Хлеб, макароны
и кондитерские изделия

" src=

" src=

Поделиться

В новейшей истории Челябинска хлеб не раз выполнял роль эффективной предвыборной технологии, становился действенным инструментом в политических играх владельцев хлебных империй.

Неудивительно, что «хлебные короли» середины 90-х Михаил Юревич, Семен Мительман и Александр Берестов, а также их ближайшие соратники по бизнесу довольно быстро пополнили ряды областной политической элиты и сегодня входят в число самых богатых горожан.

Но как ни парадоксально, заработав популярность на хлебе, все они сколотили свои состояния на доходах от иных составляющих своего пищевого бизнеса, а именно: производстве макарон и кондитерских изделий.

«На вашем столе хлеб от Берестова»

" src=

" src=

Поделиться

На начало 90-х годов в Челябинске существовало семь хлебозаводов. Все они были приватизированы по традиционной схеме, согласно которой 51 % акций предприятий по закрытой подписке распределялся среди членов трудового коллектива и ветеранов, а значительные пакеты оставались у государства, чтобы затем быть выставленными на конкурсы и аукционы. По многолетней традиции, хлебная отрасль считалась стратегически важной для обороноспособности страны. Директора хлебозаводов получали от государства бессрочную «бронь» на случай войны, а федеральный центр до середины 90-х не торопился расставаться с принадлежавшими ему акциями хлебокомбинатов.

Одной из ключевых фигур, сыгравших, пожалуй, ведущую роль в приватизации хлебной промышленности на Южном Урале, стал Семен Мительман, основавший в начале 90-х годов совместно с компаньонами Виталием Рыльских и Игорем Заславским группу предприятий «Мизар».

«Когда мы увидели, что вокруг все всё покупают, а у нас ничего нет, – решили взять то, что осталось. А остались хлебозаводы, – рассказывал в интервью сайту 74.ru Семен Мительман. – Это были предприятия, лежавшие на боку. Акции распылены, часть из них – в государственной собственности. Тогда мы встретились с Михаилом Юревичем и договорились, что он покупает Первый хлебокомбинат, а мы – все остальное…»

Входящие в ассоциацию «Хлебпром» предприятия сегодня принадлежат на паритетных началах двум собственникам – Илье Мительману и Виталию Рыльских. У обоих совладельцев по 50 % акций компании.

В разговоре с журналистом Chel.ru Семен Мительман признавался, что покупка пяти из семи существовавших на тот момент в Челябинске хлебозаводов обошлась ему относительно недорого. Техническое и финансовое состояние хлебных предприятий отпугивало потенциальных покупателей. Все хлебозаводы приобретались на рынке вторичной приватизации. Через механизм «агрессивной скупки» акций, принадлежавших членам трудовых коллективов, формировались сначала блокирующие, затем контрольные пакеты. Крупные пакеты приобретались у коммерческих структур и инвестиционных фондов. Известный челябинский бизнесмен Василий Кичеджи, до конца 90-х годов контролировавший ЧТЗ, уступил Семену Мительману пакет в размере от 15 до 18 % акций хлебозавода № 7.

Рост конкуренции на хлебном рынке вынуждал собственника оптимизировать производственные процессы и закрывать убыточные предприятия. К 2000 году, когда на базе пищевых активов группы «Мизар» была образована ассоциация «Хлебпром», Семен Мительман уже распрощался с хлебозаводом № 3, уступив его другому крупному акционеру г-ну Орлову. Судьба предприятия оказалась незавидной. Вскоре новый собственник закрыл хлебозавод, оказавшийся в «опасной близости» от ЧЭМК. Продан был и хлебозавод № 6, на площадке которого сегодня организовано пищевое производство. По итогам реорганизации хлебный бизнес Семена Мительмана и его компаньонов оказался полностью сосредоточен на хлебозаводе № 5, а производство кондитерских изделий – на хлебозаводе № 7. На площадке бывшего хлебозавода № 2 сегодня действует крытый рынок «Котинский», также принадлежащий акционерам «Хлебпрома».

В 2000 году Семен Мительман передал свой пищевой бизнес сыну. «Я свои акции отдал своему сыну, причем не бесплатно, была определенная договоренность», – так рассказывал он об этом в интервью 74.ru.

А вот как Михаил Юревич в интервью 74.ru рассказывал о покупке Первого хлебокомбината: «На хлебокомбинате № 1 мы с середины 90-х годов арендовали помещение. А еще здесь работала главным бухгалтером теща моего друга. Шла приватизация, руководители комбината искали, кому продаться и директор Матюшевский сделал нам официальное предложение. Мы купили на аукционе пакет акций, потом выкупили акции у коллектива, сформировали контрольный пакет, который впоследствии еще увеличили. Комбинат тогда лежал буквально в руинах, его не реконструировали лет 30 или 40».

Виктор Матюшевский остался на предприятии и до последнего времени работал заместителем генерального директора. В настоящее время занимает должность управляющего.

Отношения г-на Юревича с областными властями не раз перерастали в публичные конфликты, но вопрос о законности приватизации предприятий пищевого холдинга не поднимался ни разу. Сам Михаил Юревич подчеркивал, что приобретал их по абсолютно легальным схемам.

Криминальные войны за собственность обошли стороной предприятия, составившие основу пищевого холдинга «Макфа». По словам владельца «Макфы», его бизнесу удалось не попасть под контроль ни одной из преступных группировок.

Впрочем, в 1995 году на Михаила Юревича было подготовлено покушение, заказчиком которого выступил его бывший заместитель по группе предприятий «Темп» Игорь Чариков. По обвинению в соучастии в организации убийства в декабре 1995 года был арестован начальник разведки 4-го гвардейского корпуса под командованием генерала Льва Рохлина полковник Николай Зеленько. Вот как об этом рассказывала газета «Невское время»: «В сентябре 1995 года зять генерала Рохлина Сергей Абакумов обратился к Зеленько с просьбой помочь своему знакомому Игорю Чарикову, на которого, дескать, «наезжает» некто Юревич. Зеленько согласился и вскоре за 30 тысяч долларов нанял Игоря Жабина, служившего в свое время в спецназе, а потом занявшегося рэкетом. Жабин получил от Зеленько деньги, необходимые материалы и пистолет для убийства».

Игорь Жабин был арестован милицией после того, как попытался шантажировать г-на Юревича.

Вскоре на формирующемся хлебном рынке появился третий основной игрок – Комбинат хлебопродуктов имени Григоровича, возглавляемый Александром Берестовым. Процесс скупки акций предприятия Александр Берестов начал, занимая должность избранного генерального директора КХП имени Григоровича.

«Мы не захватывали ни одно постороннее предприятие, – рассуждает Александр Павлович. – Все деньги, которые зарабатывались, направлялись на развитие имеющегося производства. Некоторые шли по другому пути: занимались коммерцией, а на прибыль скупали пакеты акций других заводов…»

Выход «Союзпищепрома» на рынок хлеба в 1996 году был больше связан с политическими амбициями собственника, а не стремлением получить ощутимый экономический эффект. В 1996 году Александр Берестов впервые баллотируется в областное Законодательное собрание. Слоганом предвыборной компании кандидата становится «На вашем столе – хлеб от Берестова».

«Хлеб использовался нами в качестве действенной избирательной технологии, – вспоминает Александр Павлович. – Надо понимать, что хлеб – это во многом и сегодня продукт политический. Большой экономической выгоды нам он не несет. В настоящее время хлеб занимает не больше 2 % в общем объеме производства холдинга «Союзпищепром». Мы ничего не потеряем, если вовсе откажемся от этого направления».

В 90-е годы в городе появляются мелкие пекарни, которые делают попытку занять свою нишу на хлебном рынке. Пионером частного хлебного дела в Челябинске по праву можно считать основателя фирмы «Мэри» Анзори Атабадзе. «Я пришел в хлебный бизнес еще в 1987 году, когда частного хлебопечения в Челябинске не было, – вспоминает он. – Муки и дрожжей в свободной продаже невозможно было достать, поскольку они предназначались только для госзаводов. Приходилось покупать окольными путями».

Первую частную пекарню Анзори Атабадзе открыл во дворе дома по проспекту Ленина, 54. Она занимала 60-70 квадратных метров, в маленькой печи выпекали грузинский лаваш. Здесь же продавали продукцию. Производительность составляла не больше 100 килограммов в день.

«Конечно, это было кустарное производство, – вспоминает один из участников рынка. – Хлеб выпекали зачастую в антисанитарных условиях и производители явно нарушали законы того времени. И все же «Мэри» была первой на рынке».

Постепенно бизнес стал развиваться. Поставили печку для формового хлеба, расширили ассортимент. Г-н Атабадзе был первым в Челябинске производителем хлеба, который начал развивать собственную розничную сеть. Увеличив объемы выпуска продукции, «Мэри» столкнулась с проблемой сбыта. Магазины брали на реализацию только заводской хлеб. Собственник пекарни рискнул и поставил на улице два пробных хлебных киоска. Дело пошло. Потом этой идеей воспользовались и местные заводы.

По словам Анзори Атабадзе, в какой-то момент в Челябинске начался настоящий хлебный бум. Частные пекарни отрывались одна за другой. К 2000 году малых предприятий хлебопечения в городе было уже больше 50. Объемы выпуска такой мини-пекарни составляли в среднем 15 тонн хлеба в сутки. «Но как стремительно они создавались, также быстро исчезали с рынка, – говорит Анзори Атабадзе. – Хлебный бизнес – крайне непростой. Нужно постоянно решать проблемы, связанные с логистикой, сбытом, искать новые ниши, следить за ассортиментом. В противном случае, рискуешь быстро пойти на дно. Как и произошло с большинством мелких производителей».

Яркой, но на удивление краткой оказалась судьба одной из первых челябинских пекарен «Робин-Килерджи», открытой в середине 1997 года президентом инвестиционно-финансовой группы «Рабиком» Павлом Рабиным.

«"Рабиком" тогда совместно с нашими партнерами из Турции готовился к открытию кафе «Робин-Бобин» в комплексе с пекарней, – рассказывал корреспонденту Chel.ru Павел Рабин. – И вот в Стамбуле мы обнаружили, что около 10 тысяч мелких пекарен дают возможность 20 миллионам горожан в любой момент получить самый свежий, самый разный, высококачественный хлеб на любой вкус. И ни одного хлебозавода!»

Партнерами Павла Рабина в России стало турецкое семейство, чья фамилия Килерджи на какое-то время стала своего рода мишенью для местных журналистов-острословов. В нашей стране турки специализировались на дальнобойных перевозках, и хлебный бизнес, по воспоминаниям Павла Рабина, не был для них профильным.

Небольшая, хорошо оборудованная пекарня перерабатывала до 8 тонн муки в сутки. Всегда свежий, красиво упакованный и так непохожий по вкусу на продукцию тогдашних государственных предприятий хлеб в народе сразу получил простое и понятное название – турецкий батон. Ароматная продукция на прилавках не залеживалась.

Кроме хлеба пекарня выпускала и необычные сладости. По утверждению Павла Рабина, именно кондитерские новации от «Робин-Бобина» вдохновили в последующем Семена Мительмана на производство тортов под единой торговой маркой «Мирель».

Пекарня «Робин-Бобин» прекратила существование в конце 1998 года, не сумев пережить дефолт. А ее младшая «родственница» турецкая пекарня «Трабзон», открывшись чуть позже «Робина-Бобина» – в конце 1997 года, работает на челябинском рынке и сегодня. Пекарня полностью принадлежит туркам. Владелец предприятия «Трабзонхлеб» – гражданин Турции Азми Сюлейманоглу.

Уход с рынка мелких игроков был вполне логичным. Он происходил на фоне укрепления позиций самого крупного в городе производителя – Первого хлебокомбината. К 2001 году хлебная империи Михаила Юревича контролировала две трети челябинского рынка хлеба, занимая фактически монопольное положение.

Решающий удар по конкурентам г-н Юревич нанес в период кампании по выборам в Государственную думы в 1999 году. Акция «Заморозим цены на хлеб» стала одним из самых громких социальных проектов тех лет и принесла молодому малоизвестному предпринимателю мандат депутата российского парламента. Примечательно, что авторство данной акции, согласно многочисленным свидетельствам, принадлежало будущему яростному оппоненту хлебного бизнесмена – первому вице-губернатору области Андрею Косилову.

«Единственная наша ошибка – мы в то время не поняли, что Первый хлебокомбинат может занять монопольное положение. Если бы мы это заранее прочувствовали, может быть, так легко Юревичу бы не уступили, – вспоминал в своем интервью сайту 74.ru Семен Мительман. – Чтобы выиграть выборы, Юревич откровенно демпинговал».

Атака на конкурентов позволила Михаилу Юревичу изменить соотношение сил на хлебном рынке. Так, если на 1999 год Первый хлебокомбинат производил 120 тонн хлеба, а «Хлебпром» – 80 тонн, то уже через три года это соотношение составляло 180 и 40 тонн соответственно.

«С помощью демпинга и других методов Юревич просто забрал у «Хлебпрома» часть рынка», – признавался Семен Мительман.

«Макфа» – агропромышленное объединение с полным циклом производства, включающим собственные сельхозугодья, перерабатывающий комплекс, производственные и упаковочные линии, а также автотранспортное предприятие. Холдинг образован в 2000 году на базе одноименной макаронной фабрики, Первого хлебокомбината и Сосновского комбината хлебопродуктов.

Сегодня активы холдинга расположены во многих районах Челябинской области, в Курганской области (Мишкинский КХП), Екатеринбурге (Свердловский хлебомакаронный комбинат, торговая марка «Смак»), в Ставропольском крае.

ОАО Первый хлебокомбинат. Численность работающих – более 2000 человек. Основан в 1932 году. Производит среднесуточно около 150 тонн хлеба и хлебобулочных изделий, а также более 4 тонн бисквитов под торговой маркой «Ravela».

ОАО «Макфа» (макаронная фабрика). По разным оценкам, предприятие занимает 16 процентов российского рынка макарон, и более 30 процентов рынка макарон из твердых сортов пшеницы.

Акции обоих предприятий через родителей Валерия и Наталью Юревич контролирует глава Челябинска Михаил Юревич, который в момента избрания депутатом Госдумы занимает достаточно необычную должность – «общественный руководитель АПО "Макфа"». Структура акционерного капитала макаронной фабрики «Макфа» выглядит следующим образом: Вадим Белоусов (президент АПО «Макфа») – 9,29 %, члены совета директоров Валерий Юревич – 71,42 % и Наталья Юревич – 19,29 % голосов.

Сходным образом распределены акции Первого хлебокомбината: Вадим Белоусов – 7,79 %, Валерий Юревич – 72,73 % и Наталья Юревич – 19,48 %. Журнал «Финанс» в феврале 2006 года оценил личное состояние Михаил Юревича в $ 85 млн, поместив мэра Челябинска на 382 место в рейтинге российских миллиардеров.

После победы на думских выборах оппозиционно настроенного региональным властям Михаила Юревича, порулить хлебным рынком попыталось правительство области. В 2002 году главный политический оппонент Юревича – Андрей Косилов выступил с инициативой создания холдинговой структуры «Народный хлеб». По мысли первого вице-губернатора появление еще одного крупного игрока должно было нарушить монополию Первого хлебокомбината. Фактически областная администрация планировала оказать протекцию в экспансии на челябинский рынок инвесторам из Свердловской области. В частности, бизнес-структурам известного предпринимателя Малика Гайсина, которому принадлежали контрольные пакеты акций двух хлебозаводов в Челябинской области – еманжелинского (ОАО «Еманжелинскхлеб») и южноуральского (ОАО «Южуралхлеб»).

Кроме того, к холдингу «Народный хлеб» планировалось присоединить государственное унитарное предприятие «Коркинский хлебокомбинат». Планируемые объемы выпуска объединения «Народный хлеб» составляли 150 тонн хлеба в сутки. При этом область должна была владеть блокирующим пакетом акций предприятия. Однако инициатива областных чиновников так и осталась нереализованной.

В конце 90-х практически все участники хлебного и макаронного рынка Челябинска, пытаясь уменьшить налоговые платежи, регистрировали свои предприятия в оффшорных зонах, в том числе на территории «закрытых» городов области Снежинска, Озерска и Трехгорного. Власти в меру сил пытались бороться с практикой, лишавшей бюджет области дополнительных доходов. Более других в этой ситуации досталось, разумеется, оппозиционному Михаилу Юревичу. А интервью первого вице-губернатора области Андрея Косилова газете «Челябинский рабочий», в котором он заявил о том, что, используя оффшорные схемы, г-н Юревич «кидает общество и государство», даже стало предметом длительного судебного разбирательства.

Сегодня, по мнению экспертов, хлебный рынок Челябинска можно считать вполне сформировавшимся. Его емкость составляет в среднем 200 тонн в сутки. Порядка 70 % рынка приходится на долю Первого хлебокомбината, остальные 30 % делят между собой ОАО «Хлебпром», объединение «Союзпищепром» (10 тонн в сутки), ООО «Мэри» (20-25 тонн в сутки)и ряд других мелких производителей.

В последние два года на рынке хлебопечения все активнее заявляют о себе торговые сети и супермаркеты («Молния», «Теорема», «Вкусберри»), имеющие собственные хлебопекарни. Но они выпускают небольшие объемы продукции и работают в сегменте «премиум».

По мнению Анзори Атабадзе, в ближайшие годы хлебный бизнес будет и дальше концентрироваться в руках наиболее крупных игроков. «Рентабельность в хлебном бизнесе крайне небольшая – в среднем 3 %. Добиться невысокой себестоимости продукции и снижения издержек можно только за счет больших объемов производства и увеличения оборотов. В этих условиях мелкие пекарни, выпекающие по 15 тонн хлеба в сутки, будут вынуждены уйти с рынка, либо осваивать альтернативный ассортимент. В первую очередь, это продукция, имеющая длительные сроки хранения. Например, сушки, печенья, галеты».

ООО «Мэри». Генеральный директор и собственник компании – челябинский бизнесмен Анзори Атабадзе. Розничная сеть насчитывает 45 собственных точек продаж. В настоящее время ведется строительство хлебного завода площадью 8 тысяч квадратных метров в Челябинске. Запуск объекта запланирован на 2007 год. Акцент в производстве будет сделан на хлебопродукты длительного хранения: сушки, печенье, галеты. Анзори Атабадзе также владеет хлебно-макаронным комбинатом в Тюмени. Ведутся переговоры о покупке предприятия «Аджар-хлеб» в Грузии, мощностью 50 тонн хлеба в сутки.

Александр Берестов согласен с тем, что челябинский хлебный рынок сегодня уже достаточно насыщен и в ближайшие 3-5 лет останется относительно стабилен. «Приход новых игроков возможен только в том случае, если подобные амбиции появятся у крупных российских или западных инвесторов. Теоретически можно построить новый хлебозавод, вложив в производство $15-20 миллионов. Но окупаемость такого проекта составит минимум 10-12 лет. Гораздо больше шансов у тех производителей, которые начнут выпускать уникальный ассортимент хлебной продукции, отличный от того, что сегодня имеется на рынке. Речь идет, например, о производстве сортов хлеба с какими-либо лечебными свойствами. Хотя хлебная отрасль в целом довольно архаична и очень неохотно воспринимает всякие новации».

Макароны от кутюр

" src=

" src=

Поделиться

Уже к середине 90-х годов участники хлебного рынка приходят к выводу о необходимости строительства вертикально интегрированных компаний, включающих в себя сельхозхозяйства, элеваторы, перерабатывающие комплекс, заводы по производству хлеба и хлебобулочных изделий, а также собственную сбытовую сеть.

Первой по этому пути прошла макаронная фабрика «Макфа», давшая впоследствии имя всему агропромышленному объединению.

Михаил Юревич и его компаньоны покупали макаронную фабрику на «вторичном рынке». К концу 1994 года 51 % ее акций находились у трудового коллектива, который получал акции по закрытой подписке. Скупка шла через специализированную фирму, бизнесмен заручился лояльностью тогдашнего менеджмента предприятия.

«Макаронную фабрику на тот момент возглавлял Юрий Гагарин, типичный представитель «красных директоров», для которых приход рыночной экономики стал шоком, – вспоминает директор по коммерции и развитию ОАО «Макфа» Дмитрий Мешков. – Амбиций лично поучаствовать в «переделе собственности» у старого руководства не было, а потому наш приход на предприятие в качестве потенциального собственника был воспринят благосклонно».

Кстати, экс-генеральный директор «Макфы» Юрий Гагарин несмотря на преклонный возраст и сегодня трудится на фабрике в должности руководителя среднего звена.

Собственники расположенной буквально за забором макаронной компании «Союзпищепром» тоже были готовы побороться за актив. В 1995 году Александр Берестов купил на аукционе 28-процентный пакет акций челябинской макаронной фабрики и был намерен уже вскоре увеличить его до контрольного.

«В 1996 году мы хотели купить «Макфу», – рассказывает сейчас гендиректор «Союзпищепрома» Александр Берестов. – Но отказались от этой идеи, решив модернизировать собственное производство». Впрочем, говорили также, что Берестову оказалось просто не под силу тягаться с таким сильным и агрессивным противником, как Юревич.

«Скупку акций мы провели стремительно, – подтверждает эти предположения деловой партнер г-на Юревича Дмитрий Мешков. – Пока Берестов неделю думал, чем ему ответить на наши действия, у нас в руках оказался контрольный пакет фабрики. Он так и не решился открыть свою скупку».

Новые собственники макаронной фабрики продолжили наращивать контроль над предприятием. «Не имея контрольного пакета акций, мы фактически столкнулись с ситуацией, когда с нами никто не считался, – рассказывает Александр Павлович. – Это сегодня законодательство не позволяет принимать какие-либо решение без согласия акционеров, владеющих более чем 25-процентной долей предприятия. Спустя три года нас практически вынудили продать свой пакет».

Отношения собственников двух предприятий не заладились с самого первого дня. «Макаронной фабрике требовалась мука, но когда мы зашли, Берестов практически перекрыл нам поставки, безосновательно повышая цены, – утверждает Дмитрий Мешков. – Фабрика не могла нормально работать без своего мельничного производства.

Логичным шагом для нового собственника «Макфы» в этой ситуации стала скупка акций очередного предприятия – Сосновского КХП. Прежнее руководство «сдало» предприятие без боя. Получив контроль над комбинатом путем перекупки акций у членов трудового коллектива, новый собственник, задействовав влиятельные связи в столице, вскоре добился приватизации и 49-процентного госпакета акций, находившегося на тот момент в управлении государственной компании «Росхлебопродукт».

Возглавлявший комбинат Владимир Мамонов был настолько обескуражен стремительными действиями коммерсантов, что даже обратился к губернатору с просьбой воспрепятствовать «переделу собственности», однако Вадим Соловьев так и не принял директора.

Г-н Мешков отрицает, что в ходе приватизации компаньоны Михаила Юревича стремились заручиться поддержкой властей. «Властям было просто не до нас, – считает Дмитрий Мешков. – На большинстве предприятий не платили зарплату, была разрушена система сбыта. А потому приход новых собственников, которые сразу начинали платить по старым долгам, воспринимался властями как очевидное и долгожданное благо».

Впрочем, известно, что Михаил Юревич был в неплохих отношениях с Владимиром Головлевым, который в начале 1990-х занимал пост председателя комитета по управлению госимуществом в Челябинске. Тогдашнее влияние этого комитета на местную промышленность переоценить сложно: в 1992 году на его базе были созданы чековый инвестиционный фонд социальной защиты населения и Челябинская областная инвестиционная компания, куда по решению малого областного Совета безвозмездно передавались в управление от 15 до 20 % акций почти 90 предприятиях Южного Урала.

Справедливости ради стоит отметить, что многочисленные слухи о том, что покойный Владимир Головлев оказывал протекцию предпринимательским планам Михаила Юревича не получили внятных подтверждений. Так или иначе, но до 1999 года Михаил Юревич пользовался сдержанным расположением областных властей. А губернатор Вадим Соловьев, согласно собственному признанию, даже консультировал молодого предпринимателя в ходе приватизации Сосновского КХП.

«Я ему сказал: делай все быстро, завершай выкуп акций, оформляй все юридически грамотно, – рассказывал экс-губернатор Вадим Соловьев в беседе с журналистом Chel.ru. – Потому как не исключаю, что при смене власти в столице и Челябинской области может быть дан старт деприватизации».

Готовиться к выходу на федеральный уровень новые владельцы «Макфы» начали сразу. В 1996-1997 годах на предприятии было установлено новое упаковочное и фасовочное оборудование, фабрика обзавелась линией по производству коротких макарон, а также предложила покупателям макароны из твердых сортов пшеницы.

«Это же «Макфа», настоящие макароны, а настоящие макароны не полнят», – объясняла манекенщица возмущенному кутюрье в обличье известного шоумена Дмитрия Нагиева в рекламном ролике «Макароны от кутюр».

Сегодня «Макфа» является одним из немногочисленных федеральных брендов с челябинской пропиской.

Их ближайший конкурент– макароны под маркой «Союзпищепром» представляют еще один одноименный агропромышленных холдинг.

Агрохолдинг «Союзпищепром» объединяет Челябинский КХП № 1, КХП имени Григоровича, Варненский КХП, фабрики «Чебаркульская птица», «Сояпродукт», а также агрофирмы «Тимирязевская» и «Павловская».

Холдинг перерабатывает 300 тысяч тонн зерна, а также производит более 100 тысяч тонн макарон, 120 тысяч тонн муки, 80 тысяч тонн крупяных изделий и более 12 тысяч тонн готовых завтраков в год. Компания выпускает продукты питания под торговыми марками «Царь» и «Союзпищепром».

Прогнозируемый оборот компании в 2006 году составит около 4 миллиардов рублей. Более 90% акций холдинга напрямую, через супругу Ирину и ООО «Берсар» принадлежит Александру Берестову. Остальные акции – у членов трудового коллектива и ветеранов предприятия.

«Во всем мире рентабельность мукомольного бизнеса составляет не более 5 %. Поэтому в свое время мы пришли к пониманию того, что только создание вертикально интегрированного холдинга даст нам устойчивость на рынке. Он предполагает наличие четырех звеньев производства в одной цепи: зерно, элеватор, мельница, макаронное производство», – говорит Александр Берестов.

По словам г-на Берестова, сегодня производители макарон, не имеющие собственных мельниц, оказываются неконкурентоспособны.

За прошедшие десять лет «Союзпищепром» инвестировал в создание и запуск шести европейских линий по производству макарон и вошел в тройку ведущих производителей страны. Сегодня в России производится порядка 900 тысяч тонн макаронных изделий в год. При этом емкость челябинского рынка оценивается экспертами в 550 тонн макаронных изделий в месяц. Производственная мощность предприятия «Союзпищепром» – 105-110 тысяч тонн в год. Что составляет 12% российского рынка макаронных изделий.

Как рассказал директор по маркетингу и продажам объединения «Союзпищепром» Дмитрий Пырсиков, неоднократные попытки зайти на челябинский рынок предпринимали такие крупные федеральные игроки, такие как «Экстра М», макароны «Ты и я», «Байсад». Но все эти проекты заканчивались неудачно. В условиях, когда на рынке присутствуют два крупных производителя, заходить сюда бессмысленно. Необходимы колоссальные затраты на маркетинг и рекламу, которые впоследствии вряд ли окупятся.

Сладкое место

" src=

" src=

Поделиться

Различные коммерческие группы повели борьбу за «Южуралкондитер» в 2000 году. К этому времени старейшина кондитерского рынка уже прошел через первичную приватизацию: контроль над крупным пакетом получил чековый инвестиционный фонд «Атлант», чье имя в разное время связывали с деятельностью различных преступных группировок. Затем 40-процентный пакет перешел к структурам обанкроченного «Инкомбанка», значительная доля акций еще несколько лет находилась у трудового коллектива.

В 2002 году за активы фабрики схватились кондитерский холдинг «Госинкор» и концерн «Бабаевский». «Госинкорхолдинг» настаивал на том, что после покупки долгов «Бабаевского» он получил долю и в «дочке» концерна — ОАО «Южуралкондитер», и на этом основании безуспешно пытался ввести своих представителей в совет директоров челябинского предприятия. Конфликт завершился после вхождения концерна «Бабаевский» в группу «Объединенные кондитеры», которую контролировала группа «Гута», ставшая преемницей реорганизованного «Госинкорхолдинга».

Но в 2003 году разразилась новая акционерная борьба — уже между «Гутой» и миноритарными акционерами «Южуралкондитера» в лице челябинской группы компаний «Мизар» (Семен Мительман и Виталий Рыльских). Обе стороны пытались установить полный контроль над челябинским предприятием.

«Мы провели агрессивную скупку и сконцентрировали в своих руках около 30 % акций, – рассказывает Семен Мительман, – после чего предложили «Гуте» передать нам в управление предприятие».

Предложение «Мизара» было отвергнуто, два собственника вступили в затяжную войну: «Объединенные кондитеры» последовательно отвергали все попытки миноритария «договориться по-хорошему», «Мизар» в ответ блокировал планы недружественного партнера по переходу кондитерского концерна на единую акцию.

«Мизар» предложил мажоритариям купить свой пакет, но тогда стороны не сошлись в цене. По данным Chel.ru, миноритарии предложили продать свой пакет за $ 1,5 миллиона, но «Гута» была согласна заплатить в два раза меньше — $ 750 тысяч. И предприняла попытку получить предприятие даром путем проведения допэмиссии, что «размыло» бы пакет акций «Мизара» с 30 % до 7 %. Но миноритарии своим пакетом заблокировали и это решение. Видимо, эта неудача в итоге и подтолкнула «Гуту» к возобновлению переговоров с «Мизаром» о выкупе у него пакета на компромиссных условиях.

Включенный в федеральный холдинг «Южуралкондитер» остается сегодня одним из самых закрытых челябинских предприятий. «Объединенные кондитеры» предпочитают общаться с прессой исключительно в формате пресс-релизов.

Поражение в войне за «Южуралкондитер» вынудило собственников группы «Мизар» задуматься о развитии собственного кондитерского производства.

В 2003 году акционеры компании принимают решение о создании на базе бывших хлебозаводов фабрики по изготовлению тортов. На рынок была выведена торговая марка «Мирэль». В течение 2004-2006 года собственники инвестировали в реконструкцию предприятия порядка $ 3 миллионов. В частности, инвестиции в новую европейскую линию составили более € 1,5 миллиона.

«Когда создавалась фабрика тортов «Мирэль», руководством была поставлена задача стать, с одной стороны, лидером на региональном кондитерском рынке, а затем и в масштабах России, а с другой, создать современную технологию производства, удовлетворяющую интересы потребителей, – рассказывает начальник отдела рекламы и маркетинга ОАО «Хлебпром» Александр Гумницкий. – Технология «шоковой заморозки», которую мы внедрили и используем, стала ответом на современные тенденции в кондитерской промышленности, когда холод позволяет сохранить продукт на длительное время без использования каких-либо вредных веществ. Не секрет, что в сознании потребителя торт воспринимается как продукт свежий, то есть сделанный день, два, три назад. Поэтому, создавая новый продукт, нам приходилось еще и воспитывать новые вкусы у потребителей».

В ассортименте «Мирэль» сегодня порядка ста единиц продукции. Совокупная производственная мощность предприятия 1,5 тысячи тонн кремовой продукции и 1,2 тысячи тонн хлебобулочной продукции. Оборот компании ОАО «Хлебпром» в 2005 году составил 55 миллионов долларов.

По оценкам экспертов, объем челябинского кондитерского рынка составляет примерно 270 тонн в месяц. Это около 32,4 миллиона рублей. Порядка 80 % рынка принадлежит ТМ «Мирэль», около 10-12 % приходится на производителя бисквитных тортов «Ravela».

Еще по 2-3 % рынка занимает продукции ЧП «Лапоян» и торты под маркой «Сладость» (Гагик Саркисян), остальное делят между собой мелкие производители, объемы производства которых не превышают 2-3 тонн продукции в сутки.

«Мы не стремимся занимать монопольное положение на рынке, – рассуждает Александр Гумницкий. – У кулинарий, кондитерских цехов всегда будут свои лояльные потребители. Это характерно и для западного кондитерского рынка, где мелкие производители существуют и процветают. Мы ориентируемся на тех покупателей, которые приобретают продукты в торговые сети. Не случайно, более 60 % объемов реализации продукции «Мирэль» приходится на торговые сети».

В феврале 2005 года на рынке бисквитов появился новый сильный игрок: Первый хлебокомбинат предложил потребителям линию тортов под торговой маркой «Ravela».

По словам г-на Гумницкого, закон конкурентной борьбы не исключает того, что на кондитерском рынке Челябинска появится новый игрок. «Мы знаем, что порядка 20% потребителей – это так называемые новаторы, любители новинок, которые могут купить торт нашего конкурента, – говорит он. –  Но наша задача добиться того, чтобы лояльность потребителей, предпочитающих «Мирэль», была стабильной и возрастала. Сегодня мы оцениваем уровень лояльности челябинских потребителей к нашей торговой марке на уровне 60 %».

В настоящее время ОАО «Хлебпром» имеет 16 региональных подразделений по всей России, включая такие города, как Краснодар, Волгоград, Ростов-на-Дону, Казань, Самара, Санкт-Петербург, Москва , Нижний Новгород, Пермь, Екатеринбург, Магнитогорск, Омск, Красноярск, Новосибирск.

По оценкам экспертов, доля «Мирэль» на федеральном кондитерском рынке сегодня составляет около 5%. В планах компании на 2007 год добиться прироста до уровня 7-10%. А в прошлом году «Хлебпром» начал поставки в Израиль, Соединенные Штаты, Казахстан, решив попробовать свои силы в качестве экспортера.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter