24 октября воскресенье
СЕЙЧАС +8°С

О чем умолчала Вершинина

Южный Урал вновь оказался в центре врачебного скандала. В эфире одного из центральных телеканалов выступила копейчанка Наталья Вершинина, обвинившая врачей Челябинского онкологического диспансера в том, что вместо хирургической помощи она получила на опер

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Южный Урал вновь оказался в центре врачебного скандала. В эфире одного из центральных телеканалов выступила копейчанка Наталья Вершинина, обвинившая врачей Челябинского онкологического диспансера в том, что вместо хирургической помощи она получила на операционном столе сильные ожоги. Кроме того, Вершинина утверждала, что инцидент с ней врачи пытались скрыть и отказали ей в обещанной дальнейшей помощи и реабилитации. Сенсационная информация быстро стала достоянием общественности. Однако факты – записи в истории болезней и амбулаторных картах, приказы и прочие документы – рисуют совсем другую картину.

Начать с того, что никаких онкологических заболеваний у Наташи нет и никогда не было. Она неоднократно оперировалась в онкодиспансере, но не по поводу рака, а общих заболеваний, озвучить которые врачи не имеют права по закону о врачебной тайне. На этот раз она поступила в онкодиспансер в октябре 2011 года для уточнения очередного диагноза. Проведенные исследования доказали, что обнаруженная опухоль в области шеи является доброкачественной, но нуждается в удалении. «Пациентка Наталья Вершинина была госпитализирована 17 октября 2011 года, а 27 октября ей была запланирована достаточно обычная операция, которая проводится под общим наркозом и длится минут 30, – поясняет заведующий четвертым онкологическим отделением ЧООД, где и проходила лечение Вершинина, Александр Аладин. – Однако во время проведения операции случилось несчастье и для пациента, и для врачей. Но, хочу отметить, что, во-первых, загорелась не пациентка, а спиртосодержащий раствор, антисептик, которым обрабатывалась операционное поле. А, во-вторых, ситуацию никто не скрывал: в известность о случившемся сразу была поставлена и администрация больницы, и главный врач, и министр здравоохранения, о чем есть документы, которые были предоставлены прокуратуре еще в октябре 2011 года. Был вызван руководитель ожогового центра, хирург Михаил Коростелев, чей опыт и знания спасали жизнь не одному десятку тысяч пациентов, в том числе из пермской «Хромой лошади». Он был в операционной уже через 40 минут, где пациентке был продолжен наркоз и оказана соответствующая помощь, предотвращающая развитие ожогового шока».

Затем Наташа была переведена в приготовленную отдельную стерильную палату в реанимации, где находилась на лечении месяц. Через короткое время в больнице уже были приобретены все необходимые перевязочные и лекарственные средства, которые рекомендовали для лечения ожоговые хирурги. Все это время Михаил Коростелев принимал участие не только в консультациях, но и в перевязках, в операциях по удалению поврежденных тканей. «Такая методика помогает избежать формирования рубцов, – поясняет Александр Сергеевич. – Чем раньше удаляется поврежденная ткань в пределах здоровой, тем меньше будет рубцов. Мы даем возможность здоровым клеткам вырасти и закрыть поражение, опережая развитие гнойных процессов и некроза. Лечение привело к тому, что все ожоги зажили. Администрация больницы заняла однозначную позицию: все материальные расходы по лечению и реабилитации пациентки клиника берет на себя. Есть приказ по больнице об этом. Никто от больной не отказался, наоборот, сделано все, чтобы вернуть человека к нормальной жизни. К лечению были привлечены лучшие специалисты в самых разных медицинских специальностях».

За счет клиники Наташа была обеспечена не только всеми необходимыми лекарствами, перевязочными материалами, питанием, но и компрессионным бельем. «В передаче Наташа его продемонстрировала, но она не носит его постоянно так, того требует лечение, – вступает в разговор д.м.н., профессор, заведующая кафедрой психиатрии и наркологии ЧелГМА Ирина Шадрина, которая была привлечена к лечению как специалист в том числе и по ожоговым болезням. – Для того, чтобы рубец не жил, не формировался, его нельзя кормить. Нужно прекратить приток лимфы, крови и других питательных веществ к этому пораженному участку кожи, для этого и применяется компрессионное белье. Оно смазывается специальным составом, смягчая кожу и не давая формироваться келоидному рубцу. Носить это белье нужно постоянно. Его даже на ночь не рекомендуется снимать, иначе рубец снова оживает».

Поделиться

В январе уже 2012 года Наташу снова госпитализировали в четвертую онкохирургию, чтобы проверить, как идет ее выздоровление, в том числе и по тем операциям, которые были проведены женщине ранее. Кроме того, специалисты подробно рассказали, зачем нужно компрессионное белье, и научили, как им пользоваться. Были даны рекомендации по лечению и других заболеваний, которые были диагностированы во время нахождения пациентки в клинике. «Путь, который ей предложили врачи, – это путь выздоровления, достаточного, чтобы вести качественную жизнь, – отмечает Ирина Владимировна, – а она выбирает другой – путь нелепой бестолковой борьбы и сутяжничества».

Жалоба в минздрав и прокуратуру поступила от матери Вершининой Н.В. на второй день после операции 29 октября 2011 года. По запросу прокуратуры минздрав провел проверку, разбор ситуации, о чем и сообщил соответствующим органам. Состава преступления и повода для возбуждения уголовного дела прокуратурой не было найдено, о чем есть соответствующие документы. Это и была правовая оценка случившемуся.

А дальше ситуация стала развиваться как в плохом сериале. Диагноза ожоговой болезни Наташе не было установлено – это была термическая травма, поскольку поражение было не глубоким, а поверхностным, не более пяти процентов поверхности тела, поясняют специалисты. Волосы были удалены в соответствии с технологией подготовки к плановой операции. В противном случае ожог был бы на голове у пациентки, а не на шее и плечах. Поэтому ни в каком парике она и не нуждалась. Никакого ожога глаз тоже не было диагностировано, поскольку операция проводилась под общим наркозом, и поэтому глаза пациентки были закрыты веками. Было отмечено тепловое поражение роговицы, симптомы которого через три дня все ушли.

Откуда же эти ужасные рубцы, которыми так щеголяет пострадавшая? Ответ на этот вопрос волновал и врачей. Сам факт формирования такого иммунного ответа на тепловое воздействие и проводимое лечение заставил заподозрить неладное. По словам Ирины Шадриной, такое явление наблюдается у больных только с определенным набором заболеваний, в том числе и эпилепсией. В процессе общения с матерью пациентки выяснилось, что Наташе этот диагноз был выставлен еще в детстве, однако никакого лечения дочери она не проводила. Более того, скрыла от врачей наличие этого отягчающего обстоятельства. Наташе было вновь назначено лечение по поводу и этого заболевания, однако она и эти предписания врачей не выполняет.

Так чего же добивается Наташа? Вряд ли она сама знает ответ на этот вопрос. О ее намерении предать историю огласке врачи узнали примерно за неделю до передачи. Врачи звонили Наташе, стремясь узнать, в чем причина, какая ей нужна помощь. «Мы хотели понять, зачем это делается, в чем мы допустили и какие ошибки, – в один голос утверждают Александр Аладин и Ирина Шадрина. – Если она нуждается в адекватной помощи, в каком-то контакте с врачами, то мы готовы на него пойти. Однако ни Наташа, ни ее мать на связь не выходят». И наши попытки дозвониться до женщин и узнать их мнение о происходящем так же ни к чему не привели: на звонки никто не отвечает.

Специалисты – в недоумении. «Есть термин операционный пожар, он описан в основном в зарубежной медицинской специальной литературе, поскольку там ведется статистика и учет таких случаев, – отмечает заведующий четвертой онкохирургией Александр Аладин. – В США регистрируется порядка 2000 таких случаев в год (в России счет идет на десятки) и порой они заканчиваются настоящей трагедией. Технология использования электрокоагулятора сложная, в мире ежегодно проводятся сотни тысяч операций с ее использованием, однако она неидеальная, да и быть такой не может. Случилось несчастье, от которого никто не застрахован. Но мы должны были и мы помогли пациентке выздороветь и реабилитироваться. Была бы наша вина, если бы мы скрыли этот случай, или не приняли должных мер. Мы знаем, как поступать, и сделали все, что должны были. И в результате пациентка выздоровела – у нее нет никаких осложнений, в том числе гнойных, нет ожоговой болезни, нет послеоперационной пневмонии, хотя она больше месяца находилась в реанимации».

«Беда российских врачей в том, что они абсолютно не защищены от таких необоснованных обвинений, – считает врач с мировым именем Ирина Шадрина. – Случись такая ситуация где-то на Западе, то профессиональная ассоциация врачей как юридическое лицо подала бы в суд на такую нерадивую пациентку, и между собой общались бы адвокаты, а не врачи, которые должны лечить других пациентов, которые на самом деле нуждаются в их помощи. А у нас докторов отрывают от работы, заставляют оправдываться, подают неадекватную информацию. Почему уполномоченный по правам человека верит одной стороне, не разобравшись, и не встречается с другой стороной? Мы, врачи, имеем те же человеческие права, чтобы защищать свою честь и достоинство от необоснованных обвинений. Почему этот момент никогда не учитывается? Голос уполномоченного по правам человека имеет вес и авторитет, и если он отдает предпочтение одним в обход других, то вместо того, чтобы лечиться у врачей, все пойдут к знахарям и гадалкам, что уже и происходит. Кто ответит за этот риск?»

В свете последних событий в онкодиспансере можно предположить, что эта история оказалась на руку тем, кто прочит этому лечебному учреждению большие перемены. Кто от этого выиграет – большой вопрос.

Пожалуй, единственное, что было по-настоящему жареным в этой истории, так это манера подачи информации. Герой этого спектакля не Наташа, а ее мать. Например, она всячески сопротивлялась забрать дочь домой после лечения, ссылаясь на плохие бытовые условия. Сама молодая женщина искренне выражает благодарность врачам и персоналу за заботу о себе, в то время как мать, очевидно, спекулируя на состоянии дочери, желает чего-то добиться. Вопрос – чего?

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Челябинске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...