5 июля воскресенье
СЕЙЧАС +20°С

«Стюардессы спросили: "Садимся?"»: врач рассказала, как спасла в самолёте челябинца с приступом

Именно она приняла решение о вынужденной посадке борта в Казани

Поделиться

Врачебный стаж Татьяны Калининой — больше 30 лет

Врачебный стаж Татьяны Калининой — больше 30 лет

Пассажиру, у которого на рейсе «Уральских авиалиний» из Челябинска в Москву 4 марта случился сердечный приступ, пришла на помощь врач Татьяна Калинина. Доктор не видит в этом никакого героизма. Говорит, что помогала всем, чем могла в условиях полёта, и в конечном итоге именно она приняла решение о вынужденной посадке борта в Казани.

— Даже странно немного, — удивилась звонку корреспондента 74.RU врач. — На самом деле я не сделала ничего такого, чтобы интервью давать. Просто была рядом с человеком.

Татьяна — врач с высшим образованием и большим опытом работы в медицине. Она семь лет трудилась гинекологом, оперировала, а потом прошла переквалификацию. Последние 25 лет трудится дерматологом-косметологом.

Раньше женщина жила в Челябинске, затем перебралась в Севастополь. Сегодня в Москву она летела, чтобы сделать пересадку и дальше отправиться в Крым.

Татьяна Калинина рассказала, что мужчина вместе с женой сидели недалеко от неё. И внимание врача до того, как стюардессы объявили по радио, что пассажиру стало плохо, он не привлекал.

— Я читала и не бросала в их сторону взгляд. Ничем не запомнились они и во время посадки, — уточнила доктор. — Мужчина вёл себя как обычный пассажир.

Мужчине 60 лет, но Татьяна Калинина его возраст напрямую не связывает со случившимся.

Когда лайнер вынужденно сел в Казани, на борт пришли и врачи, и полицейский

Когда лайнер вынужденно сел в Казани, на борт пришли и врачи, и полицейский

— У этого мужчины в анамнезе ишемическая болезнь сердца. Как я поняла со слов жены, он состоит на учёте, у него было оперативное вмешательство — стентирование коронарных сосудов. У него четыре стента стоят в сердце, — рассказала собеседница 74.RU. — Поэтому его состояние на борту нельзя было принять за лёгкое, да и по симптомам оно не было лёгким. Игнорировать нельзя было ни в коем случае. Мы попытались купировать его приступ. Дали кислород, дали нитроглицерин. Это всё, что можно сделать в условиях самолёта. [Появилось] кратковременное улучшение, а после этого пациенту стало ещё хуже. Появились синюшность, одышка, беспокойство, брадикардия, то есть уменьшение частоты сердечных сокращений, слабый нитевидный пульс. Это опасное очень состояние. И, к сожалению, на борту самолёта не так много возможностей для того, чтобы оказывать соответствующую помощь. И именно наша помощь заключалась в том, что мы были рядом, держали руку, держали пульс, просили его потерпеть, чтобы пациент не впадал в панику.

Стюардессы спросили Татьяну: «Садимся или нет»? И врач сказала: «Да, надо садиться, потому что надо спасать жизнь пациента».

— В общем-то в этом и заключалась основная моя роль, — добавила Татьяна Калинина.

Это не первый случай, когда ей приходилось идти на помощь пассажирам в самолёте.

— Как-то у меня так случается, — сказала она. — Однажды у пассажира было что-то вроде панической атаки. Видимо, пациент боится летать. А паническая атака уже за собой потянула падение давления, кратковременную потерю сознания.

Стали свидетелем случившегося или попали в другое авиаЧП? Присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, во «ВКонтакте», в WhatsApp, Viber или Telegram по номеру +7–93–23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74.

оцените материал

  • ЛАЙК32
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!