28 октября среда
СЕЙЧАС -4°С

«Списали на сердце»: из медкарты умершей пациентки в Карталах пропали данные о поражении 90% лёгких

Родные женщины заподозрили врачей в фальсификации и сокрытии вспышки коронавируса в больнице

Поделиться

Надежду Ядрышникову выписали из терапевтического отделения этой больницы с температурой, но добиться госпитализации в инфекционку ей удалось лишь с боем

Надежду Ядрышникову выписали из терапевтического отделения этой больницы с температурой, но добиться госпитализации в инфекционку ей удалось лишь с боем

Поделиться

Родные умершей женщины с пневмонией заподозрили врачей в фальсификации

История произошла в Карталах, где в августе друг за другом умерли супруги с подозрением на COVID-19. О смерти 62-летней пациентки 74.RU рассказали её близкие. У медика на пенсии, которой отказывали в госпитализации и лечили от бронхита, на компьютерной томографии обнаружили критическое поражение лёгких, похожее на коронавирус. А спустя несколько дней в реанимации она умерла. Вот только в выписке о смерти женщины о вирусной пневмонии не говорится ни слова, а в её медицинской карте родственники не нашли ни одного упоминания о результатах рентгена и КТ. Подробности — в нашем материале.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

62-летнюю Надежду Ядрышникову 2 июля положили в терапевтическое отделение больницы в Карталах с аллергической реакцией. Там пациентка пробыла четыре дня, пока утром 6 июля у неё не поднялась температура до 37 градусов.

— Мама сообщила о температуре лечащему врачу, а тот сразу ей сказал: «Идите домой лечиться, а 13 июля придёте и заберёте больничный». Я забрала маму к себе домой, и мы лечили температуру. Подумали ещё, что её в больнице продуло, — вспоминает дочь женщины Екатерина. — Тогда мы не думали, что мама могла заразиться коронавирусом. Но до 9 июля у неё температура так и не спала. Утром 9 июля мы позвонили доктору в больницу и сказали, что у мамы ухудшение, температура поднялась до 37,5. На что он сказал: «Всё, мы вас выписываем, лечитесь дома».

О том, что у Надежды во время пребывания в карталинской больнице возможен был контакт по COVID-19, медики ей не сообщили.

— В больнице доктор и другие сотрудники, которые к маме приходили в палату, болели. Хирурга за два дня до маминой выписки увезли в больницу Магнитогорска с вирусной пневмонией, у него было поражение 25 процентов лёгких. Он не скрывал, что болеет. Медсёстры, по маминым словам, приходили к ним в палату с кашлем и температурой, говорили, что им не дают больничный. Женщину из соседней палаты увезли в Магнитогорск с коронавирусом. И вся палата, где мама лежала, заболела — их тут же распустили по домам, — продолжает Екатерина. — О том, что у мамы мог быть контакт, мы узнали уже, когда она начала звонить соседкам по палате. Все они болели — кто дома, кто самостоятельно проходил обследование. У лежавшей с мамой женщины после выписки поднялась температура, она обратилась в фельдшерско-акушерский пункт, её увезли на рентген, а после увезли в больницу Магнитогорска с подозрением на коронавирус.

9 июля родные свозили Надежду на рентген — он показал усиление лёгочного рисунка. Но даже тогда врачи не заподозрили у неё возможный COVID-19.

— Мама обратилась к терапевту, а тот говорит: «Да это банальный бронхит!» Три дня мы лечили маму от бронхита, а к 11 июля температура у неё уже перевалила за 38 градусов. Мы начали паниковать, потому что улучшений не было. Мама больше 40 лет проработала медсестрой в местном фельдшерско-акушерском пункте и разбиралась, как выглядит бронхит. У неё ни кашля, ничего, кроме температуры, не было. Мы позвонили в скорую помощь, там сказали выпить жаропонижающее и успокоиться. А 12 июля мы всё-таки добились, чтобы скорая к ней приехала, — рассказывает дочь Надежды Ядрышниковой. — Маме померили кислород — сатурация была 87 (при сатурации менее 95 пациентов госпитализируют. — Прим. ред.). Фельдшер скорой сказал маме: «Женщина, вы что паникуете? Выпейте жаропонижающее. Кислород у вас в норме». Она сказала звонить участковому терапевту и уехала. Мама просила отправить её в инфекционку. Но фельдшер сказала, что маму никто туда не возьмёт.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен
На компьютерной томографии Надежде поставили диагноз «КТ-4». Это критическое поражение лёгких

На компьютерной томографии Надежде поставили диагноз «КТ-4». Это критическое поражение лёгких

Поделиться

Добиться госпитализации Надежде удалось с боем. Женщину положили в инфекционное отделение карталинской больницы с подозрением на пневмонию. При этом у неё не было одышки и кашля. Утром 13 июля пациентку отвезли на компьютерную томографию в больницу Варны. Оттуда Надежда позвонила дочерям и сказала, что её переводят в магнитогорский ковидный госпиталь. Но через час перезвонила и сообщила, что в Магнитогорск её не повезли и оставили в реанимации инфекционного отделения в Карталах.

— Мы приехали туда минут через 10, чтобы увидеть маму и узнать у врачей, что к чему. Заведующая инфекционным отделением вышла и сказала нам: «У [вашей] мамы 90% поражение лёгких, мы её положили на ИВЛ. Так будет лучше». Хотя у нас в Карталах доктор изначально сразу сказала, что вирусную пневмонию здесь не лечат, а отправляют в Магнитогорск. В последнем разговоре по телефону одышки у мамы не было, она с нами спокойно разговаривала до самого ИВЛ. И в Карталах, и в Варне же есть реанимобили — можно человека довезти, она не настолько была тяжёлая.

В реанимации инфекционного отделения в Карталах Надежда Ядрышникова пролежала два дня. Днём 15 июля её не стало. В выписке о смерти указано, что женщина умерла от сердечно-лёгочной недостаточности и ишемической болезни сердца. И нет ни слова об обширном двустороннем поражении лёгких и подозрении на COVID-19.

— Когда маму положили на ИВЛ, с нами особо никто не разговаривал — ни главврач, ни доктора нам вообще ничего не поясняли по её состоянию. И нам пришлось обратиться к замглавы по социальным вопросам. Она звонила медикам, потом перезванивала нам и говорила, как обстоят дела. Врачи всё ей говорили, что ждут с минуты на минуту реанимобиль для перевозки нашей мамы в Магнитогорск. И так два дня, — возмущается дочь умершей. — Когда мы поехали забирать мамины вещи из больницы, сумка у неё была перерыта, будто что-то искали. Возможно, [искали] диск с записью компьютерной томографии. В выписке о смерти мамы о вирусной пневмонии вообще ничего не упомянуто. И когда маму увезли в Магнитогорск на вскрытие, главврач карталинской больницы с каким-то недовольствием мне сказала: «У мамы твоей просто сердце! Мы тебе её вернём, можете хоронить в открытом гробу».

После похорон семья запросила из карталинской больницы медицинскую карту мамы. Но и здесь не обошлось без проблем.

— Неделю нас [в больнице] туда-сюда отправляли. То говорили, что карта на проверке, то консилиумы какие-то проходят, — уточняет Екатерина. — В итоге мы написали заявление на главврача, и нам отдали карту. В ней записано, что 9 июля наша мама выписана из терапии «в связи с улучшением и настоянием пациента». То, что она потом находилась в инфекционке, данных компьютерной томографии и рентгена — этого вообще ничего не было. В больнице нам сказали, что у мамы два теста на COVID-19 были отрицательными. Но сами мы этих результатов не видели, и в выписке из больницы их нет.

Но в справке о смерти о наличии у пациентки критического поражения лёгких из-за вирусной пневмонии не говорится

Но в справке о смерти о наличии у пациентки критического поражения лёгких из-за вирусной пневмонии не говорится

Поделиться

Надежду Ядрышникову похоронили 18 июля. Сразу после этого заболела сначала одна её дочь, а на следующий день и вторая. Чуть позже симптомы появились у их детей и отца. Обе женщины живут в Локомотивном, но после похорон находились дома у папы в карталинском селе. О болезни они сообщили местному фельдшеру, та передала данные в больницу Локомотивного. Оттуда женщинам перезвонили и сказали, что делать тесты на COVID-19 не приедут. Мол, взять анализы у них поручили врачам из Карталов.

— Но никто к нам так и не приехал, и анализов у нас никто не брал. Компьютерную томографию я проходила самостоятельно в частной клинике Магнитогорска — просто уже не стала ждать, потому что у нас была паника. Мы маме-то неделю умоляли [врачей] сделать КТ! В итоге у меня на снимке обнаружилось двустороннее поражение лёгких на 25 процентов. В заключении написали, что у меня возможен COVID-19. Уже со снимком я сама обратилась к местному терапевту, и мне назначили лечение. Спасибо сельскому врачу, что нас не бросила, — рассказывает Екатерина. — Нас пять человек в семье, и мы с разными симптомами все переболели! У сестры были такие же симптомы, как и у меня, у детей и папы чуть-чуть полегче прошло. На девятый день после смерти мамы к нам приехали сотрудники Роспотребнадзора с постановлением, в котором было написано, что у меня COVID-19 и необходимо обработать помещение, посуду и прочее.

Семья Надежды обратилась с жалобой в Министерство здравоохранения и прокуратуру Челябинской области. Ответа по ним родным пока не пришло.

74.RU связался с одной из пациенток, которая лежала в терапевтическом отделении больницы Карталов в то же время, что и Надежда Ядрышникова. В начале июля женщину экстренно выписали, а после этого она оказалась в ковидном госпитале в Магнитогорске с двусторонним обширным поражением лёгких.

— Меня положили в карталинскую больницу 25 июня. Там в одном отделении была и терапия, и невралгия. Вечером 29 июня у меня поднялась температура — 37,2–37,3. Лечащий врач сказала, чтобы родные нам срочно принесли противовирусные. Я их пила, но толку никакого не было. 3 июля нас выписали. Сказали: «С температурой — домой». Я приехала домой, и у меня три дня была температура 38,9. Я обратилась к инфекционисту. Она послушала меня, посмотрела и отправила на рентген. Он показал у меня двустороннюю пневмонию, — поделилась своей историей женщина. — Меня сначала положили в инфекционное отделение карталинской больницы. А на следующий день сделали КТ. Там определили поражение лёгких на 60 процентов. После этого меня перевели в Магнитогорск. Тесты на COVID-19 мне делали, но сказали, что они отрицательные.

Следом за ней, по словам пациентки, в эту же больницу с пневмонией госпитализировали врача стационара карталинской больницы. Женщина подозревает, что подхватила вирус именно в этом отделении, но медики об этом якобы умалчивали.

— Мы выходили из палаты только в туалет. Даже ели в палате! С нами лежала бабушка, которая сильно кашляла. У неё была температура. Но когда мы начали возмущаться, лечащий врач нам сказала, что у неё просто бронхит. Позже мы узнали, что эта бабушка умерла, — уточнила переболевшая пневмонией пациентка.

74.RU направил запрос в Министерство здравоохранения Челябинской области. В нём мы попросили прокомментировать, действительно ли в Карталинской городской больнице в июле 2020 года был занос COVID-19, а одного из врачей стационара госпитализировали с вирусной пневмонией. Также мы попросили ответить, проводилась ли дезинфекция терапевтического отделения этой больницы по постановлению Роспотребнадзора в период после выписки героини нашей публикации и закрывалось ли оно тогда на карантин по COVID-19? Но ни на один из этих вопросов в ведомстве не ответили, сославшись по каким-то причинам на закон о защите персональных данных. Каким образом комментирование Минздравом закрытия отделения подведомственной ему больницы на дезинфекцию и карантин нарушает этот закон, в пресс-службе ведомства не ответили.

Ещё два наших вопроса касались непосредственно случая Надежды Ядрышниковой.

— По смерти пациентки завершено патологоанатомическое исследование, в настоящее время проводятся рецензии, в соответствие с принятыми алгоритмами, главными внештатными специалистами, — прокомментировали 74.RU в региональном Минздраве. — Летальные случаи находятся на особом контроле Минздрава. В течение установленного срока будет проведён разбор данного случая комиссией Министерства здравоохранения Челябинской области с участием главных внештатных специалистов (терапевт, пульмонолог, инфекционист, анестезиолог-реаниматолог), специалистов Росздравнадзора, Роспотребнадзора. Документы и предписание в рамках ведомственного контроля качества при выявлении нарушений выдается руководителю медицинской организации, контроль исполнения за которыми устанавливается Минздравом и Росздравнадзором.

В августе больницу в Карталах уже проверяли из-за смерти супругов 48 и 49 лет с признаками COVID-19. О результатах проверки спецкомиссии Ирина Гехт рассказала 2 сентября. Если коротко — вины медиков в случившемся не нашли, хоть они и «недооценили сопутствующие заболевания пациентки, пошли на поводу в её отказе от госпитализации». Вот как на это заявление отреагировали дети умерших.

Вы или ваши близкие тоже находились в отделении карталинской больницы и заразились COVID-19? Или оказали в похожей ситуации? Расскажите нам свою историю на почту 74@rugion.ru, в нашу группу во «ВКонтакте», а также в WhatsApp, Viber или Telegram по номеру +7 93–23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74.

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ14
  • ПЕЧАЛЬ6

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...