Истории

Домик в деревне, сосиски на последнюю «сотку» или отдых в Тае: как челябинцы пережили безработицу

На Южном Урале, по официальным данным, сегодня не трудоустроены 25 тысяч человек

Поделиться

Все новости

По официальный данным, сегодня не работают больше 25 тысяч южноуральцев 

Фото: Олег Каргаполов

28 января отмечается Всемирный день безработных. 74.ru собрал истории нетрудоустроенных южноуральцев. В нашей подборке — рассказ о том, легко ли в Челябинской области найти работу без российского гражданства (спойлер: нет), исповедь бывшей студентки и воспоминания человека, для которого вынужденный «простой» был самым счастливым периодом в жизни.

Антон, 27 лет

— На прошлой моей работе со мной расстались из-за того, что вёл юмористический паблик в соцсетях на одну условно запрещённую на том месте тему. Без скандалов, тихо-мирно не стали продлевать контракт. Если бы не это, должны были предложить руководящую должность, но я уже сам собирался уходить — слишком многое не устраивало, накопилась эмоциональная усталость. Именно из-за такого своего состояния первое время «на свободе» я пил, очень много пил. Потом пришёл в себя, слетал с девушкой в Таиланд развеяться и четыре месяца сидел дома: смотрел сериалы и фильмы, читал, немного фрилансил. Очень странное ощущение, честно говоря, просыпаться и ложиться, когда хочется, не понимать, какой день недели сейчас. Разумеется, меня порой тыкали, что я бездельник, но пока деньги не стали заканчиваться, работу и не думал искать. Новую нашёл быстро и сейчас очень доволен, что сменил место.

Алексей Туманов

— Сижу года три дома уже, скучно, иногда спасают интернет, фильмы и прогулки с друзьями. Деньгами родители помогают, вот вылечусь и пойду своей дорогой уже.

Елена Красносельская, 30 лет

— Я перестала работать, когда стала мамой. Думала, ненадолго, но мой декретный отпуск как-то затянулся. Когда ребёнок подрос, решила отказаться от работы, чтобы ухаживать за родителями. Жили на зарплату мужа и пособия. Скучать не приходилось: я вставала в семь утра, отводила ребёнка в садик, готовила, кормила всех, стирала, много времени уделяла больному отцу — носила на себе по 75 килограммов. Часто ложилась позже всех и мечтала сбежать на необитаемый остров. Прошло уже полтора года, как закончился декрет, и только сейчас я могу позволить себе устроиться на работу.

Кира Ильдаровна, 42 года

— Год без работы, в центре занятости населения предлагают работу за семь тысяч рублей — при нашей-то стоимости жизни. Получаю субсидию смешную. Когда показала американскому безработному, что могу купить на это, так он захотел мне помочь через American Express. Беда это, товарищи, нищета и беспросвет, трудно в депрессивных регионах и деревнях, сёлах.

Елена Приблагина, 24 года

— Мы переехали в Челябинск в 2014 году и сразу же столкнулись с безработицей. У меня был вид на жительство, муж только начал оформлять документы. Я очень много ходила по собеседованиям, многим работодателям нравилась моя кандидатура, но как только они видели казахстанский паспорт, их мнение менялось. Где-то напрямую говорили, что не хотят с иностранцами связываться, где-то были проблемы с банком, через который начислялась заработная плата, — мол, банк не сотрудничает с иностранными гражданами. 

Муж тем временем работал на вахте автокрановщиком, и из зарплаты ему высчитывали 30% из-за иностранного гражданства. Потом вахта закончилась, пришлось искать работу в Челябинске. Трудностей было больше, чем у меня. Перебивался чем попало: приходилось и чинить машины, и неофициально подрабатывать на автокране. Продолжалось всё это до ноября 2016 года. Муж получил гражданство, нашёл хорошую работу, получил допог (свидетельство, разрешающее водителю перевозить опасные грузы. — Прим. ред.) — его выдают только людям с гражданством РФ. Теперь перевозит особо опасные грузы. Но тот период мы никогда не забудем. Квартира съёмная, жизнь молодая. Хочется и погулять, и что-то себе купить. В те годы и речи не было о колбасе или сыре, сок только по праздникам. А когда хотелось пива попить, например, шли в магазин, брали полторашку самого дешёвого разливного и пачку чипсов. Вот и всё развлечение было. 

У меня подруга (тоже, кстати, без гражданства РФ) на тот момент работала официанткой, и там посетителям выдавали бесплатные пригласительные в кино. Не все брали эти билеты — так она нам их приносила, и это была такая радость! Счастью не было предела, когда удавалось на распродажах купить какую-либо вещь за 100–200 рублей. Были моменты, когда вытаскивали все деньги из копилки (монеты по 10 и 50 копеек), я считала и раскладывала по мешочкам, потом мы шли, в киосках меняли на более крупный номинал и на эти деньги покупали сосиски. Сейчас смешно вспоминать, а в то время было очень грустно.

Фото: Полина Авдошина (инфографика)

Татьяна, 22 года

— После вуза я решила немного отдохнуть. Идею того, что этот отдых необходим, мне в голову вбил муж. В ход шли такие аргументы: «Вся жизнь впереди — успеешь наработаться!» и «Пока я тебя обеспечиваю — есть возможность отдохнуть». В итоге эта «передышка» затянулась на год. За это время я поняла, что работать по полученной профессии не хочу. Супруг тут же поддержал (из ревности не хотел отпускать меня в профессию, где много мужчин) и начал предлагать свои варианты работы, где возможности общения с мужчинами сведены к минимуму (удалённая работа эсэмэмщиком или свой бизнес в интернете). Эти идеи я даже не могла принять всерьёз, потому что чувствовала себя крайне неуверенно из-за отсутствия опыта. Казалось, что я в принципе ни на что не гожусь. В том числе для того, чтобы с нуля начинать осваивать новую для себя сферу. Пока я думала, куда податься, появилось давление со стороны родственников: намёки на то, что я уже выгляжу как глупая содержанка и неплохо бы хоть какую-то работу найти. А попытки мужа отстоять меня перед родными становились всё менее убедительными.

Между тем я начала просматривать сайты по поиску работы, чтобы понять, куда мне, такой никчёмной, можно поудачнее пристроиться. Выставляла в графе опыт — «без», а уровень зарплаты указывала «от 30 тысяч» (юношеский максимализм и вера в чудеса). Тогда HeadHunter стал делать мне заманчивые предложения. Например, стать помощником руководителя с зарплатой от 70 тысяч (при этом с минимумом требований ко мне как к профессионалу, больше как к личности: стрессоустойчивость, коммуникабельность и бесконфликтность). И я поехала на собеседование! Когда увидела, что конторка находится в подвале, а на входной группе нет никаких вывесок, развернулась и поехала домой. Уже позже моя подруга наведалась туда с разведкой. Оказалось, что сначала нужно заплатить этой компании 15 тысяч за обучение, чтобы стать крутым специалистом и начать «толкать» какую-то, кажется, китайскую косметику. Эта история меня быстро отрезвила. Я снова вернулась на землю и вдруг вспомнила о том, что нужно быть реалистом. Позже на том же HeadHunter я нашла вакансию по своей специальности. А ту историю о своей наивности теперь рассказываю знакомым в качестве анекдота.

Рустам

— Счастливый период безработицы начался, когда я ушёл с одного из челябинских заводов. Место было отвратительное: опасное, грязное, с маленькой зарплатой. Об увольнении думал полгода точно. Ну и в какой-то момент чаша терпения переполнилась. Я написал заявление, хотя новой работы ещё не было и денег оставалось не так много. Собрал вещички и уехал в деревню — благо там у меня есть дом. Месяца три отдыхал, и это было прекрасно. Ложился спать и понимал, что с утра мне никуда не надо, я ни от кого не завишу. Часто встречался с друзьями и подкалывал, что им завтра на работу, а мне нет.

Максим, 40 лет

— Я не трудоустроен официально уже много лет. Выполняю строительные работы — чаще всего по договорам подряда в разных городах России. Езжу в такие длительные командировки (по несколько месяцев), а потом сижу без работы. Много раз попадались нечестные работодатели, но самый жёсткий случай был, наверное, в Сочи. Отпахал там полгода, пришёл к начальству, говорю: «Мне бы денег». А они в ответ: «Извини, денег нету». Кинули, в общем, но я с нулём в кармане каким-то чудом добрался до дома. Приехал и ещё месяца три не мог найти работу. Что делал? Выживал — другого слова и подобрать не могу.

Сергей Шаболов

— Три года нигде официально не работал, потому что зарплаты везде, куда я ни обращался, копеечные.

Анна

— Я сижу без работы с конца прошлого года и уже вою, если честно. Сначала отдыхала, где-то неделю назад приступила к активным поискам. Пока очень негусто. Моё предыдущее место работы существенно задрало планку зарплаты, и в Челябинске сложно найти что-то похожее. Там была крупная компания, я получала на руки 35 тысяч, тогда как когда мои друзья зарабатывали по 20–25. При этом в центр занятости населения не ходила и не собираюсь: во-первых, не очень верю в то, что там мне помогут, во-вторых, для меня признать, что я нуждаюсь в пособии, достаточно унизительно.

Ранее челябинцы рассказали, с какими проблемами сталкивались на работе. 76% горожан признались, что их обманывали компании-работодатели: задерживали зарплату, отказывали в официальном трудоустройстве и так далее.

В декабре стало известно, что в 2019 году большинство челябинцев надеется сменить работу и увеличить свой доход.

Ещё аналитики выяснили, из-за чего челябинцы хотят уволиться, а также с какими странными ограничениями они сталкиваются на работе.

Мы круглосуточно ждём от вас сообщений, фото и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp, Viber или Telegram по номеру +7–93–23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74. Подписывайтесь на наш канал в «Телеграме».

Комментировать

СВЯЗЬ С РЕДАКЦИЕЙ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

Круглосуточный телефон службы новостей 8-93-23-0000-74