15 октября вторник
СЕЙЧАС +5°С

Семейное счастье Натальи Волосниковой, жены заслуженного спасателя России

Наталья уверена, чтобы быть счастливыми, надо пережить всяческие трудности.

Поделиться

74.ru продолжает проект о семейном счастье известных челябинцев рассказом об очень необычной супружеской паре – Наталья и Евгений Волосниковы работают спасателями и преподают в Центре профессиональной подготовки поисково-спасательной службы Челябинской области. В 2016 году президент России присвоил Евгению Волосникову, на счету которого более 100 операций и десятки спасенных жизней, звание «Заслуженный спасатель России». Почему дипломированный химик и выпускница ЧелГУ выбрала эту экстремальную профессию? И что дает ей силы, когда муж отправляется в опасные командировки, спокойно ждать его возвращения и уверенно говорить: «Все будет хорошо»? Подробности в материале 74.ru.

20 лет Наталья и Евгений вместе

– Известно, что Евгений занимался горным туризмом, альпинизмом, спускался в пещеры и под воду с юного возраста. Ему, как говорится, сам бог велел быть спасателем. Чем вас, Наталья, привлекла эта профессия? Вы видели в ней нечто романтическое?

Наталья: В университете я увлеклась туризмом. Некоторая доля романтики в нем есть, но я бы назвала этот вид спорта «лошадиным». Он требует большой выносливости прежде всего. Но мне нравились походы, сплавы по рекам, альпинизм, и нравятся до сих пор, потому что сложился определенный круг друзей, хорошая компания. И мужа я себе нашла тоже благодаря туристическому клубу. Он был одним из наших наставников. Спасатель! Для нас, студентов, эти люди были как боги.

В них было все – и профессионализм, и сила, и красота, и доброта – они же спасали людей, они нам помогали, они столько всего знали. Но я бы сильно удивилась, скажи мне, что тоже стану спасателем. Не знаю, получился бы из меня спасатель, если бы я это сознательно планировала? Но я пришла в профессию благодаря увлеченности, влюбленности, все было на эмоциях. И все сложилось как будто само собой. На мой взгляд, если человек любит то, чем занимается, ему везет в деле.

– Евгений не был против вашего выбора?

Евгений: Наоборот, я сам ее позвал. После университета Наталья работала химиком в СЭС. Но когда стали расширять штаты в нашей службе, согласилась пойти в отряд спасателей. Правда, изначально предполагалось, что ее работа не будет связана со спасательными операциями. Но Наташа сама инициативу проявила – участвовать в операциях, сборах.

Наталья: Однако моя работа больше связана с оперативной документацией, в практической деятельности спасателей я участвую меньше. Это Женя побывал во многих серьезных спасательных операциях.

Муж всегда рядом – и в воде, и на суше

– А как же прыжки с парашютом, покорение водных глубин в скафандре?

Наталья: В скафандре – да. А вот с парашютом я так и не прыгнула, и думаю, уже не буду. Признаюсь честно, не хочу и боюсь.

Евгений: Но она спускалась из вертолета по веревке.

– Страшно было?

Наталья: Страх – это нормальное чувство, которое должно быть у профессионального спасателя. Когда страх пропадает, возможны несчастные случаи. Человек должен предвидеть опасность и не презирать ее, а преодолевать и использовать все навыки, чтобы избежать каких-то последствий работы в опасных условиях. Поэтому к чувству страха надо относиться с благодарностью, он помогает спастись.

Евгений: Бесстрашие, действительно, опасно для спасателя. Мы об этом говорим с нашими курсантами. Если у человека отсутствует чувство страха – лучше не брать его на работу в отряд спасателей.

– Когда ваша жена спускалась под воду, штурмовала вершины, вы были на подстраховке?

Евгений: Конечно, я очень за нее переживал. И всегда, когда она собирается на сборы, когда ей предстоит экстрим, переживаю, стараюсь быть рядом. Единственный раз она бежала марафон (35 км по пересеченной местности) без меня, потому что я заболел. Она поехала одна в Златоуст, а я тут места себе не находил.

