1 декабря вторник
СЕЙЧАС -14°С

«Хочу побольше затянуться воздухом, но не могу»: 5 историй о том, как лечат коронавирус в России

Рассказывают сами заболевшие

Поделиться

Если на пороге появился «упакованный» медик» — следом прилетает волна соседского гнева

Если на пороге появился «упакованный» медик» — следом прилетает волна соседского гнева

Поделиться

В России больше 62 тысяч зараженных коронавирусом. У многих болезнь проходит без симптомов, есть и те, кому проявления ковида достались по полной программе. И почти все столкнулись с осуждением окружающих — зараженных избегают не только соседи и знакомые, но даже близкие родственники.

— На самом деле это очень страшно, — говорит одна из наших героинь, переболевшая коронавирусом. — Никто не знает возможностей своего организма. А тяжело болеют не только люди за 60 лет, но и молодые. Это лотерея: либо повезет, либо не повезет

Мы собрали пять разных историй больных коронавирусом: о том, как они заразились, как себя чувствуют и как вирус разрушает отношения с другими людьми.

«Хочу вдохнуть больше воздуха, но не могу»

Анна (имя изменено. — Прим. ред.) заразилась коронавирусом случайно: в начале месяца ее доставили с гипертонией в больницу в Екатеринбурге, где потом произошла вспышка — положительными тесты оказались у 91 человека.

За несколько дней ее переселяли из палаты в палату шесть раз и в итоге положили с пожилой женщиной, которая всё время кашляла.

— Я несколько раз просила медсестер обратить внимание на пациентку, но ей только делали уколы от температуры и давали антибиотики, — говорит Анна. — Несколько ночей мы практически не спали, потому что пожилая женщина задыхалась. Она просто лежала и стонала, даже не понимала, что с ней происходит. Мы бегали звали ей врача. Врач подходил, женщина говорила, что у нее всё нормально, и на этом всё заканчивалось.

Вскоре признаки коронавируса — сухой кашель и тяжесть в груди — Анна обнаружила у себя. Тест показал положительный результат.

— Вчера у меня подтвердился COVID-19. Мне принесли результаты анализов, показали с рук и сказали никому не рассказывать. Но я не хочу, чтобы другие пациенты заразились так же, как я. Сегодня утром у меня зашкаливало давление и началась паника. Я плакала, меня трясло, дважды случился приступ. Я же гипертоник, мне вообще нельзя волноваться. Мне страшно, что со мной будет дальше, — рассказывает она.

— Отек носа такой, что хоть духами брызгай, запаха не почувствуешь абсолютно, — описывает она. — Кашель необъяснимый, резкий, короткий, без продолжения и мокроты даже минимальной. Как будто перца вдохнула или подавилась. Температуры пока нет, но чувствую себя уставшей. У меня совершенно нет аппетита, я уже похудела на три килограмма. Но кормят здесь хорошо, вкусно.

«Мысли о смерти были все две недели. Перемалывается вся жизнь»

Ольга Юрьевна (имя изменено. — Прим. ред.) три недели лечилась от COVID-19 после поездки в Испанию. Постоянная высокая температура, двусторонняя пневмония, тяжелые побочные эффекты от лекарств — заболевание у женщины протекало со всеми известными тяжелыми симптомами.

Температуру поначалу сбивали парацетамолом, а когда она пожаловалась, что это не работает, стали колоть диклофенак. Он снижал температуру на 12 часов, потом она снова поднималась до 39 градусов.

— Мне начали давать триазавирин, и нарушилась вся желудочно-кишечная система. На протяжении 10–12 дней стул представлял собой просто одну сплошную желчь. Есть было невозможно, больше 10 дней я вообще ничего не ела, могла только пить. Врачи просили выпивать до 2–2,5 литра воды, я пила около двух, — жалуется Ольга Юрьевна. — Триазавирин не помогал, мне начали давать сначала «Калетру» (противовирусный препарат, активный в отношении ВИЧ. — Прим. ред.), а потом «Плаквенил» (противомалярийный препарат. — Прим. ред.).

Поначалу драло горло, под конец появилась тяжесть в груди. Это ощущение остается и сейчас. 31 марта температура поднялась выше 39 градусов, женщину начало трясти, она не могла выговорить и слова. Врач попросил сделать капельницу, чтобы ее сбить, и к 10 вечера температура упала до 37,4. После этого она не поднималась выше 37,5. Никто до сих пор не может объяснить, что это было.

— Мысли о смерти были все две недели. То я думала, что не смогу, пусть будет другой конец, то уговаривала себя, что надо бороться, цепляться за жизнь. Меня поразило то, что произошло в моей душе. Перемалывается вся жизнь, это пережить очень тяжело.

«Возможно, эпидемия с конца января ходит, просто у нас тогда тестов не делали»

Еще одна героиня вернулась из Франции в Новосибирск в середине марта и не сразу поняла, что инфицирована: руки мыла и до коронавируса, а температура поднялась только на девятый день после возвращения. После подтвержденного анализа девушку отвезли в инфекционную больницу, поселив в отдельном боксе.

— Если у человека отрицательные анализы, но какие-то симптомы похожие, то его могут к кому-то подселить. А если у человека подтвердился положительный, то он исключительно отдельно находится, в отдельной палате, никакого контакта с другими. Я все 10 дней одна лежала, общалась только с медиками и с друзьями по телефону, — рассказывает девушка.

Вскоре выяснилось, что, помимо прочего, у девушки оказалась пневмония. Ее лечили антибиотиками, уколами и капельницами. Коронавирус лечили только лекарствами для повышения иммунитета.

Елене дают таблетки от ВИЧ-инфекции и от гепатита С.

— На сегодняшний день определённых таблеток не сделали ещё от коронавируса и дают иммуноповышающие, чтобы иммунитет повышался, — объясняет она.

Елена уверяет, что самочувствие у нее было хорошее на протяжении всей болезни. Единственное, временно пропало обоняние. В остальном — ощущение «недоболезни».

— Я не говорю, что не надо серьёзно к этому относиться, что больные не больные, давайте все друг с другом целоваться. Но я считаю, что такие же меры надо принимать, как при гриппе. Если ты болеешь с температурой 39 градусов, то не иди на работу, не езди в метро. Останься дома, переболей. И тут то же самое. Сядь на карантин, посиди эти четырнадцать дней. Я не вижу в этом проблемы, — говорит Елена.

Когда знакомые стали узнавать, с чем ее госпитализировали, стали признаваться, что у них в феврале были аналогичные симптомы.

— Их увозили с пневмонией в нашу инфекционку. Возможно, эта эпидемия ещё с конца января ходит, просто у нас тогда тестов не делали, в январе у нас также люди путешествовали. Было ноль тестов, ноль заболевших. Просто ОРВИ с осложнением. Сейчас есть тесты — есть заболевшие, — отмечает Елена.

«Нам выписали свечи, таблетки и порошки для горла»

Супруги из Няндомы Екатерина и Алексей Крехалевы заразились после поездки в Турцию. Семья встретила диагноз без паники, а госпитализация вообще стала еще одним медовым месяцем.

— Девять дней мы находились в инфекционном отделении няндомской больницы. Три этажа, приспособленные специально для таких случаев, но пациентов нет, так что мы вдвоем там были — романтика. Медики очень хорошие. Мы благодарны им очень за добрые слова. Как мы поняли, они вместе с нами там жили, — говорит Екатерина.

Екатерине и Алексею повезло, болезнь они перенесли легко: температура 37,5 градуса, насморк, кашель, покалывания в груди и боль в горле у Екатерины и лишь небольшая температура у Алексея. Их лечили всем известными противовирусными средствами: свечами, противовирусными таблетками и порошками для горла.

Что до общественного мнения, то крохотная Няндома (население чуть больше 20 тысяч человек) разделилась на два лагеря: одни желали «гореть в аду разносчикам заразы», другие (и таких оказалось большинство) отнеслись с пониманием, интересовались самочувствием и поддерживали добрым словом. Об этом и многом другом семейная пара рассказала в интервью 29.RU.

«Я зажигаю газ и взлетаю! Раз мы зараженные, значит, все помрем»

В новосибирском Карасуке с численностью чуть больше 27 тысяч человек новость о семье Гурбановых, в которой выявили коронавирус, разлетелась моментально.

— Соседи напротив нашего дома снимали нас на камеру, материли нас в трубку. И это же мгновенно выставили в интернет. Соседка выставила всё так, что оцепили дом, оцепили улицу, везде кордоны. Просто ужас. По ночам у нас дежурила полиция, — рассказывает Галина Гурбанова. — Нам угрожали, говорили, что убьют моего мужа, покончат с нами. Всё в таком духе. Информация о нашей заболеваемости вышла, я так думаю, из стен больницы, потому что никто, кроме врачей, об этом не знал. Как узнали другие люди — мне неведомо, — говорит женщина.

Началось всё с того, что глава семейства вернулся из Москвы без каких-либо признаков заболевания. После этого Гурбановы ходили на улицу и на работу. Участковый терапевт каждый день приходил проверить состояние, измерял ему температуру, и только на десятый день у отца семейства взяли анализы на коронавирус. Тест показал положительный результат. И если мужчина вместе с сыном без лишних слов отправился на госпитализацию, у его жены случился нервный срыв, женщина угрожала сжечь собственный дом.

Галину отправили на лечение принудительно. Сейчас она вместе с мужем и двумя детьми 12 и 11 лет лежат в больнице. У троих подтверждён коронавирус, у одного ребенка диагноз не подтвержден, но он всё равно находится в одном помещении с заболевшими родственниками.

Чтобы не стать героем подобных историй, необходимо по возможности ограничить социальные контакты. Соблюдайте дистанцию, если приходится куда-то выходить, но лучше оставайтесь дома. Чем чаще мы будем придерживаться этих простых правил, тем быстрее вернемся к привычной жизни и сможем строить планы на ближайший отпуск и бронировать столики в ресторанах, чтобы отметить конец пандемии.

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ8
  • ПЕЧАЛЬ14

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...