Top.Mail.Ru
Все новости
Все новости

Ультразвук целится и попадает в боль

Имя профессора Кинзерского не нуждается в дополнительном представлении. Все, кому однажды понадобилась УЗИ-диагностика высокого уровня точности или при сложных условиях, знают, что за ней нужно обращаться именно к нему. И коллеги...

Поделиться

Поделиться

Имя профессора Кинзерского не нуждается в дополнительном представлении. Все, кому однажды понадобилась УЗИ-диагностика высокого уровня точности или при сложных условиях, знают, что за ней нужно обращаться именно к нему. И коллеги, и пациенты уже многие годы доверяют опыту и знаниям того немногочисленного коллектива, который объединен в центр УЗИ-диагностики профессора Кинзерского. В январе этого года центр открыл еще одно направление в своей работе – лабораторию малоинвазивных манипуляций под УЗИ-контролем.

Хорош и пригож

«Давно хотели не только заниматься чисто ультразвуком, но и применять его еще и в лечении пациентов, – говорит заведующий лабораторией, кандидат медицинских наук Сергей Кинзерский. – Все его возможности еще до конца не изучены и мало кем применяются, потому что не знают как. А мы знаем».

В отличие от других методов лучевой диагностики, МРТ, КТ и прочего ультразвук обладает целым рядом преимуществ. Первое – это режим реального времени. Он незаменим в качестве средства точного контроля проведения инструментария в зону интереса здесь и сейчас.

Для определения точного положения иглы при МРТ или КТ на каждом этапе нужно выполнять новое позиционирование по полной программе, а ультразвуковой сканер позволяет оценить реальное перемещение инструмента, это дает возможность врачу быть всевидящим, а не вслепую доставлять лекарство куда-нибудь или брать непонятно какие ткани или клетки на анализ.

Во вторых, он может использоваться для тех же целей, что и рентген, но ультразвук вообще безопасен. «Нужно понимать, что современные рентген-аппараты при одиночном снимке дают, конечно, минимальную лучевую нагрузку, – поясняет Сергей Александрович, – но при использовании даже самых новейших таких установок в качестве средства контроля эта нагрузка возрастает в десятки раз, поскольку рентгеновский аппарат включается каждый раз, оценивая правильность положения инструмента при его продвижении на каждые 2-3 мм, что небезопасно и вредно как для самого пациента, так и для доктора».

Третье преимущество – достаточно широкая сфера применения. Ультразвук отлично «видит» все, что происходит и как выглядят мягкотканые структуры: брюшная полость, органы малого таза, мышцы, сухожилия и прочее.

Ограничения минимальны и вызваны только физическими свойствами других структур организма. Например, в нем есть определенные костные и воздушные экраны, которые ультразвуку недоступны. «Его скорость в мягких тканях можно измерить, и она известна, – вносит ясность заведующий лабораторией, – а в воздушной и костной среде она существенно меняется, поэтому для исследования будет представляться неким экраном.

Однако везде есть свои нюансы: в норме легкое с помощью УЗИ мы не видим, но если есть какое-то патологическое состояние – накапливается жидкость в плевральной полости, появляется ли опухоль на поверхности легкого – то все это прекрасно видно, и манипуляции соответственно проводить можно». То же самое происходит и с костно-мышечной системой. Мышцы, сухожилия, связки и все, что вокруг сустава, отлично видно, и под контролем УЗИ можно проводить манипуляции. А вот заглянуть внутрь кости пока не получится, для этого нужны будут другие методы.

Прицел, снаряд, и в яблочко!

Поделиться

В современной ультразвуковой диагностике существует три вида таких манипуляций: диагностические, лечебные и специальные.

Диагностические – это те, с помощью которых специалист получает цитологический или гистологический материал у пациента для исследования. «Сюда входят все виды биопсий – тонкоигольная, аспирационная, трепан-биопсия с помощью специальных режущих игл, – добавляет врач. – Если это касается жидкости, то проводится аспирация жидкости, клеточная и тканевая диагностика».

Лечебные ставят своей целью проведение какого-то лечебного вмешательства после того, как инструментарий под УЗ-контролем доставлен в зону интереса. «Например, введение лекарственных препаратов самого разного назначения и объема, эвакуация содержимого, если речь идет о каких-то абсцессах, – продолжает тему Сергей Александрович. – Есть и сложные манипуляции, когда жидкость эвакуируется, но оставляется дренаж на длительное время для последующего введения препаратов».

К специальным можно отнести все сложные современные манипуляции, требующие участия не одного, а двух-трех специалистов нужного профиля – врача клинициста, чаще всего хирурга, плюс ко всему и дорогостоящего оборудования. Например, проведение брахитерапии при раке предстательной железы, когда под УЗИ-контролем вводятся специальные иглы и проводится дальнейшее лечение. «Сюда же относятся внутрисосудистые вмешательства – радиочастотное воздействие на вены, при метастатических поражениях паренхиматозных органов – радиочастотная абляция или химический лизис метастаза или опухоли, – говорит врач. – Но такие манипуляции хоть и сложны, но не уникальны. Мы работаем в таких отраслях медицины, в которых до нас никто не работал. Например, на позвоночнике».

Эта часть человеческого организма представляет собой определенную трудность даже для высококлассных специалистов. Раз уж позвоночник – это в основном кость, то УЗИ как метод навигации никто в нем не использует из-за того, что слишком много тех самых костных экранов. Европейские и американские ученые бьются над решением этой задачки, но пока безрезультатно. «Потому что у них нет методологии, – улыбается Сергей Александрович, – а у нас такая методология есть. На кафедре УЗ-диагностики УГМАДО в течение 20 лет разрабатывались методики ультразвукового исследования позвоночника, поэтому мы знаем, как и что делать».

Столбы и зарубки

Разного рода манипуляции на позвоночнике – это и есть то уникальное направление в медицине, которое мало кто может предложить таким пациентам. «Проведение разного рода неврологических блокад под УЗ-контролем выводит саму процедуру на новый уровень, – отмечает врач. – Сами блокады описаны и применяются, но обычно специалист это делает вслепую, основываясь исключительно на своих тактильных ощущениях, знаниях анатомии и опыте. Он подводит иглу фактически на ощупь, а структуры, в которые ему нужно попасть при этом – меньше миллиметра-двух. Соответственно выполнить эту манипуляцию точно без лучевого контроля сложно, поэтому и их эффективность оставляет желать лучшего».

При применении УЗ-навигации структуры, в которые необходимо введение препарата, у врача как на ладони. Он видит и дугоотросчатый сустав, и желтую связку, и позвоночный канал – для того, чтобы выполнить блокаду прицельно и точно. Благодаря этому игла подводиться туда, куда нужно, в нужное место попадает и лекарственный препарат. При этом его количество можно уменьшить, не снижая эффективности лечения, а от введения внутривенно гормонов, которые все-таки не очень хорошо влияют на организм, вообще можно отказаться. Как результат, сокращаются и сроки реабилитации.

Не менее трудны и востребованы манипуляции на суставах. История та же: с помощью ультразвука можно четко отследить движение пункционной иглы и ее попадание в полость сустава с последующим введением лекарственного препарата. «Когда в суставе есть жидкость, то любой травматолог введет иглу в сустав без проблем: откачает в шприц жидкость и поймет, что она находиться в суставе, а затем введет туда и лекарство, – поясняет Сергей Кинзерский. – А как быть, если жидкости в суставе мало или совсем нет?

Есть такие препараты, стоимость которых превышает несколько десятков тысяч рублей, и слишком дорогое удовольствие промазать и не попасть строго в сустав: работать в мягких тканях препарат не будет, а, значит, будет потрачен зря. Только методика УЗ-навигации позволяет четко отследить, чтобы даже в «сухом» суставе игла попала туда, куда нужно. Это тоже наше ноу-хау».

Остеоартроз со всеми его проявлениями, воспаления суставов, связок и сухожилий, дегенеративные, дистрофические заболевания, последствия травм – с помощью ультразвука лечение этих заболеваний становиться более точным, эффективным, с меньшими усилиями и затратами.

Поделиться

Под колпаком всевидящего ока

Попасть в центр на проведение такого рода манипуляций можно по-разному. Во-первых, направление на лечение может выписать врач, у которого пациент наблюдается. Во-вторых, если как такового направления нет, а потребность есть, то специалисты клинического отделения центра выполнят предварительный осмотр, изучат историю болезни пациента и сделают вывод о целесообразности манипуляции.

«В нашем центре есть все необходимые специалисты, – подчеркивает заведующий, – это и неврологи – кандидаты и доктора наук, травматолог-ортопед – д. м. н., ревматолог – один из самых высококвалифицированных в регионе, терапевты. Они не просто осмотрят и назначат ту или иную манипуляцию, но и проведут больного от, до и во время. Мы осознаем, что вмешательства в человеческий организм – всегда дело рискованное и чреватое разного рода осложнениями. Мы все делаем, чтобы свести их к минимуму, а по максимуму – помочь человеку в его борьбе с тяжелым недугом».

Всего в лаборатории с момента ее открытия проведено уже порядка 300 манипуляций разного рода, из них 120 лечебные под УЗ-контролем. Это хороший результат, считают специалисты, для того, чтобы поверить в свои силы и развиваться.

Поделиться

Лечебно-диагностический центр профессора Кинзерского А.Ю.,


г. Челябинск, ул. Воровского, 34а ;
тел: (351) 778–15–91, 278–62–52, 260–94–10;
клиническое отделение: (351) 262-87-77, 777-91-68.

Реклама

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter