18 августа воскресенье
СЕЙЧАС +26°С

Семейное счастье Алвины Даллакян: «До слез приятно, что у меня такой талантливый муж»

Жена знаменитого ветеринара Карена Даллакяна считает себя самой богатой.

Поделиться

Жена знаменитого ветеринара Карена Даллакяна – еще один гость проекта 74.ru о рецептах семейного счастья известных челябинцев. Алвина Даллакян считает себя очень счастливой, потому что у нее большая дружная семья: добрый и талантливый муж, послушные сыновья и заботливый свекор. К тому же старший сын Вачаган недавно женился, и в семье Даллакянов появились две дочери – сноха Гоар и внучка Рузанна. Алвина никогда не устраивает сцен своему мужу, если он поздно вернулся домой. «Что же делать? – говорит она. – Работа у Карена такая. Я не могу ему помочь, но всегда и во всем готова его поддержать».

В то время как Алвина накрывает стол, варит вкусный кофе по-армянски, Карен знакомит нас с большой семьей – отцом Вачаганом, который после смерти жены живет в семье Карена и Алвины, с сыновьями Вачаганом и Давидом, невесткой Гоар и любимицей семьи – внучкой Рузанной (имя ей дали в честь матери Карена).

Карен: Наша Рузи – бабушкино счастье.

Алвина: Много лет в моем доме были одни мужчины, и я мечтала о внучке. Господь услышал меня и сразу подарил двух дочек – невестку и внучку.

Алвина Даллакян всегда мечтала о внучке

– Расскажите о том, как вы познакомились с Кареном и сколько лет уже вместе...

Алвина: Мы поженились в Ереване в 1991 году. Моя мама и моя свекровь Рузанна (царство ей небесное) были близкими подругами. Карена я почти не знала, он в то время учился в институте, в Вологде. Как-то Карен приехал на каникулы, и вся его семья пришла к нам в гости. Мы очень любили Даллакянов. И Карен мне тоже понравился.

Карен: Так понравился, что она сказала: «Какой черный, прямо как негр». Алвина не подозревала, что у наших мам возник план нас поженить.

Семья Даллакянов всегда встречается за ужином

– Но вы-то знали, что идете на смотрины невесты?

Карен: Конечно! И с первой минуты одобрил мамино решение. Сказал: «Берем».

– Алвина, вы не были против?

Алвина: Нет, и никогда не пожалела, что согласилась стать его женой. Я благодарна Карену, что он меня выбрал. Мы очень дружно живем.

Карен: А мои родственники больше Алвину любят, чем меня.

Алвина: И я их тоже очень люблю.

– Свадьба была в Ереване?

Карен: У нас не было свадьбы. Только фотосессия, Алвина взяла напрокат фату и платье, и мы сфотографировались.

Свадьбы у Даллакянов не было, только – фотосессия

– Почему не было свадьбы?

Карен: Время было трудное – люди работу теряли, есть было нечего. Мы сносно жили. Однажды соседка пришла: «У вас мясом пахнет»? Я говорю: «Кашу собаке варю». «Хотела бы я быть вашей собакой», – сказала она. Все было по талонам. Света не было, тепла. Я приобрел буржуйку, покупал дрова и топил каждый вечер, а соседи приходили с кирпичами, нагревали их на буржуйке и клали в постель, чтобы спать было теплее. Многие реально голодали. Как в такое время пир устраивать?! Неэтично и неправильно.

Алвина: Когда мы приехали в Челябинск, меня утешало лишь то, что дома есть тепло и горячая вода – можно было сына купать каждый день.

– Трудно было привыкнуть к Челябинску?

Алвина: Очень. Я всего боялась, но при этом была такой наивной девочкой – приходили к Карену люди с больными собаками, кошками, и я их впускала в квартиру. Даже когда Карена дома не было. Сидели, ждали, когда он придет. Я их угощала чаем. Сейчас думаю, что я бесстрашная была, ведь в то время люди железные двери ставили, а я всем открывала. В Ереване мы никогда двери на замок не закрывали. И соседи тоже. Другой менталитет у людей был. Сейчас тоже не все просто и в Ереване, люди меняются.

– Вы выросли в большой семье?

Алвина: Нас три сестры и брат, я – самая младшая. И первые годы в Челябинске я очень скучала по ним, по маме, потому что впервые уехала от родителей так далеко. Звонила маме и говорила: «Представляешь, я кофе пью одна!» У нас кофе всегда пили вместе с соседями, друзьями, родными. А здесь я никого не знала, некого было пригласить.

Карен: Собак и кошек она тоже боялась, я ее перевоспитывал.

Рузи – самый обожаемый член семьи Даллакянов

– А потом появились тигры, леопарды, рыси и крокодилы.

Карен: Да. Но первой была моя собака – боксер. Когда я уехал в Челябинск, то передал его на воспитание теще. Собака умудрилась сбежать, и вся семья целый день искала ее по всему Еревану. Ругали зятя, но нашли.

Алвина: Но я ничего не имела против профессии Карена. Помочь ему я не могла, потому что не ветеринар, но и карьере его не мешала. Всегда мы его поддерживали, во всех проектах и начинаниях.

Карен: Сначала мы жили на ЧМЗ, снимали там квартиру. И вот одна владелица собаки расплатилась со мной за лечение четырьмя щенками водолаза. Мы этих щенков вырастили и продали. Потом в нашей семье жила догиня. Вачаган тогда был маленький, сидел как-то за столом и болтал ногами. А под столом лежала собака. Вачаган больно ударился о ножку стола, но подумал, что его собака укусила. Он бросился на собаку, и укусил ее в шею! Собака так напугалась, что забилась под кровать, еле вытащили. Прихожу домой, жена плачет, волосы собаки изо рта сына достает. Спрашивает: «Что же теперь будет»? – «Ничего не будет», – говорю.

Старший сын Вачаган женился и в семье появилось две дочки – Гоар и Рузи

– Алвина, вы никогда не настаивали – вернуться в Армению, в Ереван?

Алвина: Нет, куда Карен, туда и я. Почему я должна капризничать, если у него здесь есть работа и все получается? Я вообще никогда не устраиваю сцен: «Почему поздно пришел?». Знаю, что работа у него такая – бывает, что и оперирует по ночам, и в командировки часто уезжает. Это нормально. К тому же он очень любит свою профессию. И люди ему благодарны. Когда его благодарят или что-то пишут о нем, рассказывают в телепередачах, меня гордость распирает. До слез приятно, что у меня такой талантливый муж.

– Когда появились тигры и леопарды, которых он спасал, вам страшно не было?

Алвина: Конечно, было страшно. И я ему всегда говорила: «Помни о детях, ты – не один»! Но при этом была уверена, что животные его не обидят, они чувствуют, что он добрый, что он им помогает. Мне кажется, у зверей особое чутье на доброту и жестокость.

Алвина считает свекра своим главным помощником

– Одни мужчины в доме, они вам помогали?

Алвина: Не было такого, чтобы Карен мне не помогал, когда сыновья были маленькие. Больше помогать было некому. Сыновей он сразу стал приучать: «Убирайте за собой». И дедушка – свекор мой – мне всегда помогает. Когда мы с подругами собираемся у меня кофе попить после работы, а потом сидим, разговариваем, дедушка наш начинает посуду мыть. Мы уже 25 лет вместе живем, свекор мне как папа родной. Очень его уважаю. И все мои подруги знают, что он у меня первый помощник.

Карен: Мы сразу решили: пока дети маленькие, Алвина работать не будет. И она занималась домом, детьми. А когда мальчишки стали самостоятельными, она вдруг сказала: «Не могу больше сидеть дома, хочу работать».

Отец Карена – Вачаган – давно живет в семье сына

– Работаете не по специальности?

Алвина: Нет, конечно, в Ереване я окончила политехнический техникум по специальности химик-технолог. Но работать не пришлось, потому что сразу замуж вышла, потом сын родился, потом мы в Челябинск приехали. Считаю, женщина, в первую очередь нужна своим домашним.

– Трудно ли было растить двух мальчишек в довольно неспокойное время, к тому же муж был постоянно занят работой?

Алвина: Непросто. И наркоманы были среди подростков, и пьянство. Но я воспитывала детей, как меня воспитывали – в уважении к старшим, к родителям, к учителям. Они же видят, с каким почтением мы с Кареном относимся к дедушке, так и они относятся к нам. Конечно, Карен всегда очень занят, но слово отца, даже взгляд его для детей – закон. Только здесь, в Челябинске, я услышала слово «ремень». Никогда меня не воспитывали наказанием, и мы своих детей не наказывали. Дети знали: папе будет неприятно, если они что-то натворят, и этого было достаточно.

Карен: Да, время сложное, и окружение было не самое спокойное. Многие одноклассники наших детей спились, скололись. Но нас бог миловал.

Алвина: Часто слышу, что школа должна воспитывать. По-моему, это глупость. Воспитывать должна семья! Надо, чтобы из семьи ребенок уже воспитанным в школу пошел. Учителя нашу семью уважали. И я сегодня, встречаясь с ними, не прячу глаза. Мне нечего стыдиться. Я мальчикам всегда говорила: «Мне не нужно, чтобы вы были круглыми отличниками – кому-то естественные науки даются лучше, кому-то гуманитарные. Но мне будет стыдно, если вы принесете плохую оценку за поведение».

