5 июля воскресенье
СЕЙЧАС +20°С

Фронтовой инстаграм: «Когда мама впервые попала на передовую, был обстрел»

74.RU публикует фронтовые снимки связистки Надежды Араслановой

Поделиться

Снимок в госпитале после ранения в руку был сделан в ноябре 1944 года в Кройцбурге, в Восточной Пруссии

Снимок в госпитале после ранения в руку был сделан в ноябре 1944 года в Кройцбурге, в Восточной Пруссии

Снимки военных лет всё чаще остаются безымянными. Даже самым молодым участникам Великой Отечественной сегодня не меньше 93–94 лет, а тем, кто застал начало военных действий, — около века. Они постепенно уходят, и рассказать об истории кадра и о людях на нём становится некому. Но есть счастливые исключения, и к юбилею Победы мы с вашей помощью запускаем «Фронтовой инстаграм», чтобы истории фотографий с Великой Отечественной войны и людей на них узнала вся страна. Сегодня наша героиня — челябинская связистка Надежда Арасланова (в девичестве — Якунина).

Надежда Арасланова участвовала в операциях 3-го Белорусского фронта. Вот снимок Каунасской наступательной операции, её провели летом 1944 года — незадолго до того, как челябинская связистка попала в госпиталь

Надежда Арасланова участвовала в операциях 3-го Белорусского фронта. Вот снимок Каунасской наступательной операции, её провели летом 1944 года — незадолго до того, как челябинская связистка попала в госпиталь

— В тот госпиталь, что на фотографии, мама попала после ранения в руку. Это было самое лёгкое её ранение, — рассказывает дочка Надежды Егоровны Галина Голованова. — У неё ещё было пулевое ранение в ногу, а самое серьёзное — травма от гусеницы танка (нашего). Они переходили через реку по большому мосту. Маме надо было перемотать портянки — натёрла ногу. Пока она этим занималась, её часть ушла, а люди пошли в противоположном направлении — навстречу. А сбоку стоял танк. Мама решила быстренько проскользнуть между танком и перилами моста. Но в это время танк тронулся и прижал её к перилам.

Вот полная версия снимка из госпиталя. Рядом, на подушке, похоже, лежат наушники, в руках у Надежды книга. Хорошо разглядеть можно и соседку по палате, но имя её, к сожалению, не сохранилось

Вот полная версия снимка из госпиталя. Рядом, на подушке, похоже, лежат наушники, в руках у Надежды книга. Хорошо разглядеть можно и соседку по палате, но имя её, к сожалению, не сохранилось

Танк раздробил Надежде Араслановой таз, и собирать его врачам пришлось буквально по косточкам.

— Когда она выздоравливала, уже научилась ходить с одним костылём (их на госпиталь было всего три, менялись, передавали друг другу), её хотели эвакуировать в тыл и комиссовать. Она попросила кого-то из друзей на прогулке найти ей подходящую палку и сбежала в свою часть (часть стояла недалеко, её навещали). По дороге её подобрала штабная машина, — вспоминает рассказы мамы Галина Голованова. — Офицеры в машине шутили, балагурили. Над ними оказался вражеский самолёт и начал их обстреливать. Все выскочили из машины, легли на землю в кустах на обочине, а мама осталась — она не могла слезть сама. Когда самолёт улетел, они поехали дальше, но все молчали и прятали глаза.

Надежде Араслановой было 17, когда началась война. Чтобы помочь фронту, она тогда пошла работать на военный завод в Копейске, начиняла бомбы. Но уже через два года, в 1943-м, попросилась на фронт добровольцем. Для этого нужно было написание заявление в райком комсомола, и тем же летом 19-летнюю Надежду отправили на передовую.

Это фото сделано в сентябре 1944-го года. Надежда Егоровна — слева, ей здесь около 20 лет. Видно, что её однополчане — такие же молодые девчонки

Это фото сделано в сентябре 1944-го года. Надежда Егоровна — слева, ей здесь около 20 лет. Видно, что её однополчане — такие же молодые девчонки

— Сначала она попала в зенитно-артиллерийский полк. Он стоял на Волге в городе Энгельсе, — рассказывает Галина. — Там маму ранили в первый раз. После госпиталя можно было вернуться в свою часть или попасть в запасной полк, откуда бойцов забирают из разных частей на пополнение состава. Мама выбрала второй вариант: она рвалась в бой, а зенитчики, по её мнению, были слишком далеко от линии фронта. Так она попала на передовую, в пехоту. С этой частью она и была до конца войны. Там погибла связистка, и она стала связисткой.

С тех пор связистке Араслановой не раз удавалось избегать смерти буквально чудом.

— Когда впервые попала на передовую, был обстрел. Была уже ночь, ей предложили пойти спать в землянку связисток, но она отказалась, сказала, что «подремлет здесь, в штабе». На самом деле она просто испугалась идти — на передовой оказалось гораздо страшнее, чем она себе представляла, — вспоминает Галина Голованова. — Утром узнали, что в землянку связисток попал снаряд и они все погибли. Таких историй мама рассказывала много, оказалось, что ей постоянно везло, смерть проходила мимо. Однажды они переходили на другое место, остановились отдохнуть, погреться у костра (там были люди из разных частей). Вдруг оказалось, что их часть уже ушла, а их осталось трое или четверо (один из них — знаменосец). Они отправились догонять своих, дошли до развилки и пошли не по той дороге. Вскоре встретили разведчиков из другой части, которые предупредили, что они идут туда, где немцы. Хорошо, что вовремя их развернули.

Этот снимок сделан 20 сентября 1944-го на отдыхе между боями, когда в полк приехал фронтовой фотокорреспондент

Этот снимок сделан 20 сентября 1944-го на отдыхе между боями, когда в полк приехал фронтовой фотокорреспондент

Со своей частью Надежда Егоровна прошла всю Белоруссию, Литву, а после взятия Кёнигсберга их отвели на побережье Балтийского моря на отдых. Затем погрузили в эшелон до Дальнего Востока. То же самое было и с другим героем нашего проекта — связистом, ефрейтором Геннадием Комиссаровым. Он ещё четыре года служил после войны на границе с Маньчжурией. Но у истории Надежды Араслановой развязка чуть-чуть иная.

— День Победы встретили в Москве в эшелоне, из которого их не выпускали, но салют они видели, — вспоминает Галина Голованова. — Мама ехала в одном вагоне с госпиталем (как, наверное, и другие женщины). Когда подъезжали к Челябинску, главный врач госпиталя предложила ей оформить документы для комиссии (ввиду ранений). Мама согласилась: война, казалось, уже закончилась, свою маму она давно уже не видела…

Связь с однополчанами Надежда Егоровна в итоге потеряла.

— К сожалению, на фотографиях не указаны имена других участников. Фото были подписаны её братьям, сестре и маме на память. В рассказах мама иногда называла кого-то по имени, но мы имён не запомнили, — рассказывает Галина Голованова. — Все снимки сделаны фотокорреспондентами, которые к ним приезжали. Групповые — одним, а в госпитале — другим. Я думаю, обычно так и было. Фотографы снимали желающих, чтобы они могли послать домой свои снимки. Гораздо позже, уже в 1990-х годах, мама встретила одну однополчанку по зенитно-артиллерийскому полку в Челябинске, на фронте они знакомы не были.

Со своим будущим мужем — кадровым военным — Надежда Егоровна познакомилась в 1945 году.

— Сначала жили в Челябинске, потом Москва — академия, Подмосковье — Таманская, Кантемировская дивизии, Рязань, Сирия, наконец — опять Челябинск, — перечисляет Галина Голованова. — Умерла мама в 2016 году, немного не дожив до 93 лет.

Великую Отечественную войну Надежда Егоровна (на фото справа) прошла связисткой в 63-м стрелковом полку 215-й стрелковой дивизии (3-й Белорусский фронт). А этот снимок сделан недалеко от Вильнюса

Великую Отечественную войну Надежда Егоровна (на фото справа) прошла связисткой в 63-м стрелковом полку 215-й стрелковой дивизии (3-й Белорусский фронт). А этот снимок сделан недалеко от Вильнюса

Фронтовой инстаграм

«Фронтовой инстаграм» — это проект о южноуральцах, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны. В семейных архивах мы вместе с жёнами, детьми и внуками ищем интересные снимки и рассказываем связанные с ними истории. Хотите знать больше о наших героях? Первым героем нашего проекта стал Иван Михеевич Суслов. Он служил фотографом-пограничником на Дальнем Востоке. Зачем в футляре с фотоаппаратом нужно было хранить гранату, рассказала его внучка Юлия. Будущему связисту Геннадию Александровичу Комиссарову в начале войны было всего 15, но в 1943-м на фронт призвали и его. О том, как ушанка спасла жизнь ефрейтору Комиссарову и как телефонисты бегали по полю боя с катушками, рассказала его супруга Елизавета Дмитриевна. Не пропустите и историю музыканта Василия Крылова. Ему было около 40, когда началась Великая Отечественная, и Василий Федорович всю войну прошёл с баяном в руках.

Все материалы проекта доступны в разделе «Фронтовой инстаграм».

Если у вас есть такие фотографии, напишите нам на редакционную почту 74@rugion.ru или в мессенджеры по номеру +7 93 23-0000-74 с пометкой «Фронтовой инстаграм». Страна должна увидеть историю и людей, благодаря которым случилась Победа.

оцените материал

  • ЛАЙК14
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!