Все новости
Все новости

Метеорит нацелили в десятку брендов

Поделиться

Метеорит «Челябинск» должен стать узнаваемым на весь мир брендом региона, который притянет сюда толпы туристов. В частности, должно появиться какое-то «сумасшедшее по своей задумке и реализации материальное воплощение события 15 февраля». К такому выводу в минувшие выходные пришли участники круглого стола на тему «Южный Урал после метеорита». Об идеях, родившихся в головах ведущих ученых и маркетологов, и рисках, которые таит в себе реализация этой идеи, – в материале Chelyabinsk.ru.

Поделиться

Шокирующий брендинг

Мероприятие прошло в отеле на берегу Тургояка в минувший уик-энд при поддержке губернатора Михаила Юревича. Главной задачей представителей науки, общественности, политики было набросать идеи реализации символических смыслов метеорита.

«Суперболид стал ярким явлением, но ничего материального после себя практически не оставил, – заявил астрофизик, ведущий аналитик группы спутника «Суоми» NASA, уроженец Челябинской области Николай Горькавый. – Для туристов нам нужно реализовать воспоминания о болиде в нечто материальное. При удачной реализации метеорит может стать символом региона, который поможет ему войти в десятку туристических брендов мира».

Астрофизик добавил, что сейчас весь мир знает о челябинском метеорите, а теперь нужно сделать так, чтобы каждый захотел приехать на Южный Урал, чтобы погрузиться в ауру территории, пережившей падение космического тела.

С мнением Горькавого относительно материализации воспоминаний о падении болида полностью согласен ведущий московский специалист по брендингу территорий Денис Визгалов. «Сейчас растет градус местного патриотизма, что очень хорошо. Регионы стали искать свои смыслы, – объяснил урбанист. – На мой взгляд, Челябинская область вплотную подошла к такому поиску. Раньше, судя по выступлениям местных специалистов, у Южного Урала не было какого-то скрепляющего смысла, чего-то объединяющего. Метеорит буквально ударил в нервное сплетение – вот он смысл!»

Поделиться

При этом Денис Визгалов подчеркнул, что к идее реализации метеорита как бренда нужно подходить очень внимательно. В частности, в качестве не самого удачного примера попытки первой символизации события 15 февраля он, отвечая на вопрос журналистов, привел конкурс «Стань знаменитым с метеоритом».

«Любая идея должна созреть. Нам нужно что-то сумасшедшее, что будет шоком для всего мира и в результате приведет сюда туристов, – отметил специалист. – При реализации проекта нужно выйти за рамки локальности. Это должна быть наглость, дерзость».

Взгляд Запада на необходимость воплощения падения болида в какую-то осязаемую вещь показал депутат парламента Гамбурга, уроженец Челябинска Николай Гауфлер. «Сейчас все знают о городе, над которым взорвался метеорит. Все очень завидовали, когда узнали, что я еду на Южный Урал, – рассказал Гауфлер. – Но когда я прислал фотографии на фоне самого обычного озера, в ответ получил разочарование. Нужно что-то, на фоне чего можно сфотографироваться».

Аттракцион, кино, клуб по интересам

За два дня обсуждения собравшиеся придумали несколько предварительных идей для материализации взрыва болида. Так, Николай Горькавый первым делом предложил создать макет метеорита в натуральную величину – а это ни много ни мало 18-метровый шарообразный предмет. «Представляете, на фоне такого макета сможет сфотографироваться любой человек, это макет с шестиэтажное здание!» – отметил астрофизик.

Далее он показал два своих наброска. Первый – как раз макет метеорита в натуральную величину, расположенный на видном месте.

Поделиться

По итогам конференции должен выйти сборник, где будут собраны все доклады собравшихся. Кроме того, финальные предложения участников будут обработаны и представлены на обсуждение челябинским властям.

«Вторая идея – это здание в виде летящего метеорита: тело и след из стекла, – отметил Горькавый. – Внутри объекта можно сделать шикарный аттракцион «Полет на метеорите», к примеру. Или же это может быть кинотеатр».

«Нужно строить сумасшедший по архитектуре отель или памятник», – добавил Денис Визгалов.

Собравшиеся также отметили, что символы метеорита должны быть воплощены и в чем-то более глобальном, чем отели или памятники.

Доктор филологических наук, профессор ЧелГУ Марина Загидуллина заявила о необходимости реализации культурных проектов. Самым эффективным в данном случае может стать съемка кинофильма. Причем, по оценкам экспертов, из фильма может получиться настоящий блокбастер.

«Имидж области после этого изменится радикально», – заключил один из спикеров.

Также, основываясь на информации заведующего кафедрой теоретической физики ЧелГУ Александра Дудорова, участники мероприятия предложили разработать целый туристический маршрут «Путь метеорита». Ученые установили, что это сложный путь по лесам и поселкам Южного Урала, над которыми пролетел метеорит уже после взрыва.

Поделиться

«Кроме того, нужна какая-то организация, вроде клуба по интересам. К примеру, клуб "Упавшие с неба"», – продолжил Денис Визгалов.

Столичный поэт, специалист по биопоэтике пространства Игорь Сид предположил, что падение метеорита можно толковать как «маленький болезненный укол» человечеству, заставляющий его присмотреться к жизни, переосмыслить ее, задуматься над чем-то.

«Возможно, это некий знак, ведь, быть может, это последнее безопасное падение космического тела на Землю, – объяснил Игорь Сид. – В связи с этим можно было бы сделать Челябинск неким интеллектуальным центром. К примеру, устраивать здесь всемирный конгресс футурологов».

Еще одна необычная идея прозвучала от Марины Загидуллиной. «Важна памятная дата события, так называемый хэппининг, – отметила филолог. – В частности, перенос дня рождения Челябинска с 13 сентября на 15 февраля».

Рискованная задумка

Денис Визгалов, подытоживая сказанное, отметил, что нельзя забывать и о рисках, которые возникают при реализации метеорита как символа региона.

«Прежде всего стоит думать о том, что бренд региона должен отображать его суть, – подчеркнул урбанист. – Здесь же территория выступает. Поэтому надо думать, а будем ли мы использовать метеорит как локомотив будущего? Кроме того, это большие финансовые риски. К вопросу надо подходить очень обстоятельно со всех позиций: науки, политики, бизнеса».

Еще один риск – это короткая память человека. Так, по мнению Визгалова, уже сейчас далеко не все мире помнят о том, что Челябинск – это город, где упал метеорит, и что он вообще падал. Правда, Николай Горькавый с этим не согласился.

Марина Загидуллина при этом отметила необходимость сохранения и поддержки научной стороны изучения явления. «Без науки явление обрастет слухами, домыслами, мифами, а это очень опасно. Ведь у события очень много свидетелей, но еще больше тех, кто хотел бы быть свидетелем».

Фото: Фото с сайта Pravmin74.ru

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter