотрено пешеходного перехода, — объясняет Вадим Штатнов. — Кончается первая смена, первых 300 детей приехали забирать — вторых 300 привезли на вторую смену. Это будет просто коллапс.

Впрочем, эту точку зрения поддержать готовы не все жители. В «Белом хуторе» много молодых семей с детьми, и они строительства школы как раз ждут с нетерпением.

— Она планируется только, а мы начинаем [об этом] думать — через три года в школу надо, — рассказывает нам житель микрорайона, молодой отец Кирилл Курбатов. — Ближайшая школа — в районе Шершней, шершнёвского кольца. Маша сама туда не уедет. А тут пока процесс не запущен.

Кирилл Курбатов с дочерью Машей и супругой в «Белый хутор» перебрался год назад

Кирилл Курбатов с дочерью Машей и супругой в «Белый хутор» перебрался год назад

Застройщик микрорайона — Южно-Уральская корпорация жилищного строительства и ипотеки — точных сроков запуска школы пока не называет. Хотя и уточнил: само появление в посёлке учебного заведения — их инициатива.

— Изначально на участке планировался ТРК. Но анализ социальной и дорожной ситуации в растущем населённом пункте показал, что жители, в том числе из микрорайонов по соседству, нуждаются в общеобразовательном учреждении, — объяснили в пресс-службе ЮУ КЖСИ. — Сейчас в посёлке Западном нет ни одной школы, а расчётная потребность в учебных местах — не менее 2000 школьников. В 2018–2019 годах ЮУ КЖСИ вложила порядка 5 миллионов рублей в подготовку проекта строительства школы на 1100 учеников. Сейчас в завершающей стадии проведение государственной экспертизы. До конца сентября 2019 года застройщик планирует получить разрешение на строительство. Затем региональным и местным властям останется принять решения по вариантам финансирования строительства школы.

Не хватает посёлкам и детских садов. Пока в «Белом хуторе» он только один, а семей с детьми тут гораздо больше.

— Тут либо [люди] далеко за 60, за 70, либо молодые семьи — в пределах 25–35 лет с детьми. Очередь гигантская в садик. За счёт льгот через год нам садик дали, а остальные стоят [в очереди], и неясно, до шести лет дадут или нет. Потому что много детей очень, — рассказывает Кирилл Курбатов.

Детский сад построили на окраине посёлка, жители соседних микрорайонов туда попадают по объездной дороге 

Детский сад построили на окраине посёлка, жители соседних микрорайонов туда попадают по объездной дороге 

Его семья в «Белый хутор» перебралась с Северо-Запада — там Курбатовы жили в районе гостиницы «Виктория», на перекрёстке Комсомольского проспекта и Молодогвардейцев.

— Сам по себе район такой криминальный, что ли. Попойки во дворе постоянно, разборки, выяснение отношений, ночные посиделки. Здесь нет такого, — рассуждает Кирилл. — Здесь цена на квартиры привлекла. Довольно бюджетно. Я вам скажу стоимость — вы приятно удивитесь. У нас квартира — 95 квадратов, мы её взяли за 2 миллиона 300 [тысяч]. В Челябинске это ещё поискать надо хорошо [такой вариант], и попадётся либо какая-то сталинка, либо Чурилово или что-то подобное. Здесь — в предчистовой отделке [купили], то есть белые стены, дом сдан уже. У нас вопросов не осталось, даже спорить не стали. Получилось так, что объявление выложили — мы приехали в этот же день, посмотрели и стали собираться. В планах ещё дети есть, с этим расчётом [искали]. 95 квадратов за глаза хватит.

Здесь, в «Белом хуторе», добавляет Кирилл, уже несколько лет живут друзья семьи, так что в микрорайоне Курбатовы бывали часто и знали, на что идут.

— Тебе нравится тут жить? — обращается Кирилл к маленькой дочке, качающейся на качелях.

— Да! — радостно заявляет она.

— Что тебе нравится? — уточняет отец.

— Качаться! — так же уверенно отвечает девочка.

И на детской площадке, и в сквере мы встречаем оставленные вещи — они просто дожидаются хозяев, а не «делают ноги» 

И на детской площадке, и в сквере мы встречаем оставленные вещи — они просто дожидаются хозяев, а не «делают ноги» 

— Получше тут, по крайней мере, чем в Челябинске, где грязь, машины, — вновь поворачивается Кирилл к нам. — Подрастёт ребёнок — и нестрашно будет отпускать. Я [на работу] езжу в город, а жена на удалёнке. И она, и подруги её здесь. Она гуляет постоянно с Машей. У меня рабочий график — сутки/трое, сутки/двое. Если бы пятидневка, то это уже другой разговор, потому что пятидневка — с 8–9, начинаются пробки уже [в это время]. Это проблема для всего города насущная. А я к половине восьмого еду, дороги ещё пустые. И обратно тоже в это время. Вполне нормально. Тут до центра — 20 минут. Я выезжаю пораньше — и 20 минут, так же как с Северо-Запада. С пробками — минут 40.

Кстати, Кирилл — не единственный в «Белом хуторе» отец, гуляющий с дочкой. На улицах мы заметили непривычно много мужчин с детьми и колясками.

— Много рожают тут. Деток много подрастает, — рассказывает нам ещё одна жительница микрорайона Любовь Михайловна. — Смотришь — идёт мамочка, в коляске везёт, за руку ведёт и в животике несёт. Полный комплект!

Коляски и малыши — обычная картина для микрорайона 

Коляски и малыши — обычная картина для микрорайона 

Фотографироваться Любовь Михайловна отказалась, но не рассказать о ней мы просто не могли

Фотографироваться Любовь Михайловна отказалась, но не рассказать о ней мы просто не могли

— Мы жили [раньше] в Катав-Ивановском районе. Переехали из-за того, что остались одни там. Нам же уже по восьмому десятку с мужем, и у меня проблемы со зрением. Каждые десять дней мы ездили сюда, в Челябинск. Поэтому нас сын сюда перетащил, — рассказывает нам пенсионерка. — У нас один сын в Самаре живёт, другой — здесь, в Челябинске. Внучка здесь — на телевидении работает юристом.

В «Белый хутор», рассказывает Любовь Михайловна, они с супругом перебрались три года назад. И стали чаще видеть семью.

— Они воскресные у нас гости. Каждое воскресенье ездят! «Баб, давай перечень лекарств, которые деду надо», — пересказывает Любовь Михайловна разговор с внучкой. — Мы без них — как без рук! Сын по первому звонку приезжает. Но мы же с царём в голове, мы же понимаем: он работает, ему отдохнуть надо. Он же тоже уже не мальчик — 53 года. Нам-то с мужем по восьмому десятку — 74 года.

К каждому такому визиту пенсионерка тщательно готовится — обсуждает с внучкой меню.

— Я тут первый год пироги пекла, ко мне все на пироги ездили. И мясные, и с грибами, и с рыбой, и сладкие, и с творогом — с чем только не пекла! А потом внучка говорит: «Баба, не пеки больше пироги, я на три килограмма поправилась». Я говорю: «Ладно, кабачки сделаю». — «Вот, кабачки сделай». Я говорю: «Так к кабачкам ещё и мясо надо», — смеётся Любовь Михайловна. — Мы практически всё покупаем в городе. Сын нас возит. А здесь хлеб-молоко берём. Здесь очень дорогие овощи и фрукты, очень дорогие! Кафе открыли, там тоже очень высокие цены. Тут кулинария есть, но я там была один раз. Первая кулинария была, там всё-таки мясной отдел был открыт, можно было хорошие фермерские продукты купить. А потом, видно, невыгодно им [было], они закрылись. А так, чтобы что-то купить, надо ехать.

В соседнем квартале пенсионерка заметила красивые клумбы и теперь хочет посадить такие же цветы у себя

В соседнем квартале пенсионерка заметила красивые клумбы и теперь хочет посадить такие же цветы у себя

По любимому Катав-Ивановску Любовь Михайловна очень скучает, но признаёт: «Белый хутор» всё-таки гораздо лучше Челябинска.

— Конечно, место здесь хорошее. Свежий воздух, покой, тишина. Первый год птички пели, а сейчас куда-то исчезли. Их много было, по утрам в особенности, — рассказывает жительница. — Со здравоохранением тут неважно — врач общей практики [только], а там — как хочешь. Больше специалистов практически никаких. У нас же Сосновский район. Вызвать можно [врача общей практики], потом он даст рекомендации, направления — кто куда приписан. А так, если поликлиника [нужна], то в Кременкуле, а стационар — в Долгодеревенском. Туда 40 километров, наверное, или 35. Сейчас маршрутки хоть ходить стали — до города.

Маршрутки, вспоминают жители, поначалу в «Белый хутор» ходили раз в час. Владельцев машин это, конечно, не напрягало, а вот остальным было несладко. На такси тоже не наездишься — это минимум 300 рублей в одну сторону. Но сейчас наконец стало полегче — маршрутки к КПП приезжают примерно каждые 15 минут.

— Подруг там [в Катаве] много было. Здесь людей нашего возраста мало, в основном тут молодёжь, — сокрушается Любовь Михайловна. — Ладно хоть по телефону [можно созвониться], я теперь без конца разговариваю.

Офис врача общей практики тоже находится за территорией жилой зоны — рядом с КПП

Офис врача общей практики тоже находится за территорией жилой зоны — рядом с КПП

Не заскучать помогает хобби. Свой балкон в «Белом хуторе» пенсионерка засадила цветами.

— Петунии — расцветок 20 было! 35 горшков. Ящики, горшки везде. Ко мне подруга приехала из Катава: «Ты с ума сошла? Это же такой адский труд!» Адский труд — когда растишь, конечно. Надо место. А когда они все расцвели — глаз не оторвать! — делится Любовь Михайловна. — Муж ругается. Я ведь навешаю их под потолок, а ростом маленькая, у меня там стульчик есть, скамеечки — и я, как та кошка к забору, по ним лажу.

Свой балкон жительница «Белого хутора» ни на что другое променять не готова.

— В «Привилегии» я была. Знаете, что мне не нравится? У них балконов нет, у них французские окна. А зачем мне эти французские окна? Мне балкон нужен, — улыбается Любовь Михайловна. — Маленькие дворы у них, не то что у нас — простор. Вы посмотрите, какой у нас простор здесь! Там же квадратный метр — 40. У нас 32,5, а там — 40 [тысяч] рублей. А вообще, тут, если довести до ума, можно хорошо сделать. В общем, знаете, надо везде искать позитив и настроение, а если этого не будет, то везде плохо будет. Даже если золото насыпь! Так что мы ничего — живём, хлеб жуём.

Первоначально пятиэтажным должен был быть весь «Белый хутор»

Первоначально пятиэтажным должен был быть весь «Белый хутор»

И появление десятиэтажек старожилов не обрадовало

И появление десятиэтажек старожилов не обрадовало

По 40 тысяч и дороже стоил раньше квадратный метр и в «Белом хуторе», вспоминает жительница микрорайона Наталья Файнман. Она сюда переехала одной из первых — когда построили дома на улице Лазурной.

— Мы вообще тут самые первые были. Самые первые! — уверяет Наталья. — Тут даже ещё лифты не работали, света не было. У нас на первом этаже была охрана и собака Маринка жила. Тут же не было огороженной территории, и, получается, в нашем подъезде только мы были.

В то время, вспоминает Наталья, в «Белом хуторе» не было десятиэтажных панелек — и об их строительстве в принципе не шла речь.