– Когда муж участвует в спасательной операции, вы, Наталья, тоже места себе не находите?

Наталья: Волнуюсь, но всегда знаю, что он профессионал своего дела. Нет, я легко отпускаю его и в командировки, и на сборы, и в отпуск он иногда без нас уезжает – поохотиться, порыбачить. Не могу сказать, что я сильно волнуюсь. Я в него верю!

Если дорогу перебежала черная кошка, это к счастью

– Есть в вашей семье какие-то талисманы, вы суеверны?

Наталья: Если ты работаешь спасателем, то все суеверия лучше обращать себе на пользу: черная кошка дорогу перебежала, значит, все будет хорошо, это к счастью.

– То есть ставка на профессионализм?

Наталья: Иначе быть не должно.

Они поняли одновременно, что вместе им будет хорошо

– Скажите, Евгений сразу стал ухаживать за студенткой университета?

Наталья: Нет, мы были просто знакомы какое-то время. И как-то одновременно поняли, что вместе нам будет хорошо. С того дня прошло 20 лет.

– Как это ни удивительно, пары, связанные еще и общей профессией, счастливы и в семейной жизни. Как будто профессия становится крепким фундаментом для семьи?

Наталья: Мы говорили с Женей об этом и пришли к выводу, что работа на одном предприятии, напротив, мешает семейной жизни. Семья работе помогает, а вот работа семье мешает. Фундаментом для нашей семьи стало наше общее увлечение туризмом. И сына мы начали брать в турпоходы в самом раннем возрасте.

Евгений: Но и работа, как туризм, для нас с Наташей это хобби.

Наталья: Как это ни ужасно, но это так. Для кого-то работа является зарабатыванием денег. Но это не про нас. Работа у нас опасная, сложная, а зарплата – средняя. Но мы любим свое дело, и это решает все проблемы.

– И вы не будете против, если ваш сын тоже станет спасателем?

Наталья: Не думаю, что он этим увлечется. Пока ему нравится все, что связано с компьютерами. Да мы, собственно, ему не даем советов, кем быть и что делать. Это его выбор. Замечательно уже то, что у него есть опыт походной жизни.

– Более всего удивляет, что ваш отдых тоже связан с экстримом, что вы не стремитесь полежать на экзотических пляжах и забыть о работе.

Евгений: Мне вообще никогда не хотелось на песочке полежать. Я люблю заехать куда-нибудь далеко, в незнакомые места, где много зверей интересных и мало людей. Может, такой склад характера, а может, потому что с детства я к этому привык.

Наталья: Так как мы профессионалы-спасатели и туристы со стажем, то нас экстремальный отдых совершенно не напрягает. Мы чувствуем себя в таких походах легко и непринужденно. Знаем, как подготовиться к тому или иному походу, сплаву, чтобы не было проблем, – как экипироваться. Нам нравится отдых на наших реках – Белая, Ай, Юрюзань, Уфа. И природа у нас красивая, и погода всегда прекрасная – нам везет. Сплав по реке в течение недели – это такое удовольствие! Многие просто никогда не пробовали так отдыхать, нет у них для этого определенных навыков, поэтому они считают такой отдых недостаточно комфортным. А мы как рыба в воде.

Сын Евгения и Натальи с раннего детства принимает участие в походах по Уралу

– Не пугают вас ни комары, ни клещи?

Наталья: Для этого есть репелленты, костры. Да и период времени, когда комаров меньше, надо уметь выбрать. Все мелкие трудности нивелируются достаточно легко. И с друзьями мы тоже любим встречаться на природе, у костра, так как все друзья – туристы со стажем.

– Какое праздничное блюдо можно приготовить на костре?

Наталья: В лесу это, как правило, простая еда – какая-нибудь каша с тушенкой. Но все туристы умеют готовить это вкусно – и мужчины, и женщины.

– То есть каша с тушенкой – это для туриста и спасателя не только обычная еда, но и праздничное блюдо?

