Все новости
Все новости

Урал брутальный: живой атом и мертвые церкви

Через 55 лет после аварии на «Маяке» территория, оказавшаяся под радиоактивным облаком, живет обычной жизнью сельской глубинки. Там мы нашли несколько старинных заброшенных церквей. А вот отыскать отголоски техногенной катастрофы, даже с дозиметром, оказалось непросто. В этом мы убедились в путешествии сайта AutoChel.ru по восточно-уральскому радиоактивному следу.

Поделиться

200 микрорентген

«96, 125, 160, 198 микрорентген. Ребят, поехали отсюда! Поехали, поехали!» – газ в пол и вот мы уже уносимся подальше от гиблого места, оставляя позади знак с короткой надписью «р. Теча». Уже через 20 метров дозиметр перестает надрывно пищать, а еще через сотню приходит в себя и показывает фоновые значения в 8-10 мР/ч.

Когда коллеги спрашивали нас о предстоящей экспедиции и мы говорили, что поедем по ВУРСу, приходилось объяснять, что это такое. Поразительно, как мало мы знаем об истории (пусть и такой печальной ее странице) места, где мы живем. А ведь знать бы надо.

Но обо всем по порядку. В 1946 году мир только-только перевел дух после глобальной катастрофы под названием Вторая мировая война. Но примерно тогда же стало ясно, что на этом межконтинентальные конфликты не исчерпаны. На горизонте замаячила новая угроза – третья мировая между двумя победителями – СССР и США, и полем для битвы могли стать не поля, города, степи и броды, а цепочки ДНК. США продемонстрировали мощь военного атома в Хиросиме и Нагасаки, и теперь слово было за Красным Гигантом. Ядерная гонка стартовала недалеко от Челябинска, где в окружении кристально чистых уральских озер в нескольких километрах от Кыштыма началось строительство первой в СССР промышленной площадки по производству оружейного плутония. Во время войны в нашей стране привыкли измерять затраты на поставленные цели не только в рублях, но и в человеческих жизнях. Вот и тогда были выделены неограниченные материальные и людские ресурсы для максимально быстрого запуска производства. В 1948 году предприятие, называемое в официальных документах просто «комбинат 817», начало работу. Тогда никто не знал, насколько опасен атом и что делать с радиоактивными отходами. С первых же дней их стали просто сливать в реку Теча. Бесконтрольное загрязнение водной артерии, питавшей несколько селений, продолжалось порядка десяти лет. Хотя и после этого на «Маяке» случались утечки. А вдоль реки до сих пор живут люди.

Мы замеряли фон, остановившись в 15-20 метрах от Течи. Наш дозиметр показал 200 микрорентген в час, или 2 микрозиверта. Для сравнения, такое же излучение человек переносит, когда делает снимок зуба в стоматологии, а во время полета в самолете на высоте 10 км получает даже большие дозы. Непосредственный вред здоровью они могут нанести только при постоянном проживании в таком месте. Например, в Муслюмово. Однако инструкция к дозиметру, в случае если прибор начинает показывать больше 125 мР/ч, призывает немедленно покинуть загрязненную территорию и сообщить об этом в соответствующие государственные службы. Но мы предположили, что там и без нас знают, что Теча фонит.

Поделиться

«Звенящий» заповедник

Наш путь лежал дальше на север к границе со Свердловской областью, туда, где раскинулся Восточно-Уральский радиоактивный след. Он образовался после аварии на комбинате «Маяк» 29 сентября 1957 года, когда из-за отказа в системе охлаждения произошел взрыв в одной из емкостей с 80 кубическими метрами высокоактивных радиационных отходов. Взрывом, оцениваемым в десятки тонн в тротиловом эквиваленте, цистерна была разрушена, бетонное перекрытие толщиной метр и весом 160 тонн отброшено в сторону, в атмосферу было выброшено около 20 миллионов кюри радиоактивных веществ. Для сравнения, Чернобыль выплюнул в атмосферу облако в 50 миллионов кюри.

Часть радиоактивных веществ поднялась взрывом на высоту 1-2 км и образовала облако, состоящее из жидких и твёрдых аэрозолей. В течение 10-11 часов радиоактивные вещества выпали на территории в 300-350 км в северо-восточном направлении от места взрыва (по направлению ветра). В зоне радиационного загрязнения оказалось несколько предприятий комбината «Маяк», военный городок, пожарная часть, колония заключённых и далее территория площадью 23 000 км² с населением приблизительно 270 тысяч человек в 217 населённых пунктах трёх областей: Челябинской, Свердловской и Тюменской. Сам Челябинск-40 (Озерск) не пострадал. 90% радиационных загрязнений выпали на территории закрытого административно-территориального образования химкомбината «Маяк», а остальная часть рассеялась дальше.

Когда ликвидировали последствия аварии, 23 деревни из наиболее загрязнённых районов с населением от 10 до 12 тысяч человек просто отселили, а строения, имущество и скот уничтожили. Закапывать радиоактивный урожай и сжигать загрязненные строения пришлось военнослужащим и простым селянам. Говорят, кое-где на такие смертельные сельхозработы выводили даже подростков. Для предотвращения разноса радиации в 1959 году была образована санитарно-защитная зона на наиболее загрязнённой части радиоактивного следа, где всякая хозяйственная деятельность была запрещена, а с 1968 года на этой территории образован Восточно-Уральский государственный заповедник, существующий по сей день. Попасть на территорию радиоактивного заповедника не получится. Административно он входит на территорию комбината «Маяк», который является закрытым предприятием. Его активно патрулирует местная полиция. По периметру установлены четыре стационарных круглосуточных поста. Всех нарушителей нещадно задерживают и штрафуют. Но большая часть территории ВУРСа не имеет особого статуса. Там, как жили, так и живут люди. Сейчас уровень радиации в местности снизился, и многие земли используются в сельхозобороте. Мы проехали по маршруту Тюбук – Булзи – Юшково – Огневское – Багаряк – Ларино, замеряя в них радиационный фон. Везде он оказался в пределах нормы. Но обо всем по-порядку.

Поделиться

Тюбук

Самый крупный населенный пункт на нашем пути. Здесь живет почти пять тысяч человек. Да и основано селение было едва ли не раньше Челябинска. С 1751 года землей здесь владел известный купец Никифор Клеопин, который построил плотину, кузницу, мельницу, деревянную церковь во имя Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова. В 1827 году церковь сгорела от удара молнии, после на ее месте построили каменный храм, который стоит до сих пор. Заброшен он давно, еще до аварии на «Маяке», тем удивительней, что на стенах кое-где сохранились фрески.

«При Ленине с религией боролись. Коммунисты разграбили церковь, колокольню разобрали. В здании храма было зернохранилище, а потом тракторные мастерские. – говорит пожилой житель Тюбука. – Сейчас вроде начали восстанавливать здесь часовню, но денег не хватает. Кто хочет восстанавливать – тому не на что, у кого есть на что – тем не интересно».

Он же вспоминает, что Тюбук после аварии тоже собирались отселять, но не стали – слишком большое селение. Так люди и остались жить на территории, зараженной цезием (Cs-137) и стронцием (Sr-90). В тени полуразрушенного храма мы остановились на обед. Дозиметр был включен и показал данные в 22 мР/ч – чуть выше естественного фона, но в безвредных для человека пределах. С годами частицы, служившие внешним источником радиации, распались, и теперь основную опасность представляют внутренние источники. Радиоактивные цезий и стронций, осевшие на почве, могут попадать в организм местных жителей с продуктами (чаще всего, с молоком) и накапливаться в нем. Эти элементы ничем не выводятся и навсегда остаются с человеком.

Поделиться

Булзи

Примерно в 20 километрах от Тюбука находится населенный пункт Булзи. Село было основано в конце XVII – начале XVIII веков, не позднее 1710 года. Название населенного пункта происходит от имени татарина Булза, сосланного в эти места из Казани за конокрадство. Об этом сообщается в книге «Приходы и церкви Екатеринбургской епархии», 1902 год издания. На самой верхней точке села возвышается церковь Покрова Пресвятой Богородицы в форме корабля. Заложена она была в 1835, освящена в мае 1841. На ее постройку ушло 36 тысяч царских рублей. Огромная по тем временам сумма. Капитально переделана церковь в 1886-1894 – пристроены симметричные боковые приделы Сретения Господня (правый) и Константина и Елены (левый), возведена новая колокольня. В советское время храм использовался как склад, западный вход был расширен для въезда автомобилей, внутреннее пространство разделено на ярусы. Сейчас в здании в жару находят приют деревенские коровы. Похоже, кроме них, церковь никому не нужна. Неподалеку от Булзи когда-то располагалось село Свобода, которое расселили и сравняли с землей после аварии. Булзи я почти полностью обошел с дозиметром. Выше 17 микрорентген показания нигде не поднимались.

Поделиться

Юшково

Старинное селение, основанное в самом начале ХVIII века в числе русских поселений, относящихся к ведомству Багарякской слободы. Называется по фамилии первопоселенца Василия Юшкова. Местную церковь Воздвижения Креста Господня тоже облюбовали коровы. При нашем приближение стадо опасливо мыча, двинулось прочь. Вот что удалось выяснить об истории святыни: открытие самостоятельного прихода в деревне Юшковой относится к 1848 году, когда 10 июля заложен был деревянный храм в честь Святых бессребреников Космы и Дамиана. Храм построен был из старого храма, купленного в селе Арамильском, Екатеринбургского уезда, окончен и освящен первого ноября 1850 года. Существовал до 1899, когда, по распоряжению Епархиальнаго начальства, он был разобран, и лес употреблен на постройку церковно-приходской школы. Существующий ныне каменный храм был заложен первого июля 1892 года. Строился он частью на деньги, пожертвованные, в количестве 5 000 рулей, крестьянином села Коневского Иваном Петровичем Алыбиным, частью на добровольные пожертвования прихожан. Постройка окончена 31 октября 1897 года. Невдалеке от церкви находится сельская школа. Ее забросили совсем недавно, судя по всему – год-два назад. На многих окнах целы стекла. Внутри остались парты, учебники и прочие школьные принадлежности. На одном из столов даже стоял почти целый амперметр.

Поделиться

Огневское

Еще одна деревня, основанная тогда же, когда и Юшково. И тоже названа по фамилии первого поселенца – Огнева. Местный храм Пророка Илии считается самым большим и красивым в Каслинском районе, не считая храма Вознесения Господня в самих Каслях. Огневский приход был открыт в 1778 году, и изначально храм был деревянным. В 1827 заменен каменным и достроен двумя приделами в честь великомученика Дмитрия Солунского и Святого Георгия Победоносца. Деньги на строительство были собраны верующими, их имена оставлены на одной из стен храма. Особенно большой вклад внесли местные купцы. В 1850-1910 годах в окрестностях села действовала алебастровая копь (принадлежала церкви), которая приносила большой доход. Жители занимались также намывкой золота на реке (с 1846 прииск тоже принадлежал церкви). После революции храм был закрыт. До 70-х годов прошлого века храм использовался под зернохранилище. Затем – опустел и стал разрушаться.

Поделиться

На стенах сохранились фрески, изображающие лики святых и библейские сцены. Лица херувимов – это лица реально живших в XIX веке и рано умерших детей местных купцов. Внутри храма приделы разделены красивыми высокими арками. Храм отапливался печами, сохранился дымоход. Роспись алтаря практически исчезла. По узкой и темной винтовой лестнице, которую не так-то просто обнаружить, удалось подняться на крышу. Вид – превосходный, только страшновато. Чувствуется, как от шагов крыша под ногами начинает «гулять». Здание старое, и за прочность уже никто не поручится. Здесь же мы наткнулись на урну с прахом учителя, умершего в 1876 году.

В 1993 году была зарегистрирована община этого храма. Богослужения в настоящее время в селе ведутся в молельном доме (здание бывшей школы). Год назад, сюда приезжал архиепископ Челябинский и Златоустовский Феофан. Существует даже план реконструкции церкви, но у села денег на это нет. У подножия церкви лежал гранит, который слегка фонил. Наш прибор показал 32 мР/ч, что является естественным фоном для этого минерала.

Поделиться

Багаряк

Это одно из первых русских поселений на территории области. Основано было в 1688 году как Багарякская слобода. Со всех сторон окружено сосновыми и березовыми лесами. В свое время была процветающей слободой на Урале, и одним из форпостов государства на востоке. Церковь в таком богатом селении построили соответствующую. Храм во имя Вознесения Господня заложили 21 сентября 1818 года, а в октябре 1819 состоялось первое богослужение. Постепенно он разросся пределами и пристройками, но в 1931 году был закрыт. По всему селению разбросаны покинутые дореволюционные здания. В их числе здание Крестьянского банка, позднее страхового общества. В советское время в нём был клуб.

Поделиться

Ларино

Это селение оказалось самым изолированным из тех, что нам встретились. До него пришлось несколько километров добираться по грунтовой дороге, съехав с асфальта. Это обычная деревня, названная, видимо, тоже по фамилии первого поселенца. В центре, на пригорке стоит церковь Троицы Живоначальной. Ее строили с 1893 по 1900 год на месте старого, не сохранившегося деревянного храма. Она тоже не действует, но, в отличие от предыдущих, по ней не разгуливают коровы и козы. Все входы святилища оказались плотно закупорены, и нам так и не удалось заглянуть внутрь. Наверное, с точки зрения сохранности здания, это даже к лучшему. По дороге из Ларино я увидел поле, которое показалось мне подозрительным – заросшее, засаженное елью. Остановился и проверил уровень радиации дозиметром. 4 мР/ч – значительно ниже естественного фона.

Поделиться


Прочь от Течи

Мы посетили лишь часть заброшенных церквей Челябинской области. На самом деле их гораздо больше. Когда-то они были центрами духовной и культурной жизни местных общин, а сегодня стали мрачными памятниками самим себе.

Наша поездка показала, что природа знает, как бороться с последствиями человеческих ошибок. Скоро исполнится 55 лет со дня аварии на «Маяке». Сегодня почти весь ВУРС (за исключением территории Восточно-Уральского заповедника) живет обычной сельской жизнью. Дозиметр здесь не сходит с ума, по улицам не гуляют двухголовые телята. Но кто знает, как авария сказалась на местных жителях? Думаю, пребывание здесь не опаснее прогулки в городском парке. Если бы я хотел уединения и покоя, то поселился где-нибудь в Ларино.

Совсем другая ситуация на реке Теча. Я не знаю, сбрасывают ли туда ядерные отходы до сих пор, но совершенно уверен, что фон там существенно превышает безопасные для человека значения. Со временем, если люди перестанут вмешиваться, природа справится и с этим загрязнением. Но пока, лучше проезжать мост через Течу без остановок и как можно быстрее.

В туре сайта AutoChel.ru по Восточно-Уральскому радиоактивному следу участие приняли Павел Бряков, Андрей Винников, Артем Краснов, Лилия Краснова, Петр Малетин, Ольга Малетина, Андрей Семак.

Фото: Фото Артема КРАСНОВА, съемка и монтаж Андрея ВИННИКОВА

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter