Город Оглушительная ошибка врачей?

Оглушительная ошибка врачей?

Жительница Кунашакского района Юлия Искандарова добилась взыскания с челябинской детской клинической больницы №8 компенсации морального вреда на общую сумму 450 тысяч рублей за несвоевременные действия врачей, из-за которых ее ребенок полностью оглох в трехмесячном возрасте. Решение о частичном удовлетворении иска, мать ребенка просила взыскать в пользу сына миллион рублей, принял в среду, 24 декабря, Кунашакский районный суд, рассказали представители истицы Алексей Булгалин и Елена Меньшикова. Детали истории – в материале Chelyabinsk.ru.

От простуды к менингиту

Здоровый доношенный малыш родился в семье Юлии Искандаровой и ее гражданского супруга Рамиля 22 февраля прошлого года. Мальчика назвали Артемом. По словам мамы, он рос и развивался нормально, на звуковые сигналы реагировал с первых дней жизни. Раз в неделю новорожденного патронировала врач-педиатр Кунашакской центральной районной больницы Эльвира Юмагуена вместе с медсестрой. Каких-либо подозрений по состоянию здоровья маленького пациента у медиков не было.

«15 мая примерно в 17:00 у Артема поднялась температура до 39 градусов, я поставила ему свечку «Цефекон», но жар не проходил, – рассказала Юлия Искандарова. – В 19:30 вызвала скорую помощь, выслушав от диспетчера, что никакой необходимости в этом нет. Через 15 минут приехала медсестра и, осмотрев ребенка, сказала, что у него красное горло и что он, скорее всего, простудился. Она хотела поставить малышу какой-то укол, но я запретила, так как посчитала манипуляцию опасной без рекомендации врача-педиатра. Медсестра сказала мне самой везти сына к дежурному педиатру».

Когда Юлия с малышом и мужем на своем автомобиле приехали в приемный покой, педиатр Наталья Верюжская (заведующая педиатрическим отделением Кунашакской ЦРБ. – Прим. авт.) вышла к ним только через полчаса. Осматривали грудничка в кабинете, где температура воздуха была не более 10 градусов.

«Осмотрев Артема, доктор сказала, что у него молочница, повода для беспокойства нет, и посоветовала нам ехать домой, так как в больнице очень холодно, – вспоминает Юлия Искандарова. – При этом мне не дали ни рекомендаций по госпитализации, ни по лечению. Мы уехали домой. Ночью сын не спал, плакал. В восемь утра сами приехали к участковому педиатру, она экстренно направила нас в стационар».

В отделении ребенку сделали рентген легких и головы, но врачей, которые могли бы описать снимки, на месте, по словам мамы, не оказалось. Чуть позже врач-невролог Салават Гареев, посмотрев снимки, сказал, что «у ребенка кровоизлияние в мозг, пациент не транспортабельный, нужно делать пункцию». На мольбы матери срочно отправить сына на обследование и лечение в Челябинскую областную больницу никто не отреагировал. Далее, несмотря на письменный отказ родителей, младенцу сделали пункцию, его состояние ухудшилось.

В феврале 2014 года малышу провели операцию кохлеарной имплантации на оба уха. Теперь помимо наблюдения у специалистов ребенок-инвалид будет всю жизнь нуждаться в регулярном контроле и коррекции настройки речевого процессора имплантата.

«Артем ни на что не реагировал, глаза его были широко открыты, он лежал и стонал, не двигаясь, – плача рассказала Юлия. – Мне никто ничего не говорил, диагноза не называли. Полтора часа сын пролежал в процедурном кабинете. Затем нас отправили в реанимацию. Малышу становилось хуже, он был совершенно обездвижен, даже перестал стонать».

Муж Юлии сам связался по телефону с областной больницей, передал трубку главному врачу Кунашакской ЦРБ Юрию Рекунову, которому консультанты ЧОДКБ сказали срочно официально направить запрос по санавиации, после чего будет выслан реанимобиль.

«Никакого запроса сделано так и не было. Рекунов пригласил нас с мужем в свой кабинет и предложил написать жалобу на Верюжскую, так как именно она не госпитализировала ребенка, – отметила Юлия. – Затем он распорядился сделать Артему повторную пункцию, объяснив необходимость тем, что первую сделали неправильно. К вечеру ребенка наконец доставили в детскую горбольницу №8 на обычном автомобиле скорой помощи, который сильно трясло».

Женщина убеждена, что в действиях медперсонала Кунашакской ЦРБ, как на амбулаторном, так и на стационарном этапе, имеются грубые дефекты, в том числе неправильная постановка диагноза основного и сопутствующего заболеваний, непроведение ряда важных диагностических процедур, а также неправильное их проведение, несвоевременная транспортировка в профильное медучреждение. Однако судебно-медицинская экспертиза не установила причинно-следственной связи между возникновением осложнений у ребенка и действиями врачей. В связи с этим иск к Кунашакской ЦРБ, которая изначально выступала соответчиком наравне с ДГКБ №8, был отозван.

