9 декабря четверг
СЕЙЧАС -9°С

Лечить стоит дорого, и стоит ли лечить?

Поделиться

Поделиться

Инициатива члена Общественной палаты Максима Мищенко сократить расходы на тяжелобольных россиян вызвала в обществе большой резонанс. Лидер молодежного движения «Россия молодая» считает, что государству не стоит тратить лишние деньги на лечение тяжелобольных, в том числе с онкологическими диагнозами. Лучше их вложить туда, где будет больше пользы, считает общественник.

«Умирающего от рака человека мы все равно потеряем, но при этом не поможем десяти здоровым», – обозначил свою позицию в интервью «Известиям» Максим Мищенко. По его словам, десять несмертельно больных государству нужнее, чем один человек с безнадежным диагнозом, а значит тратить бюджетные средства надо на тех, кого можно быстро вернуть в строй. А продление жизни умирающего, когда при этом более здоровые обделены средствами, – это мнимый гуманизм. «Деньги необходимо расходовать на профилактику, лечение в поликлиниках, на оснащение роддомов и реанимаций», – пояснил автор инициативы.

Конечно, такие слова не могли остаться незамеченными ни СМИ, ни другими депутатами, ни представителями общественных организаций, которые тут же уличили Мищенко в цинизме. Все попытки лидера «России молодой» объясниться потерпели фиаско. «Я не призывал лишать медицинской помощи всех сверхтяжелых, я лишь сказал, что для них должен быть другой механизм сбора денег, например, спонсорство, благотворительность, потому что ни одна экономика этого не потянет», – оправдывался Максим Мищенко.

«Мысли о сокращении бюджетных расходов на медицину звучат последнее время от разных политиков, – вступил с ним в полемику через РИА «Новости» эксперт «Лиги пациентов» Александр Саверский. – Стоит только допустить мысль, что за какие-то услуги пациенты должны платить сами, искать спонсоров или собирать деньги с помощью благотворительных фондов, вся система здравоохранения развалится». По его мнению, такие заявления, какие сделал Мищенко, подрывают сам принцип бесплатной медицины, а это значит, что такими темпами здравоохранение дойдет и до эвтаназии.

Кроме юридического и экономического аспектов, очень важным является еще и этический. «По сути, решать, какому больному жить, а какому умереть – это взять на себя функции палача, – считает заведующий отделением хоспис ГКБ №8 Олег Губин. – Ведь при лечении онкологических заболеваний даже опытный врач не всегда может спрогнозировать результат. Имеются примеры, когда люди умирали от пустяковых заболеваний и когда приходили в себя после нескольких лет комы». По словам Олега Михайловича, экономический вопрос стоит в данном случае не так остро, как это пытаются представить депутаты. «На наше отделение на 14 коек в год требуется 14-15 миллионов рублей. Для нашего государства такие суммы нельзя назвать неподъемными», – сказал он. Кроме того, Олег Михайлович приводит довольно интересную статистику: еще 10-15 лет назад детская смертность от онкологических заболеваний составляла 70-80%, а сегодня ее показатели упали до 10-15%. При этом восемь из десяти детей полностью излечиваются от болезни, чего еще пару десятилетий назад добиться было невозможно. «Поэтому, на мой взгляд, имеет смысл поддерживать жизнь людей, чье положение нынче безнадежно, ведь не исключен шанс, что будет найдено лекарство, которое излечит их», – напомнил Олег Губин.

В то же время сам Максим Мищенко уже признал, что высказался не предельно четко, что и породило недопонимание со стороны общественности и бросило тень на Общественную палату. Коллеги Мищенко тоже поспешили заявить, что мнение одного члена ОП не отражает мнение большинства. «Мы лечим онкологических пациентов и достигаем хороших результатов, но когда больной неизлечим, нужно дать ему возможность достойно уйти из жизни», – прокомментировал ситуацию глава комиссии по контролю за реформой и модернизацией системы здравоохранения Общественной палаты России Николай Дайхес.

Психологи же считают, что общественность взбудоражило не столько само заявление Мищенко, сколько необходимость выбора, в нем прозвучавшая. «Задачей любого политика или общественного деятеля является заставить власти обеспечить принцип «и/и», а не «или/или», – высказался главный психотерапевт и медицинский психолог минздрава Челябинской области Михаил Беребин. – То есть финансировать нужно лечение как легких пациентов, так и тех, чей диагноз может привести к летальному исходу». Сам же Михаил Алексеевич считает, что неэтично обсуждать слова общественного деятеля, пусть даже произнесенные с высокой трибуны, если он за них уже извинился и, более того, подал заявление на выход из Общественной палаты.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Челябинске? Подпишись на нашу почтовую рассылку