Наталья с мужем, дочкой и кошкой переехала в «Белый хутор» в 2014-м

Наталья с мужем, дочкой и кошкой переехала в «Белый хутор» в 2014-м

— Это был клубный посёлок закрытого типа. Те планы, которые были изначально, всем нравились. Здесь квартиры-то стоили... Другая ценовая политика была! 45–46 за квадрат было, от 42 до 46. И люди-то покупали первые квартиры вот в этих домах по этой стоимости! А потом был демпинг, в 16-й вроде бы год — 20 тысяч. И после этого поменялась «голова», поменялась концепция, и вместо монолитно-каркасных стали строить панельные десятиэтажки, — рассказывает жительница «Белого хутора». — Контингент поменялся, и многие съезжают из «Хутора». Потому что концепция была всё-таки «выше среднего класса». Это же монолитно-каркасное жильё, а поставили десятиэтажки. Мне вот вообще не нравится.

— И реально люди уезжают? — переспрашиваем мы.

— Да, с Лазурной, 1 были ребята. Смотрю — их нет. Скорее всего, уехали, — уверяет Наталья. — Мы сейчас тоже подумываем, но жалко. Квартира большая, ремонт капитально делался — для себя. У нас ребята тут молодые, активные. Писали письма Путину, видеоотзыв снимали — чтобы не ставить десятиэтажки. Мы-то покупали один концепт посёлка, а через два-три года ситуация переигралась. По идее, жильцы говорили [застройщику]: «Вы же нас обманываете!» Нам не нужны эти десятиэтажки, мы не хотим в окна смотреть этим десятиэтажкам.

Детские площадки есть практически в каждом дворе — в отличие от того же Чурилово

Детские площадки есть практически в каждом дворе — в отличие от того же Чурилово

А на Береговой жители вложились в благоустройство сами и возводят беседку с мангальной зоной

А на Береговой жители вложились в благоустройство сами и возводят беседку с мангальной зоной

Притом что поначалу, признаётся Наталья, переезжать в «Белый хутор» они с мужем совсем не планировали. Квартиру тут покупали как инвестиционную.

— За городом же, пусть будет, — вспоминает челябинка. — Мы жили на Тополинке до этого. А пока делали ремонт у себя на Братьев Кашириных, пожили здесь и захотелось остаться. Здесь тихо, тишина, приезжаешь — как в санаторий. Свежий воздух. Даже если есть какие-то выбросы, они до нас не доходят. Когда у меня ребёнок с Тополинки приехал сюда, ей тогда было три года, и она вышла утром из подъезда и сказала: «Мамааа, здесь так воздух сладко пахнет! Здесь же птички поют!» Вот только потому, что здесь свежий воздух и тихо, спокойно.

Это спокойствие, добавляет Наталья, проявляется даже в мелочах.

— У нас дороги здесь нет. На Тополинке мы жили — где Family Grill, вот этот дом. Это Братьев Кашириных и Академика Королева, перекрёсток достаточно активный, — объясняет жительница «Белого хутора». — Если окна открываешь летом, то в течение дня берёшь, проводишь пальцем — и пыль с улицы, с проезжей части уже на подоконнике, дома. Здесь такого нет. Нет пыли городской.

На работу Наталья поначалу ездила в город, а недавно открыла офис в микрорайоне напротив. Консультирует клиентов по нумерологии, делает расклады на картах Таро.

— Так-то у меня образование — муниципальное и государственное управление. Я всю жизнь в классическом бизнесе проработала — директором. Директором по продажам, маркетингу в гостинице в Сочи даже работала. Топовые позиции занимала, — улыбается Наталья. — А эзотерикой я всегда занималась как хобби, для себя. Это Таро, это карты. Первую книжку я, наверное, лет в 14 [прочитала], занялась, увлеклась. Потому что мама, бабушка — все в этой теме были. Хотя мама у меня была заведующая торговым центром. Но к ней приходили люди, она с картами работала по выходным.

В итоге пять лет назад эзотерику Наталья решила сделать своей работой, а продвижением услуг занялась в «Инстаграме».

— Сначала боялась, как вообще всё это примут, особенно знакомые, друзья. Сначала несерьёзно: «Что ты, гадалка? Гадалкой будешь? Это что, тебя унесёт сейчас куда-то не в ту сторону? Наташ, ты же очень адекватный человек! У тебя всё в порядке?» Но! Эти люди, которые так говорили, смеялись, все у меня были на консультации, — гордо заявляет жительница «Белого хутора». — Все эти скептики превратились в очень добрых, лояльных не только друзей, но и клиентов.