ИВЛ с запозданием

Как рассказали представители Юлии Искандаровой Алексей Булгалин и Елена Меньшикова, с 16 мая по 18 июля 2013 года Артем Искандаров находился в ДГКБ №8, в том числе до 14 июня в реанимации. Здесь же установили диагноз: менингоэнцефалит смешанной этиологии, осложненный внебольничной пневмонией.

Поступил в больницу мальчик в 15:45 в крайне тяжелом состоянии, с явлениями дыхательной недостаточности. «Однако на искусственную вентиляцию легких (ИВЛ) малыша перевели только практически через сутки после поступления, – пояснили представители. – Это способствовало нарастанию явлений гипоксии, отека головного мозга, развитию судорог. В конечном счете такая ошибочность тактики медперсонала привела к резкой отрицательной динамике заболевания и тяжелому осложнению менингоэнцефалита в виде полной потери ребенком слуха».

Суд учел характер причиненного вреда, при котором утрата функции слуха относится к разряду тяжкого вреда здоровью, а также то обстоятельство, что вред причинен малолетнему гражданину, носит необратимые изменения для мальчика. Нравственные и физические страдания ребенка, в том числе в будущем, несоизмеримы с благом, которое может быть предоставлено взамен, и поэтому невозместимы.

Больница признать дефект в оказании медицинской помощи ребенку отказалась, заявив, что маленький пациент уже поступил в крайне тяжелом состоянии, а доктора восьмой горбольницы действовали строго по инструкции. В связи с такой позицией Юлия Искандарова и обратилась в суд.

«Назначенная комплексная судебно-медицинская экспертиза подтвердила позицию истца о том, что перевод ребенка на ИВЛ осуществлен с запозданием, что могло явиться одним из факторов тяжелого течения менингоэнцефалита, – отметили юристы. – В свою очередь, тяжелое течение болезни явилось причиной развившихся у малыша неврологических осложнений, в том числе задержки психомоторного развития. Между названным дефектом и осложнениями установлены признаки косвенной причинно-следственной связи, так как в случае недопущения дефекта эффективность лечения могла быть выше, а результат в виде осложнений, в том числе глухоты, мог бы не наступить».

Итоговое заседание в Кунашакском райсуде в среду, 24 декабря, шло с 11 утра и до восьми часов вечера. Много времени заняли выступления врачей горбольницы №8, представителей минздрава. Все они дали показания в пользу ответчика, который в полном объеме не признал исковые требования. В частности, со стороны свидетелей звучали открытые обвинения в адрес медиков кунашакской ЦРБ. Представитель ответчика, в свою очередь, просил признать несостоятельными выводы судебно-медицинской экспертизы и вызвать экспертов в суд для допроса.

Кунашакский районный суд, исследовав материалы дела и выслушав мнения сторон, удовлетворил требования истца частично.

«В пользу маленького сына Юлии Искандаровой взыскано 350 тысяч рублей, – подытожили представители истицы. – Моральные страдания самой женщины оценены судом в 100 тысяч рублей».

«Сложно говорить о том, довольна ли я таким решением, так как слух моему малышу не вернут никакие деньги, – сказала Юлия Искандарова. – Но тем не менее это хоть что-то. Сейчас сыну нужно постоянно заниматься со специалистами, чтобы научиться распознавать и произносить то, что он слышит посредством имплантата. В Кунашаке таких специалистов нет, но я готова хоть каждый день ездить для этого в Челябинск. Вопрос в деньгах – 30 минут занятия стоят 600 рублей. Для нашей семьи это очень много».

Решение не вступило в законную силу и может быть обжаловано. В горбольнице №8 корреспонденту Chelyabinsk.ru получить комментарии ответчика к моменту подготовки публикации не удалось.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
149
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
«Полжизни подвергаются влиянию липкого налета»: действительно ли нужно чистить зубы дважды в день?
Лилия Кузьменкова
Мнение
«Восемь полос, а из защиты — "зебра"»: урбанист — о ДТП с кабриолетом, сбившим коляску с двумя детьми
Григорий Шевченко
урбанист, общественный деятель
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
«Падали в обморок от духоты и часами ждали трамвай». Правдивая колонка футбольного фаната из России о чемпионате Европы в Германии
Георгий Романов
Мнение
Не хочешь — заставим: ответ депутату, который предложил закрепить законом статус «Глава семьи» за мужчиной
Екатерина Бормотова
Журналист оперативной редакции
Рекомендуем
Объявления