Все новости
Все новости

Старый незнакомец возвращается

Специалистов настораживает ситуация, которая складывается с развитием в обществе такого опасного заболевания, как туберкулез. Казалось бы, мы знаем о нем все, но главный фтизиатр Челябинской области Марина Лехляйдер считает, что в данном случае лучше пере

ds

Поделиться

Специалистов настораживает ситуация, которая складывается с развитием в обществе такого опасного заболевания, как туберкулез. Казалось бы, мы знаем о нем все, но главный фтизиатр Челябинской области Марина Лехляйдер считает, что в данном случае лучше перестраховаться, чем потом переживать этот тяжелый недуг.

– Марина Владимировна, что происходит в организме при туберкулезе?

– Туберкулез – инфекционное заболевание, возбудитель которого в народе называют палочкой Коха. Он передается воздушно-капельном путем при кашле и чихании. Палочка очень долго сохраняет свою жизнеспособность в окружающей среде: выдерживает как низкие температуры, так и неяркое солнце. Она высушивается из оставленной мокроты больного человека и летает в воздухе, мы его вдыхаем, и вместе с ним в легкие попадает инфекция. Если иммунитет у человека нормальный, то специальные клетки, которые отвечают за защиту организма, быстро обнаруживают чужака и уничтожают безжалостно, тогда воспаления не возникает. Если же иммунитет по каким-то причинам ослаблен, то палочка начинает усиленно размножаться в благоприятной среде легких: ей там тепло, влажно, есть постоянно кислород. Плодясь в больших количествах, палочка уничтожает легочную ткань человека, развивается воспалительный процесс, который хорошо виден на снимке при проведении флюорографии. Если его не замечать, не лечить, не обращаться к врачу, то палочка размножается моментально. Коварство туберкулеза заключается еще и в том, что до определенного момента он протекает бессимптомно. Развитию заболевания способствует как ослабление иммунитета в общем, так и простудные заболевания, стрессы, которые еще сильнее подтачивают защитные силы организма, а также наличие вредных привычек у человека.

Далее палочка встраивается в обмен веществ и разносится с потоком крови и лимфы по всему организму: где еще она застрянет, осядет и зацепится, там ситуация снова повторится. Если клетки почек не справятся с ней, значит, может развиться туберкулез почек, например, в глазах, в костях, в позвоночнике, в суставах, в коже, в половых органах – практически везде, как говорят фтизиатры, где тонко, там и порвется.

– Что такое открытая и закрытая форма туберкулеза?

– Закрытая форма предполагает, что больной туберкулезом не выделяет в открытую среду микобактерии заболевания. Чаще всего это бывает при туберкулезе вне легочных локализаций, но бывают ограниченные формы и в легких. Это те самые очаговые процессы, когда количество выделяемых палочек очень мало, и они еще «не нашли дороги» во внешний мир. А чем их больше, тем тяжелее самому организму с ними справляться, идет полная интоксикация, которая нарастает с развитием воспаления, и все сложнее с ней справиться, и лекарственные препараты в этом случае действуют сильнее.

А открытая форма, тот самый распространенный туберкулезный процесс, когда человек выделяет во внешнюю среду при кашле, чихании и мокроте палочки, и становиться опасным для окружающих. Считается, что один больной может заразить от 10 до 100 человек, если он не изолирован, не лечится, но продолжает общение с людьми.

– Всех ли больных туберкулезом кладут в больницу, или можно лечиться дома?

– На начальном этапе в противотуберкулезные учреждения госпитализируют всех, у кого выявлено это заболевания. Во-первых, человек должен пройти комплексное обследование, специальное, узконаправленное и скрупулезное. Во-вторых, на основании полученных данных врачи назначают строго индивидуальную терапию – те препараты, которые больной будет принимать под контролем врачей. Она достаточно сложна и переносится организмом непросто. В-третьих, в стационаре есть возможность оперативно скорректировать лечение: раз палочка устойчива, цепляется за организм очень крепко, то и вывести ее тяжело, надо применять сильные средства, значит, и для организма это достаточно тяжелая нагрузка.

Если это ограниченная форма, то два-три месяца больной находится в стационаре, а потом его можно выписать на амбулаторный этап лечения. Он должен будет приходить в поликлинику или больницу, получать таблетки, и, в зависимости от рода деятельности его даже можно уже «отпустить» на работу. Если это открытая форма, то лечение проводиться только в стационаре и на весь период лечения однозначно.

Поскольку страдает весь организм, то после лечения туберкулеза мы настоятельно рекомендуем своим пациентам восстановить жизненные силы в специализированных санаториях.

Есть еще одна существенная причина, по которой все больные госпитализируются в стационары. Если принимать таблетки от случая к случаю, то за время пропуска приема препарата палочка успевает приспособиться к химическому веществу, и во время рецидива возникает уже лекарственно устойчивая форма заболевания. Лечение такой формы заболевания уже существенно отличается от обычного: в месяц на одного такого больного тратится порядка 60 000 рублей, в то время как лечение обычной формы обходиться всего в 15 000. При обычной форме туберкулеза пациенту назначаются два-три препарата одного уровня, а при лекарственно устойчивой – минимум шесть, и это уже «тяжелая артиллерия» как для кошелька, так и для самого организма. Чем сложнее препараты, тем тяжелее организму. Так же и в онкологии: при первой стадии это одни препараты, а при третьей-четвертой уже и нагрузка выше, и сил меньше, и результат дается тяжелее. Главный принцип лечения туберкулеза – таблетка должна попасть в рот больного.

– Туберкулез излечим?

– Да. Как минимум в 70% случаев он излечим без всяких последствий. В 10% случаев он переходит в хронические формы, и, как правило, только из-за нерадивости самих пациентов. Редко, примерно в 10%, бывают очень тяжелые случаи, когда медицина не в силах до конца излечить человека: в стационаре мы снимаем ему обострение, значительно облегчаем состояние здоровья, улучшаем тем самым качество его жизни, но избавить от болезни до конца не можем в силу особенностей его организма, каких-то сопутствующих заболеваний. В этом случае самое главное – прекратить бактериовыделение и распространение инфекции, сделать человека неопасным для общества, вернуть ему возможность быть его полноправным членом.

– Правда ли, что туберкулез – болезнь социально неблагополучных людей?

– Нет, не совсем правда. Половина наших пациентов, действительно, социально неадаптирована, часть из них, не более 10%, поверьте мне, без определенного места жительства, а вот оставшаяся половина – это вполне благополучные, высокообразованные люди, имеющие хорошую работу, семью и дом. Чаще всего у них бывает внелегочный туберкулез различной формы: это тот вариант, когда человек или очень долго ходит по врачам и не может диагностировать туберкулез, что редко бывает, а зачастую не обращается за помощью совсем, тогда диагноз также не установлен и лечение не начато. Такой человек рассуждает так: болит спина, например, зачем идти к врачу – пережду. Сустав ноет – намажу гелем, сам пройдет. Глаза плохо видят – ну, очки поменяю. Проходит и год, и два, и три, а потом обнаруживается разрушенный сустав, разрушенный позвонок, туберкулез глаз, и, конечно, у каждого уже есть и туберкулез легких. Все эти люди испытывают плохое самочувствие, недомогают, но в силу различных обстоятельств в больницу не обращаются или делают это, но слишком поздно.

Например, сейчас идет грипп и ОРВИ. Часть людей переносит эти заболевания на ногах, продолжает работать. Как правило, у них серьезная, хорошо оплачиваемая работа, требующая от человека особых усилий. При этом недомогание не отпускает, и когда, наконец-то, человек все-таки делает снимок, там – туберкулез. По прошлому году я могу это совершенно точно сказать, что через месяц мы получим вот эту волну вновь выявленного туберкулеза у совершенно нормальных, адаптированных, социально активных граждан. Стресс и переживания в их жизни ведут к ослаблению организма и, как следствие, делают их удобной мишенью, легкой добычей для туберкулеза.

– Существуют ли проблемы в диагностике туберкулеза внелегочных форм? Ведь с ногой или тем же позвоночником человек пойдет к хиругу, а не к фтизиатру. Как узкий специалист может распознать в жалобах пациента именно туберкулез?

– Регулярно мы проводим обучающие семинары для врачей всех специальностей общей сети, чтобы они имели профессиональную настороженность – помнили об этом заболевании, назначали дополнительные исследования, направляли на консультации к коллегам в тех случаях, когда установить причину болезни не удается. Фтизиатр задаст человеку нужные вопросы, которые тот же хирург не посчитает нужным задать (у него своей работы хватает): а были ли в семье, в роду случаи туберкулеза, у соседей, среди знакомых или на работе... На таких семинарах мы напоминаем врачам, что туберкулез имеет локализации всех органов и систем и просим направлять пациентов к нам на консультации, чтобы избежать развития запущенных и тяжелых форм болезни.

– А если человеку «не повезло», он уже всех обошел, а причину установить не удается. Может ли он сам прийти на консультацию?

– Может, и никому не будет отказано ни в чем. Посмотрим, проверим.

– Есть ли какая-то профилактическая защита, «волшебная прививка» от туберкулеза?

– Конечно, есть. Это БЦЖ, которую на третий-пятый день жизни новорожденного ребенка ставят еще в роддоме, а потом при отрицательной реакции Манту в 5-6 лет и в 13-14 лет. Такой иммунизации достаточно, чтобы поддерживать защитные силы организма всю последующую жизнь. К сожалению, участились случаи отказов от прививок, и это очень настораживает. Противопоказаний у прививки очень мало, их определяет педиатр роддома, но маме важно самой осознавать, что прививка по определению нужна ребенку.

– Куда можно обратиться за помощью, чтобы диагностировать или пролечить туберкулез?

– Противотуберкулезная служба представлена в регионе 23 государственными лечебными учреждениями здравоохранения. Они охватывают территорию области своеобразной сетью специализированной помощи, практически все имеют стационары. Основную долю пациентов берут на себя три города: Магнитогорск, Челябинск и Копейск. Коек для лечения туберкулезных больных в области достаточно. Обследование, лечение и пребывание больных в наших ЛПУ финансируется за счет средств областного бюджета согласно целевой программе борьбы с туберкулезом. Самому пациенту, жителю региона, ничего оплачивать не надо.

– Нуждаются ли ваши пациенты в психологической помощи?

– Очень нуждаются, и эту работу проводят сами врачи-фтизиатры. По опыту наших соседей из Екатеринбурга с введением должности штатного психолога в штат фтизиатрической службы резко повысилась мотивация пациентов на лечение: с человеком надо, прежде всего, разговаривать. К нам и так попадают, как в семью: лечение длительное, за два-три месяца люди успевают привыкнуть друг к другу. Но туберкулез тяжелеет, врач очень много времени тратит на самолечение, а на психологическую поддержку пациента уже и не остается. Когда мы берем пациента на учет, то, конечно, с ним беседую и я, и лечащий врач, и руководитель врачебной комиссии или его заместители. В любом случае, с человеком разговаривают, объясняют ему все, отвечают на его вопросы.

– А бывают случаи отказов от лечения?

– Есть, и чаще всего это социально неадаптированные люди.

– В этом случае применяется принудительное лечение?

– Оно «принудительное» лишь наполовину. Человека по решению суда в больницу доставляют судебные приставы, а дальше – в правовом поле провал. Если этот доставленный на следующий же день сбежит из больницы – мы же не закрытое заведение, лишать человека свободы не имеем права, – то непонятно, кто должен за ним «бегать» и возвращать обратно. На уровне российских законов положения о лечебном учреждении закрытого типа на сегодняшний момент нет, и принятие такого документа на уровне области незаконно. Мы уже третий год подряд выходим с инициативой создания такого учреждения. Скажу вам, что эффективность лечения туберкулезных больных, находящихся в заключении в местах лишения свободы, намного выше, чем на воле, потому что хочешь или не хочешь, а под конвоем больной эту таблетку пьет. Изоляция туберкулезных больных, отказывающихся от лечения, пойдет на пользу и им самим, и всему обществу: пусть пациент по каким-то причинам не хочет лечиться, но другие люди не должны от этого страдать, имея под боком такую опасность. В Америке отказ от лечения туберкулеза влечет за собой лишение свободы на срок до полного выздоровления, поэтому там такой проблемы вообще нет.

– Почему нужно проходить флюорографию все-таки раз в год, а не в два года?

– По нашим наблюдениям, сама бактерия в последние годы стала вести себя агрессивнее, воспаление развивается намного стремительнее, чем это было еще недавно, сам туберкулез сложнее поддается лечению, все чаще выявляем лекарственно устойчивые формы заболевания. Были случаи, когда человек недомогает и делает снимок, а там – туберкулез. Проверяем предыдущие, трехмесячной давности – чисто. А всего лишь человек перенес «на ногах» обычную простуду. Ради собственного же спокойствия, раз в год все на флюорографию! Тем более что во всех ЛПУ стоят цифровые рентгенаппараты, доза облучения которых меньше, чем естественная радиация на улице, а пользы больше – снимок помогает определить заболевания на ранней стадии не только фтизиатрам, но и онкологам, и кардиологам, и хирургам. Ранняя диагностика – залог скорейшего и полного излечения.

– В возрастном соотношении кто болеет туберкулезом чаще?

– Среди детей пик заболеваемости приходится на малышей до трех лет, подростки – в 15-16, среди взрослых – в 25-34 года как среди женщин, так и среди мужчин. А вообще высокая заболеваемость приходится на возраст от 18 до 45 лет, самый работоспособный, самый активный возраст. Человек откладывает заботу о своем здоровье на «после института», на «вот заработаю денег», «вот закончу отчет», а в результате – запущенные формы и инвалидность. Если на снимке очаг всего в один квадратный сантиметрик, так мы его вылечим быстро и без осложнений. А если пол-легкого инфицировано, то и лечение другое, и последствия, и ущерб для здоровья.

Самая настораживающая ситуация за последние три-пять лет сложилась с подростками. Согласно нормативам нам предписано проводить флюорографию в 15 и 17 лет, другими словами 16-летние выпали из обязательного обследования. И что в результате?! У нас есть случаи, когда у необследованного в 16 лет подростка через год врачи обнаруживают открытую форму туберкулеза, как у взрослого человека. Молодой растущий организм испытывает недостаток сил, иммунитет еще только формируется, не успевает справляться с нагрузками развития, а на него обрушивается еще и болезнь. К этому добавляются и школьные стрессы, и ночные гуляния компании, и вредные привычки, к сожалению.

Фото: Фото с сайта Pro.corbis.com

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter