21 сентября суббота
СЕЙЧАС +10°С

Живой пешеход уязвим, мёртвый — всесилен: разбираем, как водителю не стать жертвой сбитого человека

Это история о том, что ждёт автомобилиста, даже если его вина не очевидна

Поделиться

Это не очередная страшилка о сбитом насмерть пешеходе. Это история о том, что ждет водителя, даже если его вина, скажем так, не очевидна. Эта статья позволит вам по иному взглянуть на пешеходов и их реальные права. Живой пешеход уязвим. Мертвый пешеход всесилен.

В редакцию обратился человек, сбивший пешехода насмерть. Происшествие типовое: зима, шестиполосная дорога, посередине снежный бруствер, скрывающий разделительную полосу (газон). До пешеходного перехода метров 50. Пожилой мужчина о чем-то спорил с женой. Они взобрались на бруствер, и, разгоряченный спором, мужчина неожиданно выскочил под колеса «девятки». Водитель тормозил и пытался уйти вбок, но авария случилась. От полученных травм пешеход скончался в больнице.

Реакция большинства водителей — пешеход сам виноват: поперся в неположенном месте, прыгнул под колеса. Что тут рассуждать? Однако в российской практике виновность пешехода не является оправданием для водителя. Вот вам первый «казус».

«Произошедшее не находится в прямой причинно-следственной связи с действиями пешехода», — читаем в одном из заключений следствия. Да, пешеход поступил неправильно, но это не повод его давить: если этот тезис вызывает у вас сомнения, представьте на месте пешехода близкого вам человека.

Техническая невозможность

Но если остановиться уже невозможно? Это другой краеугольный вопрос. Водитель освобождается от ответственности только в случае, если он не имел технической возможности избежать аварии. Запомните это словосочетание: «техническая возможность». То есть объективная, согласующаяся с физикой возможность остановить автомобиль до точки наезда.

П. 10.1 ПДД (фрагмент): при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

Если водитель мог остановиться, но по каким-то причинам не стал, в дело вступает п 10.1 ПДД. Вызубрите его наизусть, потому что этот малозаметный для курсантов автошкол пункт является одним из самых распространенных поводов для обвинения водителей.

Осталось понять, как устанавливает эта самая техническая возможность избежать ДТП. В нашем случае тормозной путь автомобиля составил 18 метров, остановочный — 40 метров (с учетом времени реакции, срабатывания тормозов и т. д.). Запомним это значение — 40 метров. Это дистанция, которую прошел автомобиль после обнаружения водителем опасности и до полной остановки.

Скорость автомобиля перед столкновением, вычисленная по тормозному пути, составила 55 км/час (15,3 м/с) — напоминаем, дело было зимой. Эксперты вычислили среднюю скорость во время торможения — 10 м/с.

В какой момент водитель должен начинать истеричное торможение вплоть до остановки? В момент обнаружения опасности. Это еще одно важное понятие, с которым обвиняемый водитель просыпается и засыпает.

Если нет ограничений видимости, обычно за момент обнаружения опасности принимается время, когда пешеход ступил на проезжую часть. Но как узнать, за сколько секунд до столкновения это произошло?

В дело вступает несложная математика: известно расстояние, которое пешеход прошел (пробежал) от края дороги до точки наезда, допустим, 4 метра. Устанавливается его скорость — к примеру, 3 км/час (0,83 м/с), если это шаг. До точки наезда пешеход добрался за 4,8 секунды. Значит, в момент обнаружения опасности автомобиль находился на расстоянии 48 метра. Эта дистанция называется удалением.

Теперь все просто: если остановочный путь больше, чем удаление, водитель не имел возможности избежать ДТП. В приведенном примере наоборот: удаление (48 метр) больше, чем остановочный путь (40 метров), значит, водитель мог остановиться за 8 метров до своей жертвы. Значит, он виновен вне зависимости от того, нарушал пешеход правила или нет. Фактически водителю инкриминируется пренебрежение своими обязанностями: мол, ты мог нажать на тормоз раньше, но не стал (отвлекся, не увидел, не захотел).

Теперь предположим, что пешеход шел быстрее, и его скорость была не 3 км/час, а 4 км/час. Тогда удаление составит 36 метров и окажется меньше остановочного пути! Получается, что этот 1 км/час делает водителя невиновным.

Короче говоря, при кажущейся простоте ситуации судьба водителя зависит от малозначимых, на первый взгляд, факторов: от пары километров в час или полуметра дистанции.

А теперь внимание: откуда берутся исходные данные для расчетов? Например, скорость пешехода? Если нет видеокамер, они берутся из показаний очевидцев. Представляете, для водителя важны и полкилометра в час, но его судьба решается на основании субъективных оценок очевидцев, часть из которых может быть предвзята или неадекватна.

Видеорегистратор — пожалуй, лучшая страховка от подобных ситуаций. Эксперты принимают записи регистраторов, анализируют их и восстанавливают посекундную картину ДТП. В случае подозрений может быть назначена экспертиза подлинности. После ДТП флеш-карта регистратора прилагается к делу: водителю стоит сделать резервную копию для себя.

Например, вот как вычисляют скорость пешехода. Очевидцев просят описать его движение в качественных характеристиках: бег, шаг или быстрый шаг. Далее по специальным таблицам для соответствующего возраста определяется скорость пешехода. Естественно, одному свидетелю может показаться, что пешеход шел, другому — что быстро шел, третьему — что почти бежал. Так возникает «вилка», на одном конце которой — колония, на другом — свобода.

Может быть проведен следственный эксперимент: человека того же возраста и роста просят повторить действия пешехода, а свидетели сопоставляют его шаг с тем, что был у жертвы. В нашем случае в следственном эксперименте суд отказал из-за невозможности воспроизвести точные условия и найти подходящего статиста.

Ситуация усугубилась «неформатностью» сбитого пешехода: рослый, очень энергичный, он обладал подвижностью явно большей, чем предполагают усредненные экспертные таблицы.

Превратности делопроизводства

Что касается описываемого дела, то поначалу все шло нормально, ибо очевидцы подтверждали и быстрый шаг пешехода, и переход в неположенном месте.

Потом стали появляться свидетели, которые утверждали, что пешеход шел медленно и без остановки. Возник врач, который заявил, что пожилой человек в принципе не мог ходить быстро из-за болезни. Потом оформился иск на астрономическую сумму за моральный ущерб. И так далее.

Колония-поселение. Осужденные на лишение свободы водители попадают в специализированные колонии-поселения, где жизнь во многом напоминает армейский уклад. В некоторых случаях им разрешено покидать пределы колонии. При отсутствии дисциплинарных взысканий выйти раньше назначенного срока можно по процедуре условно-досрочного освобождения.

Обвиняемый водитель попытался привлечь свидетелей-коллег, которые работали с жертвой: они подтверждали его хорошую физическую форму. Но суд не принял эти показания во внимание.

Мы не пытаемся выгородить водителя: может быть, он действительно виновен. Речь вот о чем: в случае наезда на пешехода открывается широкое поле для манипуляций, умышленных и непроизвольных. Достаточно незначительного изменения параметров, и ситуация переворачивается с ног на голову. Добавим к этому особенности российского правосудия, квалификацию экспертов, возможность «купить» свидетелей, и получается, что при желании сделать виновным можно практически любого водителя. Помимо злого умысла суды зачастую не хотят вникать в мельчайшие детали дела, которые кажутся важными обвиняемому.

Практикующий юрист Лев Воропаев рассказал следующее: «Я специализируюсь на административных делах, то есть когда здоровью пешехода нанесен легкий или средний вред, тем не менее в 80–90% случаев водитель признается виновным. Был не так давно случай, когда пешеход шел на красный свет, и тем не менее водителя лишили прав».

Прощай, карьера

Такие дела тянутся месяцами, годами, лишая водителя возможности жить нормальной жизнью: даже если его оправдают, потерянного времени и нервов не вернуть. А еще — потерянных денег.

Хороший адвокат стоит дорого: скажем, 30 тысяч рублей за первый прием, и по 7–10 тысяч за каждое дополнительное заседание.

Моральный ущерб. Вне зависимости от виновности водителя на него могут повесить компенсацию морального ущерба пострадавшему или его родственникам. В 2008 году в редакцию пришел читатель, которому за сбитого пешехода (тяжкий вред) присудили 1 год колонии и 1 млн рублей компенсации морального ущерба в пользу бывшей супруги пострадавшего.

Зачастую водителю самому приходится осваивать профессию автоюриста, чтобы держать руку на пульсе. Сбор доказательств поглощает все его время: поиск свидетелей, фотографии, ходатайства, очные ставки… С утра к следователю, потом на место происшествия, в обед встреча с адвокатом, визит к родственникам погибшего, в архив, в ГИБДД...

Я вам честно скажу — погрузившись в этот омут, хочется относиться к пешеходам, даже самым дурным, как к священным коровам. Ведь в случае наезда его и ваша жизнь будут сломаны вместе с ребрами и тазобедренными суставами.

Мы сочувствуем водителю: возможно, он получит срок за то, в чем не виноват. Но пешеходу-то не легче. Можно представить чувства родственников, когда им сообщили о случившемся, и ту боль, которая пронизывала его тело несколько последних дней на аппарате искусственной вентиляции легких.

Такие ситуации паршивы тем, что при любом исходе матча проигравшими остаются все.

Обращение к пешеходам

Уважаемые пешеходы! Пусть в большинстве случаев наездов виновным сделают водителя, вы от этого ничего не выиграете. Пешеходы обычно получают крайне тяжелые травмы, многие из которых чувствуются всю жизнь. 

Поэтому запомните сами и научите всех своих родственников: вблизи автомобильных маршрутов вы должны сделать все возможное, чтобы избежать наезда. Быть начеку нужно даже там, где вы пользуетесь преимуществом. Сэкономленная секунда не стоит месяцев (лет), потерянных в больницах.

Наказания для водителей, от действий которых пострадали или погибли люди


* указано наиболее суровое из возможных наказаний. В ряде случаев допускается ограничение свободы, принудительные работы или арест. Подробнее смотрите в УК РФ

Если вы хотите поделиться информацией о событии или проблеме, присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7–93–23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74. Не забывайте подписываться на наш канал в Telegram.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!