Город

Хочу в шведскую тюрьму!

Вы смотрели фильм «Хочу в тюрьму»? Если верить режиссеру, то за границей не тюрьма, а самый настоящий санаторий, в который и попасть-то не так легко. Зрителю оставалось только завидовать забугорным зекам. У меня тогда сработало станиславско-русское «не ве

" src=

Вы смотрели фильм «Хочу в тюрьму»? Если верить режиссеру, то за границей не тюрьма, а самый настоящий санаторий, в который и попасть-то не так легко. Зрителю оставалось только завидовать забугорным зекам. У меня тогда сработало станиславско-русское «не верю!». Но совсем недавно довелось своими глазами увидеть, как живут заключенные в шведской тюрьме.

За решеткой тюрьмы «Скугумэ» в Гетеборге я оказалась, к счастью, не из-за того, что нарушила закон. Шведский институт FOJO в сотрудничестве с Союзом журналистов РФ пригласил меня в Швецию на двухнедельный семинар. «Скугумэ» является одной из специализированных тюрем страны. Здесь находятся заключенные, совершившие преступления на сексуальной почве (в Швеции есть еще две специализированные тюрьмы – для женщин и для тех, кто имел дело с наркотиками). Как позже объяснили ведущие семинара, эта тюрьма считается довольно крупной. Не смейтесь, но в ней отбывают свой срок 186 человек, при том, что общая численность персонала «Скугумэ» – 200 сотрудников.

С виду тюрьма напоминает, скорее, некое предприятие. Все по-европейски рафинированно: чисто, опрятно и очень современно. Еще на входе нашу журналистскую делегацию предупреждают: нужно оставить фотоаппараты и видеокамеры в специальных шкафчиках. Снимать на территории тюрьмы нельзя. Позже выяснилось, что и диктофонная запись внутри помещения запрещена, что вызвало возмущенный ропот среди пишущей братии. Пользоваться мобильниками и проносить шариковые ручки-карандаши там тоже не разрешают, но для нас по понятным причинам сделали исключение.

" src=

В обмен на удостоверения или загранпаспорта получаем пропуска. Нас встречают миловидные парень с девушкой в темно-синей униформе и вежливо предлагают начать визит в тюрьму с обеда. По ходу отмечаем, что вся женская часть сотрудников тюрьмы, общавшихся с нами, была в «интересном положении». Мысленно перебирая блюда из возможного тюремного меню, невольно вспоминаю многочисленные рассказы о русской баланде. Но в коридоре вкусно пахнет едой, так что второй раз приглашать журналистов на обед не пришлось.

Попадаем в небольшую и вполне уютную столовую для персонала, которая отделена от общей столовой для заключенных обычной дверью со стеклянной вставкой. Здесь – самообслуживание. Наши желудки удивленно обрадовались меню: густой гороховый суп с щедрым количеством говядины, салат из консервированных фруктов со взбитыми сливками, сыр, сливочное масло, несколько видов хлеба, булочки для бутербродов, чай, кофе, вода. При желании можно взять бутылочку пива 0,3 литра. Оно практически безалкогольное, всего 2,2 градуса, так что можно употреблять и на службе, и за рулем.

Обед был по-домашнему вкусен. По крайней мере, еда в российских студенческих столовках и некоторых детских лагерях шведской тюрьме проигрывает. Закономерный вопрос: «Чем питаются ваши подопечные?» – вогнал надзирателей в ступор. «У нас общая кухня, можете сами посмотреть, едят все то же, что и вы. Только пиво им не разрешается ни в каких количествах. Да, еще сегодня им на обед блинчики с джемом давали, но к вашему приходу они закончились…» – пояснила одна из провожатых тюрьмы. Не поверив, журналисты несколько раз переспрашивали сотрудников, а затем и самих заключенных. Но ответ был один: питаются все одинаково.

" src=

После обеда нас ведут в другой корпус, где за круглым столом и чашкой кофе рассказывают об условиях жизни заключенных. Тюрьма «Скугумэ» поделена на три сектора. Отличаются они строгостью режима. Самые опасные преступники содержатся в корпусе за двойным периметром. Как и в других тюрьмах, время от времени там вспыхивают потасовки. «Середнячки» живут в другом корпусе. Для самых «легких» преступников условия более чем мягкие: забора в этой части тюрьмы нет. Вообще. Только объявление, что территорию покидать запрещено. В секторе мягкого режима находятся преступники, которым либо дали до двух лет либо их перевели из других секторов за прилежное поведение. Любопытно, что средний срок отбывания в тюрьме составляет примерно 2,5–3 года, реже – 6 лет. Содержание одного заключенного в «Скугумэ» обходится в среднем от 1,5 до 2,5 тысяч крон в сутки, в корпусе мягкого режима – 800 крон в сутки (включая затраты на работу персонала, питание, проживание и т.п).

У каждого заключенного своя отдельная комната в шесть «квадратов». Назвать это помещение камерой язык не поворачивается. По российским меркам, это действительно комната со стандартным гостиничным набором: кровать, стол, стул, полочки для книг и прочих мелочей, шкаф, телевизор, раковина. Удобства – в конце коридора, доступ к ним свободный за исключением ночного времени. С восьми вечера до шести утра заключенных запирают, так что ночью по нужде можно выходить только в сопровождении надзирателя. «А побеги из вашей тюрьмы были?» – задаю вопрос нашим «экскурсоводам». «За последние два года были два крупных побега с проникновением (пытались протаранить здание. – прим.авт.), последний произошел летом 2007 года, – отвечают собеседники. – Но сбежавших в итоге нашли».

" src=

Занятость – вещь в тюрьме обязательная для всех. Учеба, работа, спорт, полезные развивающие программы, беседы с психологом. «Откосить» от работы можно разве что пенсионерам. Роль основного производства выполняет прачечная, куда поступают заказы от «оборонки», гостиниц и т.п. Здесь могут работать зеки со средним и мягким режимом. Зарплата в прачечной по местным меркам небольшая: 11 крон в час (одна шведская крона равняется примерно 3,8 рублям). За отказ от работы, за пронос запрещенных вещей или отказ сдать анализы на наркотики и тому подобное на заключенного составляется протокол и выносится выговор. Два и более выговора чреваты отсрочкой освобождения на срок от 14 дней до 6 месяцев.

Досуг местных зеков вполне напоминает досуг отдыхающих в каком-нибудь среднестатистическом пансионате. Честь тюрьмы на спортивных соревнованиях отстаивает футбольная команда. Тот, кому этот вид спорта не по душе, может встать за теннисный стол, качать бицепсы в «тренажерке», играть в карты или на бильярде, а то и записаться в театральную студию (искусство обитателям тюрьмы не чуждо, хотя представить кого-то из них в роли Гамлета мне и не удалось). Раз в неделю в тюрьму приезжает «библиотека на колесах» – автобус с книгами. Из русской классики здесь, как и во всей Швеции, любят Достоевского. А вот Пушкина знают плохо и не понимают, как можно восхищаться солнцем русской поэзии.

Никто не запрещает встречаться с родными и близкими. Но если в российской пенитенциарной системе допускается свидание на территории специальных гостиниц, то в Швеции дело обстоит несколько иначе. В тюрьме есть комнаты только для краткосрочных свиданий. Допускаются и дети: для них в комнате предусмотрены мягкие игрушки, развивающие игры и прочие мелочи, чтобы ребенок не чувствовал на себе какой-то гнетущей атмосферы. Заключенный имеет право на отпуск. Его размер зависит от срока наказания. Первый отпуск можно получить лишь после того, как отсидишь ¼ всего срока. Вместе с сопровождающим шведский зек может навестить семью. Такое выездное свидание длится шесть часов (без учета времени, потраченного на дорогу) и возможно не чаще двух раз в месяц. Как нам рассказали, самых дисциплинированных заключенных потом отпускают к родственникам на более длительный срок – до трех суток. «Просто дневной тюремный стационар какой-то…» – вздохнул коллега из Смоленска.

" src=

Психолог гетеборгской тюрьмы долго и подробно рассказывала, что закон в Швеции всегда стоит на стороне жертвы, что с каждым заключенным при необходимости проводятся тренинги по борьбе с нарко- и алкозависимостью, что в тюрьме делается все для воссоединения разрушенной преступником семьи… Но больше всего поразило не это. Как и многие европейские страны, Швеция буквально помешана на борьбе с дискриминацией и защите прав. Не важно, идет ли речь о правах инвалидов, животных или сексуальных маньяков. Так что даже в тюрьме был создан некий совет заключенных, который гордо именуется клубом. Единственное условие вступления в клуб – членский взнос десять крон в неделю. Кроме права стать президентом этого объединения, человек может брать на прокат за дополнительные десять крон в неделю DVD-плейер и фильмы. Самое главное, что клуб – это своего рода связь между заключенными и администрацией тюрьмы. Его президент вместе со своими соратниками составляет всевозможные письма, записывается на аудиенцию к руководителю тюрьмы и ведет с ним переговоры. Двое членов клуба рассказали нам о своей очередной петиции. На четырех печатных листах авторы призывали сотрудников тюрьмы видеть в них прежде всего людей, а не заключенных и насильников. «Мы призываем всех к взаимному уважению, вниманию к нам и нашим взглядам, потому что у нас такие же права, как и у других граждан. Нам бы хотелось большей свободы общения и смягчения правил содержания», – добавил представитель клуба. В чем именно должно выражаться проявление уважения и прочих заявленных постулатов, нам так и не ответили…

PS: «Да с жиру нация бесится: везде им дискриминация мерещится», – поделился после выхода «на волю» один из коллег. Может быть, и так. Но пока Швеция считается развитой страной. А наша…

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления