18 июня вторник
СЕЙЧАС +17°С
  • 30 мая 2019

    Комментировать стало проще!

    Друзья, это случилось. Мы убрали бесячие капчи, это те картинки, без которых нельзя было оставить комментарий. Теперь вы просто пишете своё мнение и сразу отправляете его. Давайте общаться!

    16 мая 2019

    Мы обновили 74.RU

    Если вы видите это сообщение, значит попали в 50% пользователей, которым мы уже готовы предложить наш новый дизайн! А чтобы вы быстро разобрались, что мы сделали и зачем, специально подготовили небольшую пояснялочку.
    Если возникли какие-то проблемы, пишите в нашу техподдержку support@iportal.ru.

    Подробнее
    7 мая 2019

    Авторы выходят из тени

    На 74.RU появилось интересное обновление. Теперь, щелкнув на фамилию автора (она указана под каждой статьёй), вы попадете на его персональную страничку. Там собраны все материалы этого журналиста. А еще указаны его почта и странички в соцсетях, так что делитесь мнением или идеей напрямую с автором.

    Еще
Фото пользователя

Мария Захарова

Корреспондент

«Они просто хотят пять минут славы»: анархист, пиарщик и психолог — о терактах, рождающихся в Сети

Откуда у подростков берется желание свести счеты с жизнью и утянуть других? Рассуждают эксперты

Поделиться

Фото пользователя

Мария Захарова

Корреспондент

 Причина громких преступлений подростков — агрессия, с которой они не умеют справляться

Фото: Сергей Яковлев

Взрыв в здании ФСБ Архангельска произошел в среду, но мотивы подростка, который его совершил, до сих пор не известны. Холиварности добавило сообщение, оставленное предполагаемым взрывником в чате анархистов за несколько минут до трагедии: он объявил, что идет на такой шаг из-за непонимания политики и действий силовиков. Знакомые парня, которого считают виновником, утверждают, что он увлекался идеями анархизма. И теперь многие связывают его поступок с влиянием радикальных политических пабликов. Находятся и те, кто проводит параллели архангельской истории со стрельбой в Керчи, которую тоже устроил подросток.

Может ли интернет довести до теракта? Как распознать в подростке его намерения? И повторятся ли эти события в других городах? Ответы на вопросы дают психолог, интернет-технолог и участник радикальных веб-сообществ.

Платон Маматов, пиарщик: «У нас во власти поколение людей, которые не очень понимают интернет»

Платон Маматов: «Героизация насилия или его демонстрация во всех подробностях спровоцируют людей»

Фото: vodoopeoplemagicpeople/Vk.com

Интернет — это коммуникационная среда, такая же, как телевизор, газеты, листовки и надписи на заборах. И если человек читает на заборе «иди в ФСБ и взрывай там всех», то виноват ли в этом забор? Или тот, кто на заборе написал? Я думаю, что на 90% дело в человеке, еще 10% — это какие-то вещи, которые сработали триггерами. Он что-то прочитал или какой-то идеологией увлекся, что-то спровоцировало осеннее обострение… В Уфе трое полицейских изнасиловали девушку — вряд ли они читали интернет, они просто сволочи.

Многое зависит от того, как такие истории транслирует пресса. Героизация насилия или его демонстрация во всех подробностях спровоцируют людей, которые, может, и не хотят никого взрывать во имя светлого будущего, а просто хотят пять минут славы. И они видят, что самый простой способ — это взять взрывчатку и куда-то пойти.

Тем не менее делать с этим что-то придется: объемы информации и значение интернета как пропагандистского ресурса у нас серьезно растет. И под этим «что-то» я подразумеваю не запрет, а длинную просветительскую и профилактическую работу, которой должны заниматься люди, способные принимать решения, не сообразуясь с текущими настроениями толпы. Сейчас же у нас во власти поколение людей, которые не очень понимают интернет. Есть отдельно люди, которые понимают власть, но между собой эти две категории слабо пересекаются.

Сергей Мостиков, психолог: «Сами психологи не знают, как действовать в таких ситуациях»

Сергей Мостиков уверен, что экстремальные поступки подростки совершают от бессилия

Фото: smostikov/Facebook.com

Подростки всегда в зоне риска, экстремальные поступки чаще всего совершают они, а не люди в возрасте. В такие моменты молодые люди находятся в состоянии бессилия, более того, они одиноки: не особо нужны родителям, в школе или колледже у них нет друзей, зато есть проблемы с педагогами. Они переживают буллинг, их не понимают взрослые, страна или партия — тогда подростки уходят в себя и что-то с собой делают. Случаев подросткового суицида больше, чем историй, когда страдают другие люди. Но причина одна и та же — это агрессия, с которой подросток не умеет справляться, а информационный шум только подпитывает его негативные настроения.

Выявить людей в аффективном состоянии могли бы школьные психологи, но их у нас в стране практически нет, а хорошие специалисты не согласятся работать за мизерную зарплату. К тому же поход к психологу или психотерапевту до сих пор достаточно стигматизирован, и это один из факторов того, что переживающие трудности в социальной адаптации молодые люди стесняются. Да и что греха таить: сами психологи порой не знают, как действовать в подобных ситуациях.

Опыт крымских событий и Архангельска показывает, что в обоих случаях действовали одиночки. Я не диагностировал, но могу предположить, что оба участника — люди закрытые. Виртуальная среда в таком случае отчасти служит сублимацией: подростки скрываются от реальной жизни, считают, что раз в соцсетях кого-то можно послать и последствий за это не будет, так и в реальной жизни можно взрывать и убивать.

Могут ли такие случаи стать примером для других? Определенный риск есть: подростки внушаемы, они могут найти себе не самых лучших кумиров. Многое сейчас зависит от нас с вами — мы не должны оставлять таких ребят в одиночестве. И родители, и школы должны выстраивать с ними близкие отношения, чтобы понять, от чего ребенок злится.

Александр, участник радикальных интернет-сообществ: «В пабликах этот случай забудут через 24 часа»

Молодежный радикализм в России закончился в бытность партии НБП (запрещена на территории РФ. — Прим. ред.). Я считаю, что в те времена был реальный протест и бунт, а то, что происходит сейчас — не личная позиция 17-летнего мальчика, его на этот поступок настроили.

Кто взорвал ФСБ? Не трудяга, который всю жизнь отпахал на заводе, а мальчишка, который живет с родителями и в полной мере еще не может понять, какая она, жизнь: плохая или хорошая.

Мне кажется, это происшествие не станет в дальнейшем триггером для других: пассионариев нет, вместо них школьники, которые верят в кого-то по типу Навального, а потому волны не будет. Да и на жизни пабликов это тоже не отразится: мы живем в те времена, когда информация актуальна сутки, а потом о ней забывают.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Если вы хотите поделиться своим мнением о каком-то актуальном вопросе или проблеме, присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7–93–23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74. Подписывайтесь на наш канал в Телеграме.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гвоздь прогрмаммы
2 ноя 2018 в 10:52

Вопрос в этой статье: Может ли интернет довести до теракта?
Ответ: Нет не может. Его могут спровоцировать бездарная политика властей, как в случае в Архангельске.

Гость
2 ноя 2018 в 10:52

Не думаю. Дети хотят справедливости и равных возможностей.

Гость
2 ноя 2018 в 13:32

С помощью постанов хотят протащить закон о тотальном контроле интернета.