21 октября понедельник
СЕЙЧАС +2°С

«Один из нас — шизанутая дура»: пять откровенных историй о разводах, рассказанных челябинцами

Война полов у всех разная, но мирно расходятся единицы

Поделиться

Причиной разводов часто становятся измены

Причиной разводов часто становятся измены

Челябинские женщины чаще мужчин становятся инициаторами развода. Такую статистику озвучили в Госкомитете по делам ЗАГС Челябинской области. Причём самый «опасный» возраст — с 28 до 35 лет, на него приходится большая часть расставаний. Тема развода — болезненная для многих, и от половой принадлежности это совсем не зависит. Даже в наших соцсетях под объявлением о поиске разведённых героев разгорелись споры. Мужчины утверждали, что сейчас женятся только глупцы и что в браке — одни риски: «То квартиру могут отобрать, то ребёнка, то рабом в виде плательщика алиментов сделать и так далее». Женщины в ответ называли их нытиками, предлагали сделать вазэктомию и возмущались: «Если используете девушек только для секса, ну тогда и не надо жаловаться, что вас используют ради денег». Пять откровенных историй челябинцев, которые наглядно показывают, чем заканчивается война полов и что становится причиной разводов, — в материале 74.ru.

Екатерина, 34 года: 

«Что между нами было, не знаю. Наваждение какое-то»

— С мужем мы познакомились в 2008 году, мне 23 было. Я тогда увлекалась вождением, моталась по всяким путешествиям, заочно знала его, так как он сам занимался автоспортом, у него руки от бога. Он как никто умел чинить эту технику, у него был небольшой сервис, и как-то я к нему приехала на обслуживание. Мы катались, общались, стали ближе. Но ситуация у нас непросто складывалась с самого начала. Я даже предположить не могла, что он не свободен. А он скрыл от меня тот факт, что живёт не один, а с девушкой — типа как соседи. Ну, вы понимаете. Этот человек обладает какой-то харизмой, даром убеждения, и я вообще ему всегда верила…

Он жил в квартире с девушкой и с отцом. Родители в разводе, мать жила в соседнем доме. К тому времени я уже всё узнала и продолжила с ним встречаться. В общем, влезла его мать — сказала, что девушка его вся такая хорошая и жить ей негде, а я разрушила семью, извините за выражение, ш*** и прочее. В общем, эта девушка переехала к его бабушке с дедушкой на время, так она ангел во плоти. С его родственниками она долго ещё поддерживала отношения, не знаю зачем. А его мать начала наяривать мне на рабочий телефон — обзывать всякими словами, кидать трубку, опять звонить, и так до бесконечности. Представляете, на работу! Звонила на сотовый, на работу, на сотовый, на работу — и так далее. Я влезла в змеиное гнездо, сама того не зная.

Я тогда снимала квартиру, и он переехал ко мне, так мы были вместе всё-таки. Не помню, сколько мы прожили там, но возникли некоторые финансовые трудности. У него был сервис, он хотел сделать прокат, назанимал денег у друзей, ничего не получилось, и он потерялся для друзей. Они давай названивать мне, все его потеряли, а он есть, просто не берёт трубку и не отдаёт деньги. В итоге сервис он закрыл и начал ремонтировать технику дома. И опять для матери в этом была виновата я, так как если бы он не связался со мной, то всё у него было бы хорошо. В общем, мы расстались, но ненадолго, опять сошлись, и я переехала к нему, в квартиру с отцом. Так как у него реально какая-то магия, я как зачарованная была. Он мне какие-то сказки рассказывает, а я лапшу с ушей снимаю, снимаю и верю во всё. Что между нами было, не знаю, наваждение какое-то.

Потом он заработал каких-то денег и предложил мне выйти замуж. Я и согласилась. Кто ж отказывается от такого? Мы подали заявление в загс, его родственники даже не знали об этом, особенно мать. Это было прямо перед Новым годом, мы поехали к моей маме в гости в Волгоград. 31 декабря сели в поезд, и, когда уже прилично отъехали от Челябинска, он матери позвонил и сказал. На свадьбе не было никого, кроме друзей и моей сестры. Ни родителей, ни других родственников. Это было года через полтора после знакомства. Когда поженились, даже отношения с родственниками наладились более-менее.