Наталья: Но не дома, конечно, в лесу. А дома готовим все. Но это здоровая еда, мы не любим жирного, жареного...

Евгений очень волнуется, когда его жене предстоит экстрим

– Вы, наверное, из тех женщин, которые равнодушны к шопингу, нарядам, к моде?

Наталья: Совсем даже нет – и по магазинам люблю погулять, и наряжаться. Просто это не основная часть моей жизни.

– А в семейной жизни от чего приходится спасать друг друга?

Евгений: От одиночества. Иногда начинает казаться, что уже надоели друг другу – все время вместе, и на работе, и дома. Но когда уезжаю далеко один, очень скоро начинаю понимать, как мне не хватает семьи, Натальи. Стоит расстаться, и осознаешь, что никакой усталости друг от друга на самом деле нет.

– Есть чувство, что вы – половинки одного целого?

Наталья: Мы считаем, что хорошая семья – это когда не две половинки, а два вполне себе целостных человека. Мне кажется, это плохо, когда в семейной жизни люди помогают друг другу выжить. А когда рядом два самодостаточных человека, то возникает ощущение свободы, легкости – вот что важно в семейной жизни.

– Евгений как-то сказал, что спасатель прежде всего должен быть психологом. В семейной жизни вам это помогает? Или в моменты ссор вы забываете, что вы спасатели, психологи?

Наталья: Так обидеть-то всегда легко, это же семейная жизнь. Мы вполне обычная в этом плане семья – и ссоримся, и обижаемся. Важно, чтобы конфликты разрешались быстро, важно анализировать и исправлять ошибки. Но я думаю, это делает любой умный человек, независимо от того, к какой профессии он принадлежит.

– Вы гордитесь тем, что у вас редкая профессия, что малое количество людей могут делать то, что делаете вы?

Евгений: Специально об этом мы не думаем и не рассуждаем, но в глубине сознания, конечно, понимаем, что это так. Может быть, именно поэтому не получаем удовольствия от популярного пляжного отдыха, например. Если все едут в Турцию, то нам это уже не интересно.

– Можно услышать иногда от врачей, что чем дольше они в профессии, тем больше шансов стать циниками. Как это у спасателей?

Евгений: Это называется профессиональным выгоранием. У спасателей оно выражается в том, что ты каждую минуту ждешь трагедии. Думаешь об этом постоянно и понимаешь, что ты перманентно находишься в оперативной готовности – в транспорте ли ты едешь, в магазин ли пришел... Немного устаешь от этого. Но ценность жизни других людей лично у меня в зону какого-то цинизма никогда не попадала. Наоборот с годами отношение к людям все более бережное. Я же понимаю, насколько жизнь человека хрупка.

Наталья: Для того чтобы профессионального выгорания не случилось, нужна реабилитация. Отдыхать надо, переключаться.

Наталья говорит, что спасатели для нее были как боги

– Что для вас тихий час в семейном кругу?

Наталья: Любим смотреть вместе хорошие фильмы. Дома. На диване. В походы люди ходят еще и для того, чтобы понимать, как это хорошо, когда дома тепло, когда можно принять ванну, полежать на мягком диване.

Евгений: Все познается в контрастах.

– Когда чувствуете себя особенно счастливыми?

Наталья: Мы сегодня утром смеялись: для того чтобы быть счастливыми, надо пережить какие-то трудности и вернуться к нормальной жизни. В такие моменты понимаешь, что такое счастье.

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость
    8 мар 2017 в 13:59

    кто эти люди вообще?мне вот фиолетово кто они и чего они и вообще кто они?что за звёзды?,напишите про дядю васю сантехника лучще

    Гость
    8 мар 2017 в 11:16

    Прямо из 60-х. Не хватило гитары в резиновой лодке и песен Визбора у костра. Даме бы следовало какой нибудь более женственный образ продумать для съемок на новостной портал города да еще 8 марта.

    Гость
    8 мар 2017 в 10:44

    Замечательные люди. Лично для меня, это самая интересная семья проекта.