Младший сын Давид хочет стать учителем

– Ваши сыновья не пошли по стопам Карена, потому что вы были против?

Давид: Просто я не силен в биологии и химии, это не мое. Я учусь в педагогическом, мне нравится. Хочу стать учителем.

Вачаган: Я, конечно, не ветеринар, но помогаю отцу в фонде «Спаси меня». Почти завхоз. В клетки не вхожу, но во время операции могу помочь – подержать животное. В обморок не падаю.

Алвина: Мне кажется, что врач, ветеринар – это призвание. Человек должен сильно любить такую профессию, чтобы польза от него была.

Карен: Они не смогли бы работать ветеринарами, очень впечатлительные. Такие доктора быстро сгорают. Врач должен отстраниться и точно сделать свое дело. У нас был такой случай: приезжаю на работу, там все рыдают. Бабушка принесла больную кошку усыплять и всех своими слезами завела. Мне хватило три минуты, чтобы всех успокоить, убедить бабушку, что иного выхода нет, что животное уже умирает, и поставить укол. На первом месте – дело, эмоции – в сторону. Иначе ошибок наделаешь.

Карен Даллакян считает, что в семье главное – мир и взаимопонимание

– И в семье вы тоже обходитесь без горячих эмоций?

Карен: В семье главное – мир и взаимопонимание. Здесь делить нечего: муж добытчик, жена – хранительница очага. Наши предки подчинялись этим законам природы и правильно делали. Это заложено даже в человеческой психике. Но мы с некоторых пор презираем данное нам природой, ничего хорошего из этого не выходит. Отсюда многие проблемы.

Алвина: А я вообще человек спокойный. Не люблю скандалить и даже повторять что-то дважды не люблю. Сказала один раз и все. Моя золовка – очень эмоциональная женщина – всегда мне говорит: «Как я завидую твоему характеру, и тому, что слово твое – золото».

– Как относитесь к тому, что Карен постоянно взваливает на свои плечи новые и новые дела – создал приют для животных, стал депутатом, все время кого-то спасает, борется за справедливость?

Алвина: Он в свою маму – она всегда была очень справедливой, мы ее очень любили. Мне непросто, потому что сама я – человек неконфликтный. И его стараюсь от этого уберечь. Но Карен другой, что с этим поделать? С другой стороны, я понимаю, что жизнь сложна, и мы не можем всем нравиться. Кто-то хвалит Карена, кто-то его не любит.

– У вас очень красивый, но при этом скромный дом, вернее, квартира.

Алвина: Не в роскоши счастье. Главное, чтобы здоровы все были. Зачем все эти дворцы, роскошные автомобили? Никогда это не было мне интересно. Деньги приходят и уходят. И никому они, как мне кажется, особого счастья не принесли. Напротив, и ссорятся из-за денег, и преступления совершают. Для меня же главное – мир в семье, покой в душе. Мы сегодня собрались все вместе не для того, чтобы вам показать, какие мы дружные. Это наша традиция – собираться вместе за ужином. И я считаю, надо быть благодарными за то, что имеем. Можно прожить скромно, но в любви, с душой, с радостью. Я – счастливая, потому что у меня хорошая семья. И поэтому я самая богатая.

Карен: Наши соседи это знают, и могу сказать, они нас уважают. Мы и с соседями очень дружны.

Самый счастливый Новый год

– Часто бываете в Армении?

Карен: Хотелось бы почаще, но сейчас это очень дорого. Скоро у тещи юбилей будет, надо готовиться.

– Считаете, что ваш дом теперь здесь?

Алвина: Я люблю Копейск. Эта земля уже стала второй родиной, хотя я по-прежнему очень люблю Армению. Но сейчас проживу две недели у мамы и все – домой хочу. Карен предлагал перебраться в Челябинск, поближе к своей клинике, но я не хочу в большой город. И сыновьям в Копейске нравится. Все удивляются, что мы живем в маленьком городе, что у нас нет элитного дома. Но мы внимания не обращаем, это даже смешно.

Иногда и отдохнуть получается всей семьей

– Как вы отдыхаете? Может быть, путешествуете вместе?

Карен: Муж от жены должен отдельно отдыхать. Она никуда не хочет ехать, только к маме в Ереван.

Алвина: Мне дома хорошо, дети рядом. Я не страстная путешественница. Может быть, мне пора меняться? Да у Карена и отпусков-то не бывает. Даже выходных у него нет. Говорить с ним по этому поводу бесполезно. Остается только принять.

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость
    24 мар 2017 в 08:37

    хорошие люди, приятная семья

    Гость
    24 мар 2017 в 09:11

    Вопрос:к чему его столько пиарят? В депутаты собрался, не?

    Брикс
    24 мар 2017 в 08:21

    Спасибо Вам Карен за Вашу человечность.