23 октября среда
СЕЙЧАС +3°С

Как избежать ошибок экспериментальной косметологии и не стать «инстамонстриком»

Об отличиях превентивного персонализированного подхода от стандартного

Поделиться

Ирина Максимова: «Красота — это осознанный выбор и целенаправленная работа»

Ирина Максимова: «Красота — это осознанный выбор и целенаправленная работа»

Первую половину жизни женщины борются с подростковым акне, а вторую — с морщинами. И почти каждая хотя бы раз в жизни обращается за помощью к косметологу. Но зачастую волшебства не происходит: кому-то процедура не помогает, некоторые превращаются в пластилиновую копию себя, третьим приходится разгребать последствия «уколов красоты». Непредсказуемость результата ожидаема: стандартная косметология работает по методу проб и ошибок.

Клиника Capsula исповедует иной подход — научный. Не действовать наугад, а проводить предварительную диагностику и только после этого составлять программу лечения, поступать превентивно и не назначать лишнего. Система персонализированного подхода выстраивались годами. О концепции заведения рассказывает основатель клиники Ирина Максимова. В косметологии она уже более 15 лет.

— В чем отличие подхода клиники Capsula от стандартной косметологии?

— Обычно специалисты работают на ощупь, полагаясь на свой опыт и интуицию. Мы же проводим предварительную подготовку, составляем «дорожную карту», где поэтапно расписываем все процедуры и только потом приступаем к лечению. Пациент двигается по четко выстроенному маршруту. Это дает максимальный эффект, а риски сводятся к нулю.

— Для чего усложнять обычный поход к косметологу?

— Понимаете, косметические процедуры — это врачебное вмешательство, а лечить, не имея под рукой точного диагноза, не возьмется ни один доктор. Причина проблемы не всегда лежит на поверхности, чаще она растет изнутри. Например, у женщины хроническая пигментация, и ничего не помогает. Анализ помогает выяснить, что в организме дефицит ферритина — белка, который играет роль депо для железа. Мы можем сколько угодно лечить пигментацию, но пока в организме дефицит железа, это бесполезно. Поэтому сначала — будь то старение, акне или выпадение волос — мы делаем все анализы, генетические тесты, собираем анамнез.

— Генетические тесты? Неужели можно починить исходный код и стать моложе?

— Генетику, конечно, не исправишь. Но можно выявить слабые места, доставшиеся в наследство, и узнать наверняка, где подстелить соломку, чтобы не дать развиться патологии. Бэкграунд проясняется благодаря косметологическому, эндокринологическому, трихологическому и диетологическому тестам. Иногда приходится отправлять пациентов на лечение к смежным специалистам. Достоверно определить влажность, жирность кожи и другие параметры помогает аппаратное исследование ­ — биоимпеданс. После всего этого формируем программу лечения.

— Лечение тоже проводится комплексно?

— Да, оно проходит в несколько этапов. Сначала мы компенсируем все дефициты, восстанавливаем кожу, улучшаем ее микроциркуляцию, липидный барьер, иммунитет, а также проводим профилактику генетических несовершенств — полиморфизмов. Уже на этой стадии лицо приобретает ухоженный вид, и женщина начинает себе нравиться.

— И это только подготовка?

— Да, затем начинается собственно лечение. Мы приступаем к исправлению конкретных проблем: морщин, птозов, западения века или щек. В ход идет уже «тяжелая артиллерия»: это инъекции, нити, лазеры, пилинги. Работа длится в среднем от месяца до полугода в зависимости от возраста и запущенности. Здесь наступает волшебный момент, когда женщина подходит к зеркалу, не видит там надоевшей морщинки и заново влюбляется в себя.

Сколько скинут косметологи

— Прогресс может длиться до бесконечности?

— Нет, в какой-то момент врач говорит стоп, и лечение прекращается. Косметологи могут «отмотать» назад 5–10 лет, но дальше работает только пластическая хирургия.

— Есть ли у женщин шанс сохранить омоложение?

— В этом помогут профилактические процедуры. Они проходят уже не так интенсивно, в расслабленном режиме. У нас в арсенале есть уникальные аппараты и процедуры, которые работают на внутриклеточном уровне и помогают удержать достигнутый эффект. Мы очень гордимся своей коллекцией, она единственная в Челябинске.

В разговоре Ирина Максимова постоянно поправляет — «не клиенты, а пациенты». Вся концепция Capsula построена на доказательной медицине, и работают в клинике только специалисты-медики. Сама Максимова окончила факультет педиатрии ЧелГМА. Сначала хотела стать детским неврологом, но на шестом курсе неожиданно для себя и близких выбрала ординатуру по направлению «дерматология» и переквалифицировалась в косметолога.

— Получается, у косметолога должно быть медицинское образование?

— Обязательно. У нас все — и врачи, и медсестры — с медицинскими дипломами. У докторов классические девять лет обучения плюс постоянное повышение квалификации.

— Как получилось, что вы открыли собственную клинику?

— Меня не устраивал существующий подход в косметологии. Не нравилось, что женщины теряют природную красоту и свежесть, перестают быть похожими на себя и превращаются в «инстамонстриков». Хотелось создать центр для тех, кто осознанно относится к своей внешности. Чтобы усилия не были тщетны, надо знать, куда бить: можно очень много трудиться и получить нулевой результат. Если в 20 лет можно быть хорошенькой не напрягаясь, то в 40 — это осознанная целенаправленная работа.


Центр медицинской косметологии Capsula,

Челябинск, пр. Победы, д. 356,
тел. (351) 750–22–55,
Instagram,
Capsula74.ru.

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
26 фев 2019 в 13:58

отличные специалисты! только к вам!

Светлана
22 фев 2019 в 10:08

Очень хороший центр, спасибо вам большое за качество и подход.