15 июня вторник
СЕЙЧАС +25°С

Небо. Вертолет. Девушка

Поделиться

Поделиться

Женщин в авиацию не берут, уверены обыватели. Именно поэтому маленького сына уроженки Курганской области, а ныне челябинки Ирины Ворожцовой воспитатели удивленно спрашивают: «А правда, что у тебя мама летает?» Мама действительно летает.

Ирина Ворожцова – одна из десятка российских женщин и одна из двух на Южном Урале, которым доверено управлять воздушным судном. Майор Ворожцова служит летчиком-штурманом в авиационном отряде, базирующемся на аэродроме Шагол. Подробнее о леди, которая по-мужски легко обращается с мощным вертолетом Ми-8 и даже через десять лет службы завороженно смотрит на ночное небо, – в специальном праздничном материале Chelyabinsk.ru.

Дядин выбор

Ирина родилась в городке Далматово Курганской области в семье преподавателя математики и инструктора по вождению. Дома маленькую непоседливую девочку не видели вовсе: кружки, секции, часы, проведенные за любимыми книгами в библиотеке. О том, что через десять лет Ирина будет управлять вертолетом Ми-8, никто не мог и подумать.

Поделиться

«Я была очень разносторонним ребенком, потому, когда как-то к нам в группу продленного дня пришли преподаватели из школы искусств и предложили записаться в кружок хорового пения, у меня загорелись глаза. Не помешало даже то, что на подготовительном прослушивании нам с мамой сказали, что певица из меня получится вряд ли. В итоге я закончила музыкалку по классу хорового пения и фортепиано», – вспоминает майор Ворожцова.

До сих пор Ирина благодарна своим преподавателям за привитую любовь к классической музыке.

Студенческие годы Ирина может охарактеризовать одним предложением: было очень много того, что было впервые. «А еще мы писали много писем и с нетерпением ждали ответов. Тогда даже домашние телефоны были не у всех, – ностальгирует летчица. – Я звонила родным через соседей».

В старших классах девушка задумалась о будущей профессии. Ирину, которую за любовь к книгам пускали в библиотечный архив с интереснейшими редкими романами, тянуло к тайному. «Я зачитывалась приключениями и детективами, была влюблена в книги Владислава Крапивина. Мне хотелось и самой участвовать в расследовании каких-то преступлений, потому думала поступать куда-то в эту сферу, но волей случая оказалось не так...»

Как-то в феврале 1997 года Ира вместе с подругой пораньше ушла из школы (отменили два последних урока) и решила заглянуть на почту за открытками к 23 Февраля. Заходят выпускницы в здание почтамта, а там Ирин папа стоит с какими-то буклетиками в руках: «Почитай, – говорит, – дочка,  вдруг интересно будет».

Оказалось, что это брошюрки Курганского военного института федеральной погранслужбы РФ. Первый и единственный раз в России в 1997 году в вузе проходил эксперимент: в летчики набирали в том числе женщин.

«У меня дядя работал в военкомате, он и подсунул папе эти буклеты, – вспоминает Ирина. – У дяди была мечта, чтобы кто-то из дочерей или племянниц стал военным. Дочки от него сумели отвертеться».

Ирина полистала буклет, подумав: «Да ну, какая-то ерунда». А вот подруга загорелась – такой шанс. В результате вместе с родителями убедила Ирину поступать в военный вуз на летно-инженерный факультет. «Конечно же, летное отделение», – твердо заявила девушка родителям, зная, что корпеть сутками над бумагой с чертежами – не ее.

Поделиться

Сходили в военкомат с заявлением, прошли вступительные тесты… на медкомиссии «завернули» подругу Ирины. «Подруга в итоге стала бухгалтером, и это полностью ее стезя», – отмечает Ирина.

Как и большинство девушек, Ира во время отдыха стремится надеть каблуки и платье, всегда старается уделить себе внимание. Женщина, даже если она носит погоны, всегда должна оставаться женщиной, считает майор.

Девушек на летном отделении оказалось 15. Можно было пойти в вертолетную, самолетную или штурманскую группы. Ира выбрала вертолет, хотя до этого видела его только высоко в небе, в кино или на картинках в книгах.

«Когда на младших курсах я с легкостью, как продолжение школы, освоила общеобразовательные дисциплины, не думала, что со спецпредметами будет очень сложно, – делится девушка. – У меня все-таки склад ума больше гуманитарный. Мне очень повезло с одногруппниками: парни, которые чуть ли не с малолетства грезили о небе и самолетах-вертолетах, спецдисциплины щелкали как орешки, помогали разбираться и мне. Втянулась, разобралась и заинтересовалась. Меня даже перестало приводить в недоумение множество кнопок на приборной панели вертолета. В общем, к первой практике была готова».

«Коэффициент обалдения»

Страха перед полетами Ира не испытывала никогда. Страшно оказалось прыгать с парашютом: «Первый прыжок вызвал шквал эмоций, страха не было, ведь впереди неизвестность. А вот перед вторым я начала понимать, что это риск. Самое страшное, когда стоишь на краю борта, а внизу – пропасть. Сделать шаг вперед порой казалось просто невозможно». Отработав положенное по уставу, Ира была уверена: больше она с парашютом ни за что в жизни прыгать не станет.

Первая практика встретила будущих летчиков живописными горными вершинами Ставропольского края. Практика проходила в селе Кочубеевское. Вертолетов Ми-2, к полетам на которых готовилась Ира и ее сокурсники, на всех не хватило. Специально для курсантов пригнали несколько совершенно незнакомых Ми-8, тут же будущих офицеров и переучивали для управления ими.

Первый самостоятельный вылет на вертолете, элементарное для бывалых летчиков «висение» (то есть умение ровно держать судно): Ирина вспоминает, как захватило дух, как на удивление не было ни грамма страха.

«Поначалу, конечно, была эйфория, – рассказывает майор Ворожцова. – Но я знала от наставников, что все действия должны быть отработаны до автоматизма еще на земле, что перед вылетом нужно сконцентрироваться, поскольку в воздухе, как говорят бывалые летчики о новичках, начинает присутствовать "коэффициент обалдения"».

От лейтенанта до майора

Наибольшее впечатление на молодую выпускницу вуза, уже лейтенанта, произвели ночные полеты: «Первый раз, помню, лунная-лунная ночь, огни в кабине, уютно горят приборы, ты сосредоточенно, но завороженно смотришь вперед. 

Возвращались назад с подругой Яной и не могли прийти в себя. К утру все прошло».

Поделиться

Служить девушка осталась все в той же Кочубеевке. Ирина Ворожцова рассказывает, как удивительно изменилось отношение наставников к бывшим курсантам, а теперь коллегам. «Люди, которых мы еще вчера уважали и боялись одновременно, с готовностью приняли нас, трех девушек, в свой коллектив, – отмечает девушка. – Отношение поменялось кардинально. К нам относились как к равным, но при этом всегда чему-то учили и по случаю помогали».

Летный подряд

Ира Ворожцова уверена, что военные, а тем более военные летчики,  в большинстве своем – люди чести. На них всегда можно положиться и быть уверенной – не подведут.

Вот и будущего супруга, уроженца Кирова Александра Ворожцова, Ира встретила в Кочубеевке. Александр, бортовой техник, – человек, без которого полет на вертолете невозможен. Именно своими знаниями, сноровкой и надежностью он покорил летчицу. Ровно через девять месяцев после знакомства пара поженилась. В 2007 году супруги вместе перебазировались в авиаотряд в Челябинск. Сначала часто летали в одном экипаже, но с рождением долгожданного сына Степана стали меняться.

«Рождение Степана, которому сейчас четыре года, – самое, пожалуй, яркое событие в моей жизни. И именно с появлением ребенка я еще раз убедилась, что у меня очень надежный муж и отличные коллеги, – говорит девушка. – У нас ведь в Челябинске нет родных. Поэтому, когда вышла на службу из декрета, понадобилась помощь. Саша всегда с радостью остается с ребенком. Мы стараемся меняться. Он часто уступает мне любимые ночные полеты: "Ну ладно, летай, – говорит. – Я посижу"».

Маленький сын Ирины Ворожцовой уже «болеет» небом. Он знает, что мама летает на вертолете, а тетя Наташа – на самолете. Даже когда Степа идет с матерью по улице и видит летящий вертолет, он машет ручкой и кричит: «Мамочка, привет!»

Настоящей выручалочкой стала для Ирины Ворожцовой ее подруга по службе Наталья Иванова (в этом же отряде она летает на самолете Ан-26): «Наташа всегда остается со Степой, когда мы с мужем летаем в одну смену. Коллеги нас понимают и всегда поддерживают».

Ирина Ворожцова связана с вертолетами уже более 15 лет. Ни разу с тех пор она не пожалела ни о выбранной профессии, ни о том, что приходится работать в мужском коллективе.

Ира иногда думает: а если бы не вертолеты, то в чем бы она еще могла себя проявить… И на ум снова приходят вертолеты. Даже как-то с мамой во время отпуска в Кургане проходила мимо педуниверситета и на взгляд родительницы ответила: «Нет, мам, ты меня туда не заманишь».

К небу привязываются, считает Ирина, и это становится уже не просто профессией, а стилем жизни. Девушка-авиатор уверена, что в летной профессии всегда есть чему учиться, невозможно, даже после 25 лет выслуги, знать все и быть уверенным, что ты все умеешь. А пока остается интерес и движение вперед – от профессии не устанешь. Потому каждый раз во время подготовки к полетам Ира снова и снова перечитывает учебную литературу, вспоминает недочеты предыдущего полета, стремится заполнить хоть малейший пробел в знаниях.

Фото: Фото Евгения ЕМЕЛЬДИНОВА

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Челябинске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...