19 августа понедельник
СЕЙЧАС +18°С

«Держали на руках»: южноуральских врачей обвинили в гибели младенца при его перевозке в больницу

Медики удивились претензиям и рассказали, как спасали жизнь матери и новорождённой девочки

Поделиться

Анастасия обвиняет врачей в неправильной перевозке ребёнка, а медики её — в чрезмерном курении и нарушении больничного режима

Фото: предоставлено Анастасией Загородской

Жительница Катав-Ивановского района Анастасия Загородская обвинила врачей местной больницы в ошибке, которая стоила её новорождённой дочери жизни. Ребёнок родился раньше срока, но, по мнению женщины, его можно было спасти. Так как в районе нет роддома, соответствующих специалистов и оборудования, младенца отправили в больницу Златоуста, где есть все условия. Но там помочь не успели. Мать считает, что причина смерти кроется в неправильной перевозке её дочери. Врачи подтвердили информацию о гибели ребёнка, но с претензиями Анастасии не согласились. Акушер-гинеколог Альфия Хайрутдинова рассказала, как и в каких условиях спасала женщину и её малыша.

«Везли в пелёнке и не успели»

Анастасии Загородской 28 лет. У неё есть двое детей — сын и дочь. Первые две беременности прошли у женщины без осложнений. В сентябре она готовилась стать матерью в третий раз.

Молодая мать живёт в посёлке Совхозный, а наблюдаться у врача ей приходилось в городе Юрюзани — в четырёх километрах от дома. Анастасия регулярно ходила на приём и сдавала все анализы.

— Когда я сделала второе УЗИ, мне сказали, что плацента расположена низко. А потом, на 27-й неделе, я попала с кровотечением в районную больницу, которая находится в Катав-Ивановске. Это было 21 июня, — рассказала Анастасия. — Я пролечилась, но вскоре снова оказалась на больничной койке. После второго кровотечения мне не назначили УЗИ, и я решила сделать его сама. На этот раз исследование показало уже полное предлежание плаценты. Срок был 30 недель.

Женщина утверждает, что при таких показаниях ей в любом случае должны были делать операцию. В Катав-Ивановске роддом закрыли, и на кесарево Анастасию должны были направить в другой город.

— С такой патологией меня должны были направить в областной перинатальный центр в Челябинск или куда-то ещё. После второго кровотечения меня выпустили из больницы, чтобы я взяла направление и своим ходом поехала в Челябинск на консилиум, — продолжила женщина. — Но в выходные, когда я была дома, мне снова стало плохо. В третий раз кровотечение остановить уже не смогли. Меня пришлось экстренно оперировать в больнице Катав-Ивановска. Полноценного роддома у нас там нет, но врачи боялись, что просто не довезут меня до другого города.

По словам матери, ей сказали, что у неё родилась здоровая девочка на 31-й неделе с весом 1560 граммов. Ребёнка отправили в Златоуст.

— Как быстро дочь повезли в другой город, я не знаю. Я родила её в 1:50 21 июля, а в Златоуст машина прибыла в шесть утра, — говорит Анастасия. — При этом, насколько я знаю, в машине была только медик, которая держала ребёнка на руках, просто завёрнутого в пелёнку и одеяло. По слухам, в скорой не было оборудования для перевозки недоношенных детей. Они везли дочь так, потому что она была жизнеспособна и сама дышала. А если бы у неё были какие-то проблемы, они бы по-другому действовали.

По словам медиков, патология новорождённого была несовместима с жизнью

По словам медиков, патология новорождённого была несовместима с жизнью

Как говорит молодая мать, слова медицинского работника из Катав-Ивановска и врачей златоустовской больницы расходятся. По словам первой, она передала новорождённую живой. А в Златоусте написали объяснительную, в которой утверждают, что ребёнок поступил к ним уже без признаков жизни, пульса и сердцебиения не было.

— Правила перевозки были нарушены. Они не могли так мою дочь отправить, — считает Анастасия. — Юрист мне сказал, что в таких случаях новорождённого сопровождают несколько врачей, в том числе реаниматолог и неонатолог. Реанимобили с оборудованием для недоношенных детей есть у больниц, располагающих роддомом. Машину могли заказать в Усть-Катаве, до него всего 30 километров.

Женщина написала обращение в прокуратуру и Минздрав.

— Заявления везде приняли. Будут разбираться, кто виноват, — добавила роженица.

«Курила, как паровоз, и нарушила больничный режим»

Мы связались с врачом, который наблюдал Анастасию Загородскую.

Акушера-гинеколога зовут Альфия Хайрутдинова, ей 67 лет, а стаж работы — 43 года. Доктор заведует акушерско-гинекологическим отделением катав-ивановской больницы и является единственным специалистом в этой сфере на весь район.

В прошлом сентябре больница Катав-Ивановска пострадала от землетрясения, больше всего досталось хирургическому отделению

В прошлом сентябре больница Катав-Ивановска пострадала от землетрясения, больше всего досталось хирургическому отделению

Раньше в катав-ивановской больнице было пять гинекологов, но потом количество родов резко сократилось, и роддом закрыли.

— У нас за полгода на весь Катав-Ивановский район было родов всего 123, а раньше было до тысячи, — уточнила Альфия Хайрутдинова. — По приказу Минздрава, если родов мало, роддом признаётся нецелесообразным. Его оборудование очень дорогостоящее, и для одного-двух случаев содержать его смысла нет. Абсолютно нормальные роды мы отправляем в Усть-Катав. Чуть посложнее — в Сатку. Первое звено перинатального центра находится в Златоусте. Там работает хорошая бригада, отказов мы никогда не получаем. Полтора часа дороги — и ты там в любое время дня и ночи.

Сейчас в больнице Катав-Ивановска 10 мест для пациенток с гинекологическими проблемами и всего три койки для тех, у кого наблюдается патология беременности.

— Случай с Анастасией Загородской произошёл 21 июля, в это время официально я была в отпуске, вышла на работу только 29-го числа, — рассказала Альфия Мидхатовна. — Я доктор с высшей категорией, с большим стажем работы, с очень хорошим образованием. Но так получилось, что работаю в Катав-Ивановске. На весь район я одна-единственная — и на две женские консультации, и на стационар. При этом живу в Юрюзани. Если идёт речь об экстренной помощи — например, кто-то поступил в приёмный покой, я собираюсь и еду на скорой с мигалками в любое время суток. От моего дома до больницы — 26 километров.

На время отпуска Альфия Хайрутдинова просит её подменить врача из Трёхгорного, которой добираться до катав-ивановской больницы ещё дальше. Этот доктор — одна из немногих в округе, кто может встать к операционному столу.

Вот и в июле врач из Трёхгорного согласилась подменить Альфию Хайрутдинову.

— Анастасия лежала у нас в стационаре с серьёзным диагнозом. У неё было такое осложнение беременности, которое представляет угрозу для жизни при кровотечении, — уточнила Альфия Мидхатовна. — В понедельник, 22 июля, она должна была поехать на консультацию в перинатальный центр. Но в выходные женщине захотелось домой, и она ушла из больницы. Я не знаю, что у неё случилось дома, но в ночь с субботы на воскресенье она прибежала в стационар с кровотечением. И как назло тогда был шторм: дорогу не видно, град, ветер сильный.

В больницу вызвали доктора из Трёхгорного и Альфию Хайрутдинову, чтобы она могла помочь на случай экстренной операции, на которую врачи по одному не идут.

— Доктор из Трёхгорного посмотрела нашу пациентку и сразу доложила о такой беременности в перинатальный центр и главному врачу Златоуста, — продолжила врач. — У нас роддома нет давно уже, но по всем министерским приказам, во всех больницах есть так называемый ургентный (срочный. — Прим. ред.) родблок. То есть, когда мы не можем транспортировать больную, а у неё есть угроза для жизни, мы оперируем её на месте. Для этого есть всё необходимое оборудование. Так было и в случае с Анастасией: были плохие погодные условия для её транспортировки в другую больницу, а кровотечение усиливалось и приобретало угрозу для жизни.

Матери пришлось переливать кровь, но, по словам врача, в целом операция прошла нормально. Ребёнок родился недоношенным.

— У него была асфиксия за счёт кровотечения, но он раздышался, мы его поместили в кувез. Так как у нас нет роддома, нет и неонатолога. А ребёнку требовалась помощь, и мы его отправили в Златоуст в переносном кувезе, — заверила Хайрутдинова. — Но у таких детей лёгочная система не готова к самостоятельному дыханию. Как правило, они погибают в первые сутки, живут всего 6–12 часов. Вот и у этого малыша лёгкие совсем не расправились и не созрели. Когда лёгкие не расправляются — это непоправимо, другие же не поставишь.

Из-за последствий стихии пациентов на скорой увозили из Катав-Ивановска в Усть-Катав

Из-за последствий стихии пациентов на скорой увозили из Катав-Ивановска в Усть-Катав

По словам врача, ситуация была тяжёлая, и матери всё объяснили. Послеоперационный период у неё прошёл хорошо, и женщину выписали из больницы.

— Когда она забирала выписку, поблагодарила нас за то, что ей спасли жизнь. А сейчас мы узнаём, что она написала жалобы во все инстанции, — разводит руками врач. — Но ведь в случившемся есть и её вина. Во время беременности Анастасия курила, как паровоз, а потом и вовсе нарушила больничный режим и ушла домой. С таким диагнозом нужно соблюдать строгий постельный режим. Ведь не было необходимости уходить домой и курить. А она продолжала курить. Это провоцирует нарушение гемостаза и кровотечения.

А если бы Анастасия побереглась, можно было бы спасти ребёнка?

— При её диагнозе всё очень непредсказуемо, — объяснила акушер-гинеколог. — Но если беречься, лежать, не курить, можно было бы дотянуть хотя бы до 34 недель. В это время ребёнок более жизнеспособен. Месяц — это очень много. Поверьте, я в акушерстве 43 года и знаю, что говорю.

Сразу после случившегося в Министерстве здравоохранения региона создали комиссию.

24 июля в больницу с проверкой приехал главный врач областного перинатального центра Юрий Семёнов вместе с другими специалистами.

— Всё посмотрели на месте, обговорили все возможные ситуации. Вызвали на осмотр тот реанимобиль, в котором мы отправляли новорождённую, претензий к нему нет никаких. Кислородная подача там есть, всё есть, — добавила Альфия Хайрутдинова. — Я считаю, что претензии Анастасии необоснованны. — У нас масса таких вещей, которые отягощают нашу жизнь. Мы живём не в Аргаяше, не в Кунашаке, откуда за 30 минут можно доехать до Челябинска. Мы в горах и очень сильно зависим от погодных условий. Сколько у нас таких случаев было, когда фуры встали на подъезде к Златоусту, и всё. И ты не можешь их объехать и попасть в городскую больницу.

Доктор считает, что за обвинениями Анастасия не видит главного — ей спасли жизнь. И теперь она опасается, что подвергнется гонениям.

— Все говорят, врачи — убийцы. А как что случилось, все вызывают скорую помощь, — рассуждает Альфия Мидхатовна. — Мне 67 лет, а я всё ещё стою у операционного стола. Операции тяжёлые, а ассистировать некому. Поэтому на всех операциях мне помогает муж — квалифицированный травматолог, заведующий хирургическим отделением. У него великолепная хирургическая техника, я ему верю как себе. Я не имею права выезда из города, потому что не могу его оставить без такого специалиста как я. И если что, всегда прошу подменить меня коллегу из Трёхгорного. Я могу завтра плюнуть на всё и уйти, мне терять нечего. Но сзади меня никого нет. И после моего ухода Катав-Ивановск вообще останется без гинеколога. И такая ситуация во всех районах. Есть территории, где нет вообще таких специалистов. Все фельдшерско-акушерские пункты закрыты на клюшку, в скорой никто не хочет работать, дежурить никто не хочет. Медицина в полном развале, и все об этом знают.

«На территориях всё очень сложно». Мнение главы Минздрава

Глава регионального Минздрава Сергей Приколотин не стал оспаривать утверждения врача о жуткой нехватке медицинских специалистов на Южном Урале. По его словам, на сегодня некомплект составляет почти три тысячи докторов.

— Да, на территориях у нас очень сложно. Есть районы, где вообще нет таких врачей, — согласился в беседе с корреспондентом 74.ru министр. — И Катав-Ивановск находится у нас на особом контроле. И, наверное, чаще, чем там, я нигде больше не был. Практически ежеквартально туда выезжаю. Там много проблем и с руководителями самой территории, и с руководителями лечебного учреждения.

Министр здравоохранения Челябинской области Сергей Приколотин признал проблему с врачами в Катав-Ивановске

Министр здравоохранения Челябинской области Сергей Приколотин признал проблему с врачами в Катав-Ивановске

Сергей Приколотин заверил, что проблему как могут решают. Один из способов — вахтовая работа, целевое направление врачей после обучения в вузе.

Что касается случая с Анастасии Зогородской, то, по его мнению, врачи действовали правильно.

— У неё возникла сложная патология, и нашим коллегам пришлось экстренно принимать решения по работе. Были организационные моменты, может быть, не очень верно истолкованы, но ребёнок родился недоношенный, и ситуация была критическая, — прокомментировал глава Минздрава. — Тем не менее решение врачей было единственно возможным. Но, к сожалению, ничего из него не вышло.

«Будут приняты меры»

В Министерстве здравоохранения Челябинской области рассказали, как выстроена работа с беременными в Катав-Ивановском районе. В больнице не предусмотрена круглосуточная работа акушера-гинеколога, но, несмотря на это, днём и ночью там могут оказывать экстренную помощь при неосложнённых родах.

— Пациентки с начавшимися преждевременными родами при отсутствии противопоказаний к транспортировке направляются в городскую больницу Златоуста. При противопоказаниях к транспортировке помощь роженице оказывается на месте и при необходимости вызываются специалисты реанимационно-консультативного центра для оказания помощи новорождённому, — добавили в Минздраве. — Беременные и роженицы низкой и средней группы риска направляются в «Медико-санитарную часть № 162 Федерального медико-биологического агентства» и в городскую больницу Златоуста. А беременные высокой группы риска в плановом порядке направляются на родоразрешение в областной перинатальный центр.

В областной перинатальный центр, который находится в Челябинске, направляют пациенток только в самых тяжёлых случаях

В областной перинатальный центр, который находится в Челябинске, направляют пациенток только в самых тяжёлых случаях

В ведомстве утверждают, что такая маршрутизация беременных снизила младенческую смертность в области с 8,4 случая на тысячу новорождённых в 2013 году до 5,4 случая в 2018-м.

— По факту смерти младенца в больнице Катав-Ивановска был проведён выездной аудит и назначено проведение ведомственного контроля качества и безопасности медицинской деятельности в лечебном учреждении. По результатам проверки будут приняты меры, — пообещали в Минздраве.

Если вы знаете случаи, когда из-за нехватки врачей или медицинского оборудования, пострадал пациент, присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7 93 23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Татьяна
5 авг 2019 в 09:13

Женщина с таким диагнозом в первую очередь сама должна о себе позаботиться, и выполнять все рекомендации врачей, если б ей этот ребенок был сильно нужен, лежала бы на сохранении не вставая, и в идеале сразу в роддоме с оборудованием для недоношенных детей

Ольга
5 авг 2019 в 09:10

Рожала бы в Челябинске - ребенок, скорее всего, выжил бы. Но то, что медицина области в развале - не вина рядовых врачей. Каждый ищет для себя лучшие условия, хорошие специалисты уезжают туда, где платят.

5 авг 2019 в 08:41

"по мнению женщины, его можно было спасти". А по мнению врачей - она могла бы и вовремя родить. Почему её мнение должно учитываться, а мнение врачей - нет? Что-то заколебали уже эти странные граждане, которым только врачи и мешают жить вечно. Так и тут - насколько родила, настолько и прожил = вини себя только и мать природу. Ну и да - "курение убивает".