Встречать клиентов раньше помогала кошка Кая.

В «Белом хуторе» есть свои достопримечательности

В «Белом хуторе» есть свои достопримечательности

Например, Камень любви. Его облюбовали дети и молодожёны

Например, Камень любви. Его облюбовали дети и молодожёны

— Она карты вообще любит, — улыбается Наталья. — Всё равно же раньше, когда не было офиса, клиенты домой приезжали. И если я достаю карты, она сразу на соседний стул садится, голова на стол — и смотрит. Все смеются: «У тебя такая кошка мистическая. Карты, свечи — и кошка здесь».

Теперь, когда работа переехала в офис по соседству, карт кошка практически не видит. А Наталья перестала стесняться новой профессии.

— Главное — нести пользу. Кто-то тело лечит, кто-то душу лечит, кто-то помогает принять какие-то решения, успокоить. Главное — чтобы ты нёс какую-то пользу. Если я несу пользу, мне самой от этого приятно, — рассказывает челябинка. — У меня же очень много дистанционных [клиентов]. Я же не только по Челябинску работаю — это вся Россия, весь мир. У меня много клиентов из Америки, Германии, Беларуси, с Украины, из Израиля. Это же Skype, WhatsApp, видеосвязь. У меня где-то процентов 50 на 50, даже, может, 60 онлайн.

В итоге выбираться в город на работу приходится каждый день только мужу. Хотя и Наталья в Челябинске бывает регулярно — возит дочку на занятия.

— В принципе, район хороший. Вот объективно. Минус — далеко ездить, но ты привыкаешь к этому. Кто первый раз сюда едет, говорит: «Ой, как далеко». Потом уже это всё снимается, — резюмирует Наталья. — Где Шершни, весь стоит мост и Худякова — как в центр ехать. С 8 до 9 — один час вот этого пика. И вечером, когда едешь, Худякова стоит. Это с 5 до 7 основная пробка. Но она всё равно движется. У нас же нет, как в Москве, пробок, когда просто стоишь, у нас всё равно едешь. Удлиняется время не сильно, я даже засекала — 15 минут. Когда пробка, лишние 15 минут добавляются, ну 20 максимум.

Ближайшие соседи «Белого хутора» — виллы и коттеджи на берегу водохранилища

Ближайшие соседи «Белого хутора» — виллы и коттеджи на берегу водохранилища

Территорию регулярно обрабатывают от клещей — что важно!

Территорию регулярно обрабатывают от клещей — что важно!

Хотя даже тут — в красивом месте — проблемы бывают весьма прозаичные

Хотя даже тут — в красивом месте — проблемы бывают весьма прозаичные

«В ЧЕрте города»

Наш проект — о Челябинске и для челябинцев. И каждый понедельник 74.RU рассказывает вам об интересных локациях. Мы уже побывали на Тополинке и узнали, что новый микрорайон соседствует с казачьим поселением XVIII века. Прогулялись и по Чурилово — там активно продолжается строительство новых домов, а вот благоустройство похвастать высокими темпами не может.

Ещё больше историй читайте в разделе проекта «В ЧЕрте города».

Любите свой район и считаете, что о нём стоит рассказать? Присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в нашу группу во «ВКонтакте», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7 93 23-0000-74. Телефон службы новостей 7-0000-74.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Фото пользователя
9 сен 2019 в 08:04

Что-то не увидел надписи "на правах рекламы"... Это выселки, со всеми вытекающими.

Старый черт
9 сен 2019 в 08:49

Я правильно понимаю, что к новому ГОКу это один из самых ближайших жилых микрорайонов?

Alex
9 сен 2019 в 09:37

Сами жители признают, что их обманули. Обещали - 5 этажей, а застроили панельными десятиэтажками, обещали дорогу, а ее нет...