У нас было много друзей, в частности из Екатеринбурга. И кто-то ему предложил работу там. Он сначала жил у родителей жены близкого друга, а потом резко решил квартиру снимать. Я, естественно, была не против — надо так надо, но не приезжала туда, верила. Поработал он там с полгода, наверное. А потом они с близким другом решили открыть магазин по продаже запчастей из Китая. И странным образом дизайнер для их сайта и всего прочего оказалась жительницей именно Екатеринбурга. И она тоже увлекается спортом, удивительное совпадение! И как же быть? Надо, чтобы она жила в Челябинске обязательно, ведь нужно сайт и наклейки разрабатывать. А у нас трёхкомнатная квартира, в которой одна комната свободна. Короче, она жила у нас несколько месяцев. Мы с ней даже дружили. Ну я и дура! Я даже не думала о том, что там что-то могло быть…

Она ему ещё пах чуть не обварила кофе случайно. Прихожу с работы, а у него в причинном месте то ли лейкопластырь, то ли повязка. Я спрашиваю, что случилось. А он говорит: «Да вот, у турки ручка сломалась». «Ааа, ну бедняга ты, хорошо, что не выше». Ну как можно было не заподозрить ничего после этого?

В общем, мне пришло сообщение «ВКонтакте» от неизвестного профиля, что мой муж сидит на двух стульях. И как вы думаете, что я сделала? Я ему говорю: «О, смотри, какую чушь прислали». Даже ухом тогда не повели оба. Причём я хожу на работу, больше в нашей семье никто не работает. Она через какое-то время уехала, муж периодически ездил к другу под Кыштым. А потом я нашла переписку в аське, и тут-то всё встало на свои места. И потом мне прямым текстом сказала жена друга, что муж мой в открытую спит с тем дизайнером у них, под Кыштымом.

Когда я собирала вещи, он вёл себя отвратительно, типа: «Не уходи», «А почему ты уходишь?» Как ни в чём не бывало! А я просто с ним не разговаривала. Ключи ему отдала и переехала к сестре. Я собрала все свои вещи до единой, всё, что я покупала за это время, так как работала практически только я, то его оставила практически ни с чем. Когда заявление на развод подавали, он приехал с ухмылкой: «У меня денег на пошлину нет», приставал ко мне в загсе, а я ждала, когда же это закончится. Заплатила за него. А потом как ни в чём не бывало та дизайнер переехала к нему в квартиру. Но меня это уже особо не волновало. Как пелена с глаз упала, серьёзно. Осталось только презрение и какое-то чувство облегчения.

Он звонил потом, типа я какие-то его документы забрала, ругались. Я ведь не брала их. Пересекались с ним на улице несколько раз и в магазине. А ещё наша общая знакомая как-то случайно с ним столкнулась, он был весь из себя, с дорогим телефоном, и сказал: «Что ж Катька-то не дождалась, в шубе бы норковой ходила уже».

Я год гуляла, развлекалась, жила в свое удовольствие, а потом нынешнего мужа встретила.

Вообще ни разу не жалела о первом разводе — и ни капли слёз. Я сильный человек, по-другому бы не получилось всю эту чушь вынести.

Арсений, 23 года: 

«Поскольку один из нас шизанутая дура, было тяжеловато…»

— Жил-был молодой Арсений, 19-летний, и познакомился он в одном общественном волонтёрском движении с девочкой. Так вышло, что сразу они начали жить вместе и всё такое. Поскольку было мало жизненного опыта и мозгов, долго это не продолжалось. Расстались примерно на месяц. Потом снова сошлись. И получилось так, что девушка забеременела. Решил жениться Арсений — в момент, когда поняли, что будет ребёнок, как порядочный мужчина. Ну относительно. Потому что порядочные мужчины сначала создают семью, а потом делают детей.

Поскольку один из нас шизанутая дура, было тяжеловато. Но поскольку ребёнок, было чёткое понимание, что необходимо обеспечить свою семью и что-то строить. Просто потому что это нормально. А девушка за все три года не работала от слова совсем и не училась. И ещё один был критический звонок, когда был вопрос: «Почему ты не хочешь вложиться в какие-то семейные дела, развиваться?» И был ответ «Зачем мне тогда мужик, если мне надо будет работать?» Но это было уже во время беременности — на поздних сроках, но и после родов такие моменты всплывали.

И появился ребёнок, после него девушка решила, что всё, капец, мужик мой, никуда он не денется — и можно им манипулировать. По примеру: «Ты задерживаешься на работе не потому, что хочешь заработать, а потому, что тебе пофиг на своего ребёнка». И в какой-то момент манипуляции дошли до какой-то критической отметки, и девушка поехала, написала заявление на развод, чтобы проучить, чтобы я что-то там понял и осознал. А я отреагировал очень просто, сказав: «Окей, развод так развод». В какой-то момент я даже частично обрадовался, что я не виноват, я пытался сохранить семью, но раз пошла, написала заявление, значит, так.

Я был всего один раз у приставов. Если честно, я до сих пор не поставил себе печать [о расторжении брака]. Потому что работаю с понедельника по пятницу с 7 утра до 7 вечера. Уже больше года прошло, и у меня до сих пор печать не стоит. Но вообще процесс очень просто выглядел. Девушка поехала по месту прописки, написала заявление на развод. Потом прошло какое-то время, около месяца, мы приехали уже вместе, я написал заявление, что согласен на развод, и всё. 600 рублей госпошлина — и нас развели. На этом все мучения закончились.

Единственный момент… Если будут читать мужчины, которые будут разводиться…. Когда есть ребёнок, очень тяжело решать все эти моменты по порядку общения с ребёнком, по алиментам. Мы договорились на словах. Я платил какие-то деньги на карту, приезжал, что-то покупал, давал какие-то наличные деньги. А в то время моя бывшая супруга подала на меня на алименты, и я об этом не знал. Когда прошло уже месяцев 6–8, когда накопился достаточно существенный долг, мне позвонила пристав и сказала: «Здравствуйте, а у вас 80 тысяч рублей долга по алиментам». Я говорю: «Да? Действительно?» К сожалению, я смог доказать только ту часть денег, которую я передавал, перекидывая на карту, когда не мог лично приехать, дать денег или что-то купить. А всё остальное мне пришлось оплачивать заново, то есть я дважды заплатил алименты за какой-то срок. Сейчас приставы просто передали по почте документы в бухгалтерию. Я работаю в государственном учреждении, и бухгалтерия самостоятельно вычитает определённый процент с зарплаты, и всё. Сразу, автоматом. На самом деле это тоже не очень приятно. 25 процентов плачу, но сумма небольшая, порядка восьми тысяч рублей.

Поскольку есть ребёнок, мы до сих пор продолжаем общение. Спустя какое-то время у меня появились другие отношения серьёзные, и были всякие звонки полуночные по типу: «Вернись, я всё прощу, я всё осознала» и прочие вещи странные, которые любят женщины делать.

Были моменты, когда не получалось с дочерью видеться, потому что были какие-то запреты, непонятные оправдания. Особенно когда у меня были отношения с девушкой, у которой тоже есть свой ребёнок, и он ровесник моего ребёнка. Была какая-то ревность, что ли. Типа семья есть ещё одна, и я свою дочь забираю к себе в семью проводить время. При мне было несколько таких моментов, бывшая жена говорила: «Вот, смотри, твой папа за другим мальчиком ухаживает, у него другой ребёнок». Такие фразы проскакивали. Дочке на самом деле это очень нравилось. Они с… как это слово называется, пасынок? Странное слово. Дочка с пасынком общались, дружили, играли вместе, каких-то проблем с прогулкой, с походом в зоопарк и ночёвкой не было. Духовная связь, любовь вообще не страдает. Но бывшая жена сделала очень крутую вещь. Она просто однажды перестала давать ребёнка, и всё. Потом прошло время — и как-то всё устаканилось. Видимо, всё-таки капля мозга осталась у моей бывшей жены. Плюс ко всему у неё появился молодой человек, видимо, она подуспокоилась, и эти моменты стали решаться проще. Сейчас стараюсь не реже раза в неделю с дочкой видеться. Не всегда получается, потому что ребёнок может приболеть, например. Но стараемся не реже раза в неделю видеться.

Для меня психологический момент был в том, что ты в какой-то момент остаёшься один. Приходишь в пустую квартиру. Вчера ты пришёл — и тебя встречала дочка, выходила, а на следующий день ты приходишь — и тебя уже никто не встречает. Это всё лечится работой, книгами — но ни в коем случае не алкоголем. Алкоголь не работает, кстати. Правда. Я просто попробовал. Ты можешь только каких-то проблем себе схлопотать навроде звонков бывшей жене и выяснения отношений, но это всё на самом деле ни к чему. Не стоит. Если человек не понимает, что происходит, что он натворил, чего от него хотят, ты ему никогда не докажешь обратного. Это то же самое как 70-летней бабуле объяснять, что нельзя голосовать за Путина. Ты никак не сможешь переубедить. Проще забить болт.

Я начинаю понимать, почему многие мужчины спустя какое-то время перестают общаться со своими детьми. Потому что и детям так будет проще. Я сам вырос в семье без родного отца, который абсолютно никак не участвовал в моей жизни. И я думаю, что, наверное, у меня были бы какие-то проблемы с пониманием семьи, если бы у меня было бы — условно — два папы. Один живёт со мной и второй приходящий. И, наверное, придётся прийти когда-нибудь к тому, чтобы не общаться со своим ребёнком, как бы это ни было тяжело. Это такой мужской поступок, чтобы у ребёнка нормальное какое-то мировоззрение складывалось. Что есть мама, папа, мы вместе живём в доме, есть у нас кошка, и я хожу в школу. Это как-то более приятно, я думаю, для восприятия мира, чем когда есть папа, который берёт тебя на выходные, и есть папа, с которым ты живёшь остальную неделю. В какой-то момент я уже думал, что так пора сделать, но духовно не смог, не справился с этим решением, не смог его принять.

В общей сложности мы были вместе три года. Обиды нет, есть опыт. Все женщины разные. Есть чёткое понимание того, какой женщина должна быть и что от неё нужно лично для меня. Каждый же себе строит иллюзии и образы будущей любви, что женщины, что мужчины. И этот образ, он существенно изменился. Уровень понимания немножко другой стал. Нужен человек немного из другой касты. Теперь ты понимаешь, почему нужно смотреть, из какой семьи девушка. Теперь ты понимаешь, почему нужно смотреть, как она относится к сомнительным развлечениям по типу ночных клубов и прочего. Наркотики — это, понятно, что совсем жесть, не стоит даже смотреть. И при этом ещё нужно работать над собой, чтобы соответствовать этому уровню людей. Это понимание пришло с опытом лично у меня.

Алиса, 32 года:

«Он все деньги перенаправлял во вторую семью»

— Познакомились мы с будущим мужем в 2011 году, мне тогда было 24. И поначалу у нас был гражданский брак. Мы расставались на один год, он уходил, потом решил вернуться — добился меня всеми правдами и неправдами, сделал предложение. Поженились мы только в 2015 году — хотя в тот год я собиралась с ним расставаться, но решила, что семья есть семья, надо всё-таки пожениться. Почему сомнения были? Потому что много ругались, он устраивал скандалы. У меня муж — бывший дальнобойщик. Его по три–четыре месяца дома не было. И всё время говорил: «Куда деньги деваются?» Но когда раскладывали бюджет, считали, он говорил, что всё нормально, всё хорошо. А потом ему опять вожжа под хвост попадёт, и финансовый вопрос остро вставал.

В прошлом году он приехал на мой день рождения и притащил домой заразу. Он сказал: «Я вдруг пошёл, сдал анализы, и у меня вот такая болезнь». Когда я у врача стала задавать вопросы, а как оно вообще появляется, врач встала на его сторону — ничего такого страшного в этом нет. Но у меня тоже есть знакомые медики, которые сказали, что это только половым путём передаётся — и больше никак, всё остальное — это недоказанные методы. Поэтому всё однозначно. Но он [сказал]: «Я ничего не делал, я не изменял, я весь хороший, весь замечательный». Он ещё и блондин с голубыми глазами, он для всех беленький, пушистенький, хорошенький мальчик. А на самом деле, как показывает практика, всё не так.

Мы тогда его пролечили, мне тоже пришлось лечиться, потому что это коснулось и меня в том числе. И как-то слово за слово, одна ссора, другая ссора. И в конце июля прошлого года мы решили развестись. На самом деле мучительно мне давалось [это решение]. Потому что я понимала, с одной стороны, что мне нужно семью сохранить попытаться, возможно, это какие-то притирки, будет лучше. С другой стороны, я понимала, что бессмысленно сохранять семью, когда с той стороны нет никакой отдачи, ничего. Последней каплей стало, когда он просто из капризов решил поиграть с котом, обрезал усы, чтобы тот не прыгал высоко. И тут у меня само вырвалось — «Ищи покупателей на квартиру, разводимся, надоело». Коты [без усов] теряют ориентацию, им очень тяжело ориентировать, прыгать, ходить! И муж у меня первый раз такое с кошкой сотворил и второй раз с котом. Это просто издевательство над животным, и я уже не потерпела. По отношению к себе я ещё могла какие-то вещи объяснить, понять, попытаться поговорить, но в данном случае это бесполезно было. А ещё он порезал мои [водительские] права. Такой каприз был! Вообще когда я отучилась на права, он сказал: «Я за руль тебя не посажу, мне тут приснился плохой сон, что ты разобьёшься». И всё, и так меня ни разу за руль не посадил. А летом просто в очередной раз психов своих, скандалов взял и порезал права. Как месть. На меня он руку не поднимал, в этом плане он порядочный.

Когда мы решили развестись, он уехал снова в рейс, а когда приехал в августе, то рассказал, что у него двое детей — 6 и 4 года. То есть получается, эти дети появились за время «нас». Он пытался мне яро доказать, что он мне не изменял, что это просто он выступил как донор… Очень многое потом стало понятно. За всю нашу жизнь он очень часто ездил к своим родителям в область и там пропадал. Говорил, он что-то делал, а на самом деле ничего не делалось. Весь бюджет был у меня, он говорил: «У меня деньги закончились». Я ему отправляю — он через неделю опять говорит: «Деньги закончились», объясняя, что это траты в дороге, ещё что-то. Я добрая, я наивная, я понимаю, что он ездит, работает. А оказывается, он все деньги просто перенаправлял во вторую семью, помогал. Когда он ездил к своим родителям, он ездил туда к детям нянчиться. Его родители об этом знали, они это всё скрывали. Я её [другую женщину] не знала и не пересекалась, но он о ней рассказывал вскользь как о коллеге: как у них там, что там, а оказывается, всё это было неспроста.

У нас ещё остро стоял имущественный вопрос. Потому что, когда мы с ним сошлись, объявили родителям, что решили пожениться, мы купили квартиру. Обе семьи договорились, что они помогут нам, и предоставили по полмиллиона. Но ипотека изначально оформлялась на него, квартира, соответственно, в собственности у него. И когда мы решили разводиться, начался самый цирк. Изначально мы разговаривали о том, что продаём квартиру, делим пополам — и всё закрывается. И вот в сентябре он уже начинает придумывать, что есть другая ипотека, где он поручитель — у той семьи, где у него дети. Что нашу-то квартиру он заложил и, соответственно, он её сейчас продать не может, деньги мне отдать не может. Он пропадал. Я уже нашла покупателя, [а муж сказал]: «Нет, ничего не продаём, нельзя. У меня все счета арестованы». Потом пошли угрозы. Съедешь — тогда деньги отдам, не съедешь — ничего не отдам. Потом пошла слежка за мной, он обратился к каким-то криминальным товарищам, и они начали за мной следить, проверять мой телефон удалённо. Техника у нас сейчас всё позволяет, видимо, есть специалисты. Пару раз я ловила, что телефон живёт своей жизнью.

В результате он сам подал на развод — без обоюдного [согласия], через суд нас разводили. На суде 6 декабря он сказал, что нет, денег [за квартиру] не будет, на январь перенёс. Я, собственно говоря, продлила судебный процесс по разводу. И по сей день мы официально разведены, но имущественный вопрос решается. Уже без угроз, вопрос угроз как-то отпал. Я попросила знакомого, чтобы по-хорошему, без применения силы, просто пообщались с бывшим мужем — он испугался, побежал в полицию, написал на меня заявление, что я такая-сякая, угрожаю его жизни. Но полиция дело закрыла, так как никакого состава преступления не было. Суд тоже на нашей стороне. Мы уже прошли мировой суд, потом районный, потом областной. Сейчас ждём, когда пройдёт полгода, когда он может подать апелляцию, и есть вероятность, что он подаст апелляцию и будет следующая инстанция.

Моя семья была рада, что наконец-то [закончился] этот мучительный брак, они видели, что я не особо счастлива в нём. Своих детей у нас нет. Когда я говорила: «Давай проверимся вместе, я проверилась, я в порядке, надо провериться вместе на совместимость, дети же не получаются почему-то», он сказал: «Нет, у меня всё хорошо, я никуда не пойду».

Когда он мне сказал, что у него дети, когда весь пазл сложился, я дня три проревела и после этого просто замкнула чувства. Что об этом думать нельзя, это надо просто пережить. Я с головой ушла в работу. Но у меня режим такой давно, когда мужа нет по 3–4 месяца, что ещё делать? Работаешь и работаешь. Просто тут в два раза больше стала работать, чаще задерживаться. Куда мне идти? Меня только коты ждут. Я, конечно, практически сразу начала встречаться с молодыми людьми, ходила на свидания. Не забываю семью, друзей, я не перечеркнула жизнь, она продолжалась. Просто это очередной этап, который нужно пережить.

Владимир, 65 лет:

«Лоб себе расшибёт, но сделает так, как нужно ей»

— Мы познакомились студентами-заочниками. 21 год мне тогда был. Жили в разных городах — я в Челябинске, она — в Миассе. Встречались только на сессии. Это достаточно мало времени, чтобы узнать друг друга. Любовь такая была — она мне позвонит, сымитирует скандал какой-нибудь, и я еду на такси или на электричке к ней. И я решил жениться. Тогда же такие были ребята, идейные все. Чтобы переспать, надо жениться сначала. И только накануне свадьбы понял, что у неё железный характер, что человек лоб себе расшибёт, но сделает так, как нужно ей.

Мы поженились, уехали в Магнитогорск, где сестра мне свою комнату отдала, а сама к матери переехала. Мы жили, а я был такой парень — стройный, красивый, перспективный журналист. И мне казалось, что мне ничего не грозит в порядке измены и прочего. Устроил я её в газету, она там обстроила всё хорошо. К ней ходил один плотник, который ей кабинет оборудовал. И когда я почувствовал что-то не то, то подумал: «Только не он! Не этот рыжий пьяница». Она была такая девушка…. Роман у неё может быть с кандидатом наук молодым или с доктором старым, но только не с ним. Но оказалось, что это он. Долго довольно продолжалась у нас борьба нервов. Её как-то устраивало числиться в браке, а делать то, что хочется. И она очень здорово манипулировала мною.

Я подумал, что либо я её убью на фиг, либо надо что-то делать. Разошлись, а город-то маленький, всё равно сталкивает. Ну и тут мне предложили попробоваться в федеральном издании. Я не очень успешно, но прошёл стажировку полугодовую в Москве, меня утвердили в челябинскую редакцию. И когда я вернулся, мне родственники говорят: «Забудь ты всё! Уезжайте в другой город и живите дальше». Ну, я думаю, ладно. Говорю ей: «Поедешь со мной?» «Поеду. Ты квартиру плохую не выбирай». В Челябинске мне поначалу давали квартиру возле «Школьника», но я её прозевал, она ушла. Тогда мне сказали: «Ну ладно, подожди. На Российской «свечки» были, перекрёсток Российской и Ленина, там тебе дадут». И я стал ждать. А потом приезжаю летом навестить её в Магнитку, а мне сын заявляет: «А она опять с Вовкой живёт». И я понял, что надо всё рвать.

За того алкоголика она замуж так и не вышла. У неё, как я понял, возможность была выйти за мужиков с положением. У неё они были разные — с РЖД и прочее. Но ей всегда были нужны какие-то работяги, которыми она помыкала. У неё и таксист был какой-то молодой — полуграмотный, беззубый урод. Вот нужно ей было каких-то таких — с образованием три класса. И все удивлялись.

Я ей оставил всё. Уезжал в Челябинск и оставил ей квартиру в Магнитогорске. Слава богу, что ещё разошёлся. Как оказалось, она авантюристка великая. Забросила журналистику и открыла сеть магазинов женского белья. Стал занимать деньги, сделала что-то типа пирамиды. Всех родственников вовлекла, подружку свою со свадьбы. Всех обчистила, ограбила, все оказались виноваты. Был судебный процесс — и ей сначала дали пять лет условно. Тогда ей сказали: «Смазывай лыжи и убегай в другой город». А она говорит: «Мне гадалка подсказала, что будет суд и меня освободят в зале суда». Гадалка сказала! И завели второе дело, когда вторая группа уже заёмщиков подала заявление — а это уже рецидив считается. Её в зале суда арестовали и посадили. Пять лет она отсидела. Где она сейчас, непонятно. Не вижу — и слава богу.

Светлана, 34 года:

«Думал, так, повстречается с ней для перепиха — и у нас всё нормально»

Это было летом. Я училась в колледже на дизайнера, а когда были каникулы, устроилась на работу. Заказов было мало, и я сидела в кнопочном телефоне, регистрировала свою анкету в знакомствах. Мне пришло несколько контактов, и в них был Вадим — мой первый муж. Так мы с ним и познакомились. Долго встречались, лет пять. Были у нас и ссоры, и подозрения — что он с другими девчонками встречается или, по крайней мере, переписывается, было, когда по ночам он пропадал. Но я думала, что всё это пройдёт, когда будет у нас ребёнок, когда мы зарегистрируем свои отношения.

Мы жили вместе, хоть и не были женаты. С его родителями немножко пожили, потом — на съёмной квартире, потом — на другой съёмной квартире. Раздельно жили какое-то время — я у своих родителей, а он у своих. Потом я забеременела, и мы сыграли свадьбу. Сняли квартиру, полуторку, и у нас началась отдельная от родителей семейная жизнь.

Он очень обрадовался, что именно дочка родилась, а не мальчик. Наверное, просто девочек вообще любит, поэтому рад тому, что дочка родилась. Не могу сказать, что я была тогда счастлива, наверное, нет. Потому что, когда нас из роддома выписали, началось. Дочка по ночам не спит, кричит, была беспокойная очень, начались проблемы: он не высыпается, а ему с утра на работу нужно. Я переживала, что он, бывало, даже кричит и на ребёнка злится из-за того, что она ему не даёт спать. Потом начались проблемы со здоровьем у Маши. То газики, то зубки, плачет постоянно, я её на руках постоянно трясу. В девять месяцев она не ползает, не сидит, по врачам давай её таскать. Понятно, что с ребёнком семья либо разрушается, либо укрепляется, потому что проблемы начинаются сразу.

Ещё и особо денег у меня не было, даже пособие не платили, и он психовал, что приходится ему, видите ли, содержать меня. Он постоянно кричал, был всё время чем-то недоволен, что ребёнок маленький, что я ему меньше внимания уделяла. И понеслось… Он начал по вечерам пропадать, якобы таксует и деньги зарабатывает. На самом деле он деньги не приносил. И когда я ему звонила, он на звонки не отвечал. Он говорил мне — давай в суд подавай на своего руководителя, я подала, работала по ночам, когда ребёнок спит, рисовала эскизы.

Когда я с ребёнком в больнице лежала, ей убирали ячмень под наркозом, нас где-то полторы недели не было дома. Он даже нам особо и не звонил, наоборот, говорил, что отдыхает от нас, радовался. А потом, когда уже Маша подросла, ей было 2,5 года, мы с ним очень сильно разругались. Он сказал: «Вот, я на базу поеду». Я говорю: «Нас-то возьми, мы тоже хотим с тобой вместе время провести на природе». Он такой: «Нет, я поеду один». Я спросила: «А почему нас не хочешь взять?». Ответил: «Там мест нет свободных. Есть только на меня, предоставляется путёвка только рабочим от завода». Ну ладно. И он поехал на три дня — пятница, суббота, воскресенье, а я у родителей была с ребёнком.

У меня были подозрения уже, что он с девушкой встречается, я даже знала её имя. Он вёл тетрадку, записывал свои сновидения. Ему друг-психолог посоветовал, типа это мозг развивает. И я периодически эту тетрадку брала и читала. И один из его снов был про девушку, её имя было написано. Я подумала, что, если она во сне к нему приходит, значит, она есть у него в друзьях «ВКонтакте». И нашла у него три друга с именем Лариса. Подруга, которую я знала, сестра, и незнакомая девушка оставалась. Я периодически поглядывала на её страничку.

Когда я спрашивала, говорила о своих подозрениях, он мне отвечал: «Ты же дизайнер, у тебя фантазия бурная, ты сама себе что-то навыдумывала». Он не хотел сознаваться, хотел так всё и оставить. Думал, так, повстречается с ней для перепиха — и у нас всё нормально. Его всё устраивало, только меня не устраивало, совсем не устраивало, что это за семья такая? И вот после той поездки на базу она выложила фотки с ним. Я тогда всё поняла и точно увидела, что они встречаются. Девушка была постарше, чем я, года на два. Детей у неё не было, серьёзных отношений не было. Видимо, она за него зацепилась — надо, и всё.

После той базы, когда я ещё не увидела фотки «ВКонтакте», он прятал от меня фотоаппарат наш семейный. Он брал его с собой на отдых. Мы даже разодрались с ним из-за того, что он не давал мне этот фотоаппарат. Я просто понимала, что там какие-то фотки, причём откровенные, не удивлюсь, если интимного характера. И он просто фотоаппарат у меня отобрал — и эту карту сломал.

А когда я нашла их совместные снимки в интернете, у меня всё перевернулось. Не знала, что делать. Когда я его другу рассказала, он сказал: «Они уже полгода встречаются». Я навела о ней справки, узнала, кто она такая. Оказалось, что она воспитательница в детском саду в нашем районе. Я прекрасно понимала, что, если сейчас скажу ему про фотографии, она уберёт их — типа ничего не было, я всё придумала. Из меня бы дурочку сделали! И я распечатала эти фотки, положила на кровать съёмной квартиры, где мы жили, и ушла к родителям.

Потом я подала заявление на развод. Причём сначала сомневалась, предлагала ему забыть её, убрать все её контакты. «Давай, — говорю, — всё забудем, начнём всё заново, с чистого листа». Всё-таки ребёнок маленький, недавно свадьбу сыграли, отношения, хотелось сохранить семью. А он не хотел ничего менять. Он, наоборот, хотел с ней остаться, даже предлагал мне деньги, чтобы я оплатила госпошлину на развод. Потом его мама активизировалась. Давай с ним разговаривать, чтобы он менял ситуацию, ребёнок маленький, а тут какая-то девка непонятная, которая уводит из семьи. Говорила ему, мол, проживёшь с ней годик — и у тебя такая же будет ситуация, как со Светой, всё то же самое будет. И тогда он начал предлагал остаться, забрать заявление, но я уже не могла. Спасло то, что он тогда покупал машину, и как раз в момент, когда мы у судьи были, позвонил менеджер. И когда нас развели, он даже не пытался особо ничего мне сказать, потому что пришла его машина! Надо скорее её забирать!

Но мы с ним потом после развода ещё два года не пойми как жили. То есть не жили вместе, а так — встречались. Со съёмной квартиры я, конечно, переехала к родителям. Он хотел вернуть меня, у меня тоже были чувства. И мы вместе проводили время. Как-то он на озеро нас пригласил с Машей, мы так хорошо время провели, я думала: «Ну всё, всё забудем, и наши отношения начнутся заново». Мы покупались, наобнимались даже, и он привёз нас к родителям уже под вечер, мы попрощались так хорошо, и он уехал к своим родителям. А мне надо было продукты покупать, я Машу собрала и пошла в «Молнию». Прихожу туда — там девочка стоит, я её первый раз тогда увидела вживую, не на картинке. Смотрю, а она стоит и кого-то ждёт. Я спряталась и подглядывала, кого это она ждёт. Выходит! Я просто обомлела. Выходит Вадим и с ней идёт за ручку. Как вот так называется? Днём со мной, с ребёнком, а вечером с ней. Я его окрикнула тогда: «Это что такое?» Поймала прямо на месте преступления. А он сказал: «Мы просто гуляем» и ушёл с ней.

И таких моментов было много. Врал мне, врал ей. Я так устала от этого всего, так мучилась, но не могла обрубить все мосты.

Я зарегистрировалась на сайте знакомств, тогда уже интернет был. И так познакомилась со своим нынешним мужем. Он сам меня нашёл на этом сайте, причём не предлагал встречаться, а предлагал свои услуги по танцам. «Легко и свободно научу двигаться на дискотеках, на мероприятиях». Я зацепилась за это, начала к нему ходить, обучаться танцам в стиле хип-хоп. Я там не единственная была, конечно. Женя меня поначалу особо не замечал. Потом я ему сама позвонила и серьёзно предложила жить с нами вместе. А что мне терять? Мне не нужны вот эти отношения — просто какие-то встречи, развлекаловка, гулянья. Говорю: «Давай будем жить вместе — и всё».

Вадим засуетился сразу, заревновал. А тут как раз 8 Марта, Женя у меня прожил три дня. Вадим засуетился, давай мне цветы дарить, колечко мне купил. Я и расцвела. Думаю, о, очнулся! Я Жене всё это рассказала: «Прости, пожалуйста, я хочу попробовать с ним ещё раз». Прошёл месяц, и с Вадимом всё то же самое. Непонятные пропадания, оправдания. То с нами, то не с нами, не живёт с нами, не ночует, где-то лазит постоянно, ходит. Думаю: «Ну что же я сделала, что же я такого человека упустила?» Всё, надо ставить точку. Я позвонила Жене снова и сказала: «Прости меня, давай ещё раз попробуем». Он выслушал мою ситуацию, увидел, что я серьёзно хочу начать отношения с ним, я ведь уже стояла твёрдо на своём, ни шаг влево, ни шаг вправо. Было тяжело, но Женя помог мне с этим справиться. И так наша жизнь началась. Месяц за месяцем мы начали справляться с этим.

Бывший муж в суд на меня подал, жаловался, что я ему Машу даю редко видеться. И суд решил, как он с ней будет встречаться, как будет её забирать. А теперь, если что не так, не по исполнительному листу, начинает мне этим листом махать и приставам жаловаться. Несколько раз уже жаловался, они мне звонили, говорили, что я Машу ему не даю.

Пережить всё это помогла забота о ребёнке, что нужно дальше жить, заботиться о дочке, что нужно зарабатывать, чтобы прокормить её, одеть, обуть, за садик заплатить. Я с головой была в работе, наверное, это меня спасало. Плюс ремонт в квартире — по чуть-чуть, помаленьку. Я клеила обои, нанимала людей, рисовала мебель в эту квартиру. Наверное, это меня как-то спасало. Ну комплименты были в мою сторону. Это радовало. И я дальше продолжала жить, пока не познакомилась с Женей, с моим нынешним мужем.

А что для вас стало поводом для развода? 

    От любви до ненависти 

    Как сохранить любовь и укрепить отношения? И что должен делать настоящий мужчина? Советы сексолога читайте в материале 74.ru

    Почему так тяжело переживать измену партнера и зачем мужья сами толкают жен в чужие объятия, рассказали специалисты. А заядлые холостяки поделились, почему не торопятся идти в ЗАГС.

    Знаете интересных людей или необычные истории? Присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в нашу группу во «ВКонтакте», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7 93 23–0000–74. Телефон службы новостей: 7–0000–74.

    По теме

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость
    15 июл 2019 в 12:10

    Читаешь все эти истории и думаешь, вот с самого начала все было плохо, а нет, надо пожениться и детей сделать! Ну где ум у людей? Что с одной стороны, что с другой.

    Rexhepi
    15 июл 2019 в 10:39

    Для меня всегда самый главный показатель - это оправдание девушек!! У них всегда виноваты кто-то другой, только не они!! Мама мужа- плохая, сестра мужа-плохая и тд!!! Ну о главная женская отмазка - мол, ОН раньше был совсем другой, не такой за которого я выходила)))) хаха, ну так и вы не молодеете, и через несколько лет рядом с парнем не прекрасная молодая девушка, которую хочется, а визжащее нечто)) даже если девушка внешние данные более-менее сохранила, то характеру все-равно меняется!!! И если женился на молодой, яркой девочке, с которой всегда было весело и приятно, то тяжело привыкнуть потом, что она трансформируется в ревнивую, мнительную, пилящую бабу!!!

    Женщинам по менше разного рода информации, в браке лучше бы жилось и все.