19 августа понедельник
СЕЙЧАС +20°С

Право на жилье обрушилось в разрез

Поделиться

Жительница поселка Роза Ольга Михина, воспитывающая ребенка-инвалида, добивается права на включение в список переселенцев из зоны обрушения разреза Коркинский. Очередное заседание по иску женщины в Коркинском городском суде состоялось в четверг, 2 октября. Женщина заявляет, что ее исключили из списка незаконно, после того как она отказалась переехать в предложенную по программе квартиру из-за маленькой площади. Между тем, как утверждают власти, Михина, а также еще около 30 человек не имеют права на новое жилье по переселению и были включены в программу на первом этапе ошибочно на основе устаревших данных о месте регистрации. В конфликте разбирался корреспондент Chelyabinsk.ru.

Дом-призрак или «махинации» чиновников?

О ситуации Ольги Михиной первым рассказал уполномоченный по правам человека в Челябинской области Алексей Севастьянов, после того как женщина обратилась к нему во время личного приема граждан в июле 2014 года.

По информации пресс-службы омбудсмена, во время приема Ольги Михина рассказала ему, что является собственником жилого дома по адресу Челябинская область, город Коркино, поселок Роза, улица Территория шахты №30, дом 81а площадью 51,6 кв. м. По информации женщины, дом находился в аварийной зоне разреза «Коркинский» и был включен в список строений, подлежащих сносу. В связи с этим Ольгу Михину, по ее словам, включили в список переселенцев и предложили ей переехать в квартиру в Копейске. Михина отказалась, так как предлагаемое жилье оказалось существенно меньше площади дома. К тому же женщина заявила, что власти при подборе жилья не учли тот факт, что она воспитывает ребенка-инвалида.

Глава Розы Дмитрий Андреев пояснил, что Ольге Михиной советовали обратиться с заявлением на улучшение жилищных условий как матери ребенка-инвалида, имеющего право на получение квартиры, но она такого заявления до сих пор не подала.

«В ответ на отказ в мае 2014 года женщина получила ответ, что исключена из списков переселенцев на том основании, что дом на Территории шахты был снесен до 1 января 2012 года, то есть до начала программы расселения, – рассказали в пресс-службе омбудсмена. – Решение администрации Коркинского района вызывает недоумение, поскольку еще в январе 2014 года фактов сноса данного дома установлено не было, так как женщина зарегистрировала на него право собственности в суде. Более того, в феврале 2013 года межведомственная комиссия, назначенная Розинским городским поселением, вынесла заключение о признании данного жилого дома «аварийным и подлежащим сносу», то есть дом на тот момент не был снесен».

Сейчас женщина обратилась в суд с требованием включить ее в список розинцев, имеющих право на переселение. Решение должны были вынести 2 октября, но по ходатайству истца заседание было отложено.

Мы связались с самой Ольгой Михиной, попросив ее прояснить ситуацию.

Женщина доподлинно не знает, когда был снесен дом на Территории шахты, так как давно не жила в нем в связи с частичным разрушением, но уверена, что это было уже после начала программы переселения. «Мы жили по съемным квартирам, потом я попросила предоставить мне жилье, глава Коркинского района Геннадий Усенко пошел мне навстречу и предоставил в пользование квартиру в доме на Проходчиков, 12, – пояснила Ольга Михина. – В декабре 2012 года мне сказали, что по программе переселения мне выдают полуторку в Копейске, попросили принести документы и сказали, что вызовут. Я отказалась, так как квартира была по площади меньше, чем дом на Территории шахты, а у меня дочь – инвалид детства, которой тоже положены определенные квадратные метры. Примерно в это же время меня начали выгонять из квартиры на Проходчиков, так как этот дом тоже шел под снос. Я попросила другое жилье, мне отказали. Сейчас мы с дочкой живем у мамы».

Прокурор Коркино Сергей Парфенюк пояснил, что домов на территории шахты нет с 2008 года. Проверка по обращению Михиной нарушений в работе по реализации программы переселения не выявила.

При этом Ольга Михина пояснила, что через суд в январе 2014 года она зарегистрировала право собственности на дом по ул. Территория шахты, чтобы наверняка претендовать на получение другого жилья по программе переселения. До этого в доме женщина была лишь прописана.

«Когда со всеми документами на дом обратилась с заявлением о предоставлении теперь уже хоть какого-то жилья, даже квартиры в Копейске, получила 19 мая 2014 года ответ, что из программы я исключена в связи с тем, что моего дома не существует давно, следовательно, никакого права на переселение я не имею, – жалуется Михина. – Я не борюсь за себя, мне надо как-то воспитывать и содержать больную дочь. Жилье нужно для нее, так у нее вторая группа инвалидности, ей положена комната».

Юрист Ольга Чепель, представляющая интересы Михиной, разъяснила, что сейчас в суде рассматривается три подобных иска о включении в список на переселение, по одному из них суд вынес отказ в удовлетворении требований, и на решение уже направлена апелляционная жалоба в облсуд. В работе у Чепель находится еще 27 подобных заявлений.

«Все эти люди первоначально были в списках, у многих сейчас есть правоустанавливающие документы на недвижимость, но до 1 октября 2013 года эти документы не успели предоставить чиновникам, так как кто-то на тот момент только оформлял бумаги, кто-то вообще отбывал наказание в местах лишения свободы, – пояснила Ольга Чепель. – Вдруг всех этих людей исключают из списка, при этом никто из ответчиков не может объяснить, на основании какого нормативно-правового акта или чьего-либо распоряжения дома и люди, зарегистрированные в них, были исключены из программы, что вообще за методика такая исключения домов, о которой ни в одном документе программы по расселению не сказано ни слова. Идет прямое нарушение прав собственников жилья, изъятие у них собственности. Дома на 1 января 2012 года были, иначе бы суд не стал в январе 2014 года признавать Михиной право собственности на дом».

Всего среди исключенных из списка на переселение из Розы около 40 человек.

Алексей Севастьянов, подготовивший свое экспертное заключение по делу Михиной, уверен, что исключить розинцев из программы переселения чиновники могли только по решению суда. А такого суда не было.

«Важно ответить, что все доводы чиновников об исключении из программы строились на том, что сотрудник администрации района делал фотографии снесенных домов через семь месяцев после начала программы по сносу, – пояснил Алексей Севастьянов. – Отмечу также, что чиновник администрации – это не специализированный орган и он не имеет полномочий на изготовление заключения о несуществовании недвижимости. Это может сделать только БТИ, других госорганов, которые могли бы сделать такое заключение, не существует. У людей есть зеленка на это помещение, поэтому они должны были давно получить новое жилье».

Омбудсмен добавил, что надеется на законное и обоснованное решение суда.

Документы на жилье не меняют

Глава розинского городского поселения Дмитрий Андреев, который не имеет прямого отношения к организации программы расселения розинцев, пояснил, что домов на улице Территория шахты нет давным-давно, но люди имеют на них правоустанавливающие документы – у многих они остались от бабушек-дедушек, многие каким-то образом оформили их на основании старой регистрации.

«Переселением занимается район, поэтому я не компетентен комментировать ситуацию с Михиной, – отметил Дмитрий Андреев. – Знаю, что фактически в этих домах люди не жили. Такие же проблемы по домам на Втором участке».

Заместитель главы Коркинского района Андрей Горных, отвечающий за расселение, в комментариях оказался краток. «В настоящее время по иску гражданки Михиной идет судебный процесс. Администрация района исковые требования не признает в полном объеме, однако какие-либо комментарии по сути дела можно будет давать после решения суда», – сказал чиновник.

Ситуацию согласился прояснить источник Chelyabinsk.ru в кругах, близких к администрации.

По его версии, домов на спорной территории нет уже более шести лет. Ольга Михина долгое время жила на съемных квартирах, а потом ей во временное пользование было предоставлено жилье на ул. Проходчиков.

«Она в прошлом году просила признать за ней право собственности на квартиру на Проходчиков, при этом объясняя, что дома на Территории шахты нет тысячу лет, потому жить ей негде, – рассказал источник. – Суд ей отказал. Тогда она стала через суд признавать право на тот дом, при этом уже умолчав, что дома нет. Суд право признал на основании одних лишь имеющихся у нее документов. Мы смысла оспаривать решение не видели. Кадастровый паспорт был выдан на основании устаревших сведений. На место никто не выезжал».

Алексей Севастьянов уточнил, что от дома Михиной остался фундамент, а он тоже является частью жилого помещения.

Далее человек пояснил, что в программу жители уже снесенных домов были включены на первом этапе на основании сведений паспортно-визовой службы, то есть по месту регистрации. «Программа, как вы знаете, составлялась чуть ли не в экстренном порядке после приезда президента, – отметил источник. – Потом, уже при непосредственном расселении, все уточнялось по конкретным адресам. Получилось так, что некоторых домов, где все еще зарегистрированы люди, давным-давно нет. Соответственно, несуществующие дома были из списков исключены. А вот потом пошли сами люди, узнавшие о программе. Некоторые из них весьма обеспеченные, кто-то живет в Челябинске, а кто-то даже в Московской области. Но дело в том, что документы на жилье не меняются в данном случае. Меняется имущество на имущество. Заключается договор мены».

При этом источник пояснил, что никаких распоряжений о выделении Михиной квартиры в Копейске не было. Скорее всего, когда ее первоначально включили в список, ей сказали, что ей может быть предоставлена такая квартира, но для этого понадобятся документы на дом.

«Было переселено четыре тысячи человек, и это были те люди, которые реально жили в разрушающихся домах, пусть сейчас кто-то обвиняет их в корысти, что, мол, дождались. Но ведь они реально жили в лачугах, кое-как поддерживая их состояние, зная, что это их имущество, – отметил источник. – А спорят сейчас те, кто в свое время за имеющимся у них имуществом не уследил, уехав жить в более комфортные условия».

Очередное заседание суда по иску Ольги Михиной состоится 26 октября. Chelyabinsk.ru следит за развитием событий